Главная страница

Русско-немецкий интернет-журнал inter-focus.de

Зимняя фантазия (Рождественский рассказ)

gordienko ngДежурный врач Виталий Ильич, которого маленькие пациенты, а вслед за ними и все медработники, звали Витальичем, сидел в ординаторской и заполнял бумаги.

     Сегодняшнее дежурство обещало быть спокойным. Почти всех больных детей родители забрали на новогодние и рождественские праздники домой. Оставалось только четверо – Славик Стасов, Леночка Карпова, Света Чайкина. Да ещё Петя Найдёнов. Два года этот мальчик лежит уже у них в клинике и уезжать на праздник ему некуда – в детдоме рады, что клиника держит у себя неходячего мальчишку.

  Медсестра Юлия Львовна, с которой Виталий Ильич сегодня дежурит, давняя его знакомая, вместе начинали учиться в мединституте, взаимопонимание полное – так что неожиданностей вроде бы никаких не должно быть.

     Внезапно до него донеслись звуки, которые мешали механически вносить в истории болезней новые записи. Кто-то бубнил за стенкой.

     Виталий Ильич встал и подошёл к процедурной. Там под капельницей лежал Петька Найдёнов.

     – И никому-то ты не нужен, – тихо и горько говорил себе Петька. – Никто тебя на праздник не заберёт. И мама у тебя не найдётся. Рассказывала же нянька Петровна, что подкинули тебя к детдому на одеяле. Потому и фамилия – Найдёнов.

     «Господи, – подумал Виталий Ильич, – как рано больные дети взрослеют! Совсем, как старичок, рассуждает».

     – Да и как мама найдётся? – спустя какое-то время снова заговорил Петька. – У неё ведь другая фамилия. Откуда она знает, что нужно искать Найдёнова?

     – Рядом кто-то тихонько всхлипнул. Виталий Ильич повернул голову и увидел позади себя Юлию Львовну. Он приложил палец к губам.

     – Нет, нянька Петровна врёт, – вдруг зло сказал Петька. – Мама просто очень далеко, она в Италии. Сейчас все туда едут на заработки. Она тоже больная. Вот заработает денег, вылечится и обязательно приедет за мной. – Он помолчал и мечтательно добавил: – Вот бы на Рождество приехала!..

     В ординаторской Виталий Ильич сказал медсестре:

     – Юлия Львовна, ты помнишь, как мы студентами на детских утренниках играли Деда Мороза и Снегурочку?..

     Она кивнула.

     – Как думаешь, справимся сейчас?..

           

                                                         * * *

Весь день 6 января в палате, где лежали оставшиеся в клинике дети, царила предпраздничная суета. Ребята клеили из разноцветной бумаги гирлянды, вырезали снежинки, делали мишуру.

     К вечеру повариха тётя Паша вкатила в палату столик на колёсиках. Застелила его белоснежной скатертью, по углам положила связки чеснока, пояснила: «Злых духов отгонять!», под скатерть засунула большой пук соломы – ведь Иисус Христос родился в яслях. Принесла большую миску каши-кутьи из проросшей пшеницы, украшенной орехами. Поставила графин узвара – компота из сухофруктов.   

     Когда стемнело, и на небе появилась первая звезда, тётя Паша дала каждому ребёнку по большой ложке кутьи и сказала:

     – Христос народился!!!

     И каждый, как его научили, радостно ответил:

     – Славим Его!!!

     Запили узваром.

     А потом началась праздничная вечеря – ели запечённого гуся, мочёные яблочки, пышный пирог и ещё много всяких вкусностей, от которых домашние дети за время лежания в больнице отвыкли, а Петька – так тот и не пробовал никогда.

     В разгар пиршества отворилась дверь в палату, в неё вошли Дед Мороз и Снегурочка. Дед Мороз был в красной шубе до пола, с красными щеками, с окладистой белой бородой, усами и бровями, что и лица не разглядеть. А Снегурочка – стройная, раскрасневшаяся с мороза, с длинной русой косой, в шубке и сапожках – была так хороша, что мальчишки застыли с набитыми ртами, мгновенно поглупев от любви.

     Дед Мороз оглядел обитателей палаты, стукнул посохом об пол и пробасил:

     – Рождество пришло! Христос родился! Вот и мы со Снегурочкой явились к вам, чтобы со светлым праздником поздравить и подарки  вручить. Ну-ка, внучка, подавай сюда мой мешок!

     И началась раздача подарков.

    Маленький Славик, получив пакет с конфетами, сунул в него руку и с радостным  визгом вытащил оттуда игрушечную машинку. Леночке досталась белка, которая без остановки бегала внутри разноцветного колеса. Светлана – она была чуть постарше других, прижала к груди куклу в пышном платье, на оборке которого было написано «Алиса». 

     В детдоме не было таких праздников. На праздничный ужин там полагалась котлета с кашей и подливкой и светлый чай с печеньем. Всем вручали одинаковые подарки: рубашки, платья, ботинки. Праздничный ужин и подарки Петьке клали прямо на тумбочку у кровати. Только ботинки ему никогда не дарили – зачем они лежачему?.. Но сейчас радость ребят передалась и ему.

     – Вот и тебе мы принесли подарок, Петя Найдёнов! – пробасил дед Мороз. – Внученька, вручи!..

     Снегурочка протянула Петьке большой пакет. Он взял его и, забыв поблагодарить, полез внутрь. Там была большая разноцветная книга, на которой красовался нарисованный парень в джинсовом комбинезоне и было написано: «С техникой – на «ты»! А ещё – конфеты! Петька даже не успел понять, огорчаться ему, или радоваться необычному подарку, как внутри пакета раздался звонок. Мальчик вздрогнул от неожиданности, раскрыл пакет пошире – и ахнул: там лежал настоящий мобильный телефон! И он звонил! Ему, Петьке!!! Дрожащей рукой нажал мальчик на кнопку ответа:

     – Алё-ё-ё! – неуверенно произнёс он.

     – Петенька, сынок, это я, твоя мама! – Телефон работал на громкой связи. – Сыночек, я поздравляю тебя с Рождеством!

     – Мама, это ты? – задохнулся Петька. – Почему ты не приезжала?..

     – Сыночек, я пока не могу приехать, я от тебя далеко…

     – Мама ты из Италии звонишь?

     – Да, сынок, из Италии.

     – И Челентано видела? Живого? – сквозь слёзы спрашивал Петька.

     – Конечно, живого, сынок, конечно, видела!..

     – Мамочка, ты за мной приедешь?..

     – Приеду, родненький! Обязательно приеду! Потерпи ещё немножко! А пока я буду звонить. Вот, телефон тебе купила! Пока простой, потом подороже.

     – С наворотами? – плакал Петька.

     – С наворотами, сыночек. Прости, мне больше нельзя говорить. Я позвоню тебе ещё.

     – И заберёшь меня отсюда?

     – Обязательно заберу, обещаю! Целую тебя, сынок!

     В трубке пискнуло, и связь прекратилась.

     Петька рыдал в голос.

     Дед Мороз растерянно озирался, отыскивая взглядом куда-то запропастившуюся Снегурочку.

     Спасла положение тётя Паша. Она подсела к Петьке, высморкала его нос в передник, умыла газированной водой из бутылки, прижала его к своей необъятной груди и начала приговаривать, раскачиваясь:

     – Ну, и чего мы ревём? Радость-то какая – маманька твоя нашлась! Телефон подарила, позвонила, приехать обещает за тобой. Чего ревём, спрашиваю? Радоваться надо, Петюша!

     – А она точно приедет? – с надеждой спросил Петька.

     – Чтобы в ночь перед Рождеством кто-то обещал и не исполнил?.. – картинно развёл руками Дед Мороз. – Обязательно приедет. Правда, внученька?

     И неизвестно откуда появившаяся Снегурочка с готовностью кивнула.

     Праздник в палате продолжался.

     

     * * *

По ночной улице шли Дед Мороз и Снегурочка. Некоторое время они молчали. Потом Виталий Ильич повернулся к Юлии Львовне и спросил:

     – Юлька, ты зачем мальчишке голову морочишь?

     – Я морочу? – ненатурально удивилась Юлия Львовна. – Ничего я не морочу. Просто у мальчика не было мобильного телефона, я ему и подарила. Должны же случаться чудеса на Рождество!..

     – А звонок от новоиспечённой мамы – это как прикажешь понимать?.. Ты не крути, Юлька!.. Тебе развлечение, а пацан поверил. И теперь, между прочим, ждать будет твоих звонков! – жёстко произнёс врач.

     – А, может, я его усыновить хочу? – с вызовом сказала Юлия Львовна.

     – Что-о-о? – остановился Виталий Ильич, от неожиданности. – Да ты соображаешь, дурёха, о чём говоришь? Это же не кукла тебе – поиграла и бросила. Это живой человек!  Тяжело больной, между прочим!..

     – Что больной, я знаю! Что не кукла, тоже знаю. Если бы в своё время ты меня не отговорил, была бы у меня сейчас своя такая, как ты говоришь, кукла! – в голосе её прозвучала застарелая боль.

     – Юль, столько лет прошло! Ну, прости меня! – виновато сказал Виталий Ильич. – Кто мы с тобой тогда были? – Студенты-второкурсники: ни жилья, ни стипендии постоянной. Жить  не на что… Ещё сколько учиться нужно было!..

     – Да, ты-то выучился, а я так и не смогла окончить институт.  Хожу вот в медсёстрах… – в голосе Юлии Львовны зазвенели слёзы.

     – Юль, ну пойми ты, парень болен. Да, через месяц ему разрешат вставать… Но не факт, что он будет ходить без костылей. Ты подумала, какую обузу на себя берёшь?!..

     Юлия Львовна резко остановилась.

     – Витальич, мне тридцать четыре года, – с трудом подбирая слова, сказала она. – Я возвращаюсь с работы домой. А там звенит тишина. У меня никого нет, Витальич. Ни семьи, ни детей. Никого рядом. А так у меня будет ребёнок. Сыночек. Мой! – мечтательно протянула она. – А с болезнью его мы с ним вместе будем бороться. Я, Витальич, уже давно об этом думаю. Отпуск ждала, чтобы, пока дома буду, он обжился и ко мне привык. Короче: я усыновляю Петьку!

     Виталий Ильич внимательно посмотрел на Юлию Львовну и вздохнул.

     – Кажется, мне придётся усыновить вас обоих.

     – Не шути так, Витальич!

     – Куда уж серьёзней!

     Он притянул Юлию Львовну к себе.

     – Только не надо меня жалеть! – глухо сказала Юлия Львовна, глядя на него снизу вверх.

     Он осторожно провёл рукой по её лицу, отвёл завиток со щеки и бережно поцеловал в губы.

     – Я не жалею, – сказал Виталий Ильич. – Я люблю тебя, Юленька!

           

                                                                         * * *

В палате, прижав к заплаканной щеке новенький мобильный телефон, сладким сном спал Петька Найдёнов. Ему снились Италия, Челентано, мама и он сам. Они сидели в уличном кафе, смеялись и ели длинные-длинные макароны, которые по-итальянски называются спагетти.

     На заснеженных улицах города, украшенных разноцветной иллюминацией, шарами, гирляндами, мишурой, гуляли нарядные люди, вспыхивали шутки, раздавались всплески смеха. Шли, обнявшись, счастливые Виталий Ильич и Юлия Львовна.

     Понемногу светлело небо, и только звезда, которая когда-то принесла миру весть о рождении Сына Божьего, горела так же ярко, как и две тысячи лет назад.

     Подходила к концу Рождественская Ночь – самая волшебная ночь на свете, когда всё, что в эту ночь загадывают люди, когда-нибудь  непременно сбывается.

Тамара Гордиенко (Севастополь)

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.50 [1 Голос]

Комментарии   

alisa33
+1 # alisa33 18.12.2017 18:50
Цитата:
Рождественская Ночь – самая волшебная ночь на свете, когда всё, что в эту ночь загадывают люди, когда-нибудь непременно сбывается.
Спасибо за ностальгическое трогательное воспоминание. Искренне желаю вам, и всем прочитавшим этот рассказ, чтобы из мечты, загаданные в Рождественскую ночь, непременно сбылись...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика: данные за сегодня (просмотры, визиты и уникальные посетители)

Deutsch Русский

pianokurs

 

Книги наших авторов

Кто на сайте

Сейчас 293 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

DW.COM

ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ

Владимир Шаповал
 logo-shap

АДВОКАТ ИГОРЬ ЛУКАШЕВ

ban lukashev

Быстрый контакт






Последние комментарии