Журналистские расследования

Загадки дела Листьева

i.korolkovПервого марта 1995 года Россия испытала шок: убили Влада Листьева. Тогда общество еще верило, что преступники будут найдены и наказаны. Теперь же, когда происходят подобные преступления, в успех правосудия не верит никто.

Я слежу за расследованием дела Листьева 14 лет. Оно прошло несколько этапов – от клятвенных заверений руководителей правоохранительных органов о том, что преступники непременно будут найдены, до полного безразличия к делу и, в конце концов, приостановления следствия.

Ложные версии

Одна из фигур, которую сразу же после убийства Листьева связали с преступлением, - Борис Абрамович Березовский. Он был первым, у кого пытались произвести обыск. Поговаривали о том, что для Березовского в Лефортовском изоляторе даже приготовили камеру. Но из затеи с арестом известного олигарха и политика ничего не вышло. Не удалось обнаружить никаких доказательств, которые бы подтверждали версию, что убийство партнера заказал именно Березовский.

 

Для справки. В конце 1994 года в соответствии с указом президента Ельцина на базе технических возможностей Всероссийской государственной телерадиокомпании «Останкино» было создано ЗАО «Общественное Российское телевидение». Одним из основных акционеров ОРТ стала компания, принадлежавшая Березовскому. В январе 1995-го Владислав Листьев был назначен генеральным директором ОРТ.

 

Вторым, кого общественное мнение связало с убийством Листьева, был Сергей Лисовский, глава рекламного агентства «Премьер СВ». Полагали, что именно его агентство понесло наиболее серьезные убытки после того, как Листьев публично объявил: на ОРТ использовать коммерческую рекламу не будут. Действительно, это серьезный мотив, который мог двигать Лисовским в его желании вернуть ситуацию в прежнее русло. На самом же деле ситуация складывалась несколько по-иному. Мало кому известно, что, делая скандальное заявление о рекламе, Листьев реализовывал ловкий ход в коммерческой игре. Поскольку агентства, обеспечивавшие канал рекламой, упорно выторговывали для себя более выгодные условия, Бадри Патаркацишвили, заместитель генерального директора ОРТ по коммерции, предложил решить проблему кардинально – объявить мораторий на коммерческую рекламу. Таким образом, рекламное поле расчищалось под ноль. Запускать на него решили только те рекламные фирмы, которые примут условия руководства ОРТ.

Лисовский был одним из наиболее активных участников переговоров с Березовским, а значит, и понимал, кто был главным дирижером на ОРТ. Как утверждают, Лисовский высказывал весьма толковые предложения по организации рекламного бизнеса, но все они отвергались. Лисовскому стало известно: Березовский и Патаркацишвили приняли решение о создании при ОРТ своего рекламного агентства. Эти сведения подтвердились спустя всего несколько дней после того, как Листьев выступил со своим нашумевшим заявлением.

Вот почему фигура Лисовского как возможного заказчика убийства Листьева, видимо, маловероятна.

 

Что выдала видеозапись?

В 1988 году газета «Совершенно секретно» (№5) опубликовала весьма любопытный материал. В распоряжении редакции оказалась видеозапись встречи Лисовского с двумя представителями «ореховской» криминальной группировки. Встреча состоялась в августе 1994 года. Запись, видимо, на всякий случай сделал сам Лисовский. Пленка ни в чем не уличает ни предпринимателя, ни его собеседников, но дает представление о проблеме, которую на то время переживал глава рекламного агентства, и о том, какое влияние на финансовую жизнь ВГТРК оказывал криминальный мир.

Запись беседы интересна не только фактом общения Лисовского с лидерами «ореховской» преступной группировки, помогавшими «разруливать» конфликтную ситуацию на канале «Останкино». Она сообщает некоторую важную информацию, которая лежит в основе еще одной версии. Возможно, наиболее правдоподобной.

Исходя из записи, Лисовский конфликтовал с первым заместителем председателя ВГТРК Александром Дмитриевым. Эта фигура проходит по периферии уголовного дела. Долгое время он не попадал под прицел следствия, как это было, скажем, с Березовским или Лисовским. Дмитриева допросили, но достаточно формально, как одного из руководителей канала, и он дал довольно общие показания.

А между тем изучение ситуации вокруг этого человека позволяет увидеть картину чрезвычайно интересную. Рядом с Дмитриевым всплывает фигура умного, хитрого и чрезвычайно амбициозного Григория Лернера.

Его бизнес активно поддерживался российскими властями. Например, создание Первой российско-израильской финансовой компании (ПРИФК). Она должна была аккумулировать деньги эмигрантов из стран СНГ и вкладывать их в российскую экономику. За рубеж на церемонию открытия компании прибыли советник президента Ельцина, заместители министра финансов, заместитель министра экономики, заместители председателя Центробанка. Приветственное послание прислал премьер-министр.

Чтобы оценить ту относительную легкость, с которой Лернер воплощал в жизнь свои замыслы, следует помнить о некоторых отечественных реалиях: бизнес в России только тогда может быть успешным, особенно столь масштабный, как у Лернера, если в нем лично заинтересованы государственные персоны.

Ссылаясь на источник из кругов, «близких к руководству финансовой империей Лернера», израильская «Едиот Ахронот» сообщает: приближенные к Ельцину лица якобы внесли «черные» деньги на один из счетов, открытых бизнесменом. Этот счет использовался в качестве канала для перевода многомиллионных сумм в банк, купленный Лернером на Северном Кипре. Происхождение этих денег – сделки по импортным закупкам горючего и сахара. Сделки эти финансировались из государственного бюджета и не подлежали налогообложению. Источник газеты предполагает, что сумма налога, не выплаченная по сделкам с сахаром, составляет примерно 80 млн. долларов.

В 1997 году за финансовые махинации Лернер был осужден израильским судом. В 2003 году досрочно вышел на свободу, а в 2006 его снова осудили в Израиле за финансовые аферы, подделку документов и отмывание «грязных» денег.

Лернер и Дмитриев весной 1994 года задумали реализовать весьма перспективный коммерческий проект - создать российско-израильский канал, который в России и других странах рекламировал бы товары израильского производства. В самом Израиле планировалось создать фирму, которая собирала бы за рекламу деньги. Некоторые из посвященных в планы Лернера-Дмитриева полагают, что из Израиля деньги поступали бы, минуя ВГТРК, на личные счета партнеров. Для того же проекта Дмитриев предложил использовать возможности останкинского канала «Москва глобальная». Проект обещал очень приличные доходы.

В это же время началась подготовка к акционированию ВГТРК. По поручению руководства канала Дмитриев принял в мероприятии самое активное участие. Видимо, ни у него, ни у Лернера акционирование не вызывало особой тревоги. Предполагалось, что Дмитриев из первого зама председателя ВГТРК превратится в первого зама директора ОРТ. Но Указ президента об акционировании компании, к подготовке которого приложил руку Березовский, разрушил амбициозные планы Дмитриева и Лернера. Подписанный в конце осени 1994 года Указ наделял ОРТ правом транслировать программы, а «Останкино» - лишь готовить их. Таким образом, канал «Москва глобальная» уходил к ОРТ, на что проект Дмитриева-Лернера не был рассчитан. Вот почему назначение Дмитриева заместителем директора ОРТ в реализации проекта играло чрезвычайно важную роль. Но именно это ключевое назначение не состоялось! Проект, обещавший Дмитриеву и Лернеру хорошие деньги, оказался под угрозой.

Мне удалось узнать: Дмитриев предпринял немалые усилия, чтобы занять должность заместителя директора ОРТ. Он был убежден, что ситуацию удастся переломить, и продолжал развивать проект. Однако все его старания оказались тщетными.

В важные подробности вновь формируемой политики канала были посвящены далеко не все. А факт, что Дмитриева не собираются брать на ОРТ, вообще до последнего момента держался в тайне. Поскольку все решения озвучивал Листьев, складывалось впечатление, будто именно он по-новому правит бал.

 

Несколько важных замечаний. В видеозаписи встречи Лисовского с представителями ОПГ один из собеседников, говоря о Дмитриеве, обронил фразу: «Он не был наш. Он стал наш, когда завязалась вся эта программа». Это подтверждает тот факт, что «ореховские» были непосредственными участниками программы Дмитриев-Лернер.

Кроме того, выяснилось, что Лернер - казначей «ореховских», а один из лидеров группировки, Сергей Ананьевский, возглавлял его службу безопасности.

Возможно, именно в связке Дмитриев-Лернер - «ореховские» вызрел гнев, который и привел к гибели Листьева. Не обладая достоверной информацией о том, кто именно стоял за решением оставить Дмитриева за бортом ОРТ, было принято ошибочное решение: устранить Листьева и таким образом сохранить за Дмитриевым возможность контролировать канал «Москва глобальная» в рамках ОРТ.

 

Чем рулит генерал ФСБ?

В деле Листьева есть особенно интересные эпизоды, не разгаданные следствием. Например, история с телефонным звонком Листьева из телецентра домой первого марта в 20:10. Он сообщил, что выезжает.

Известно, что, закончив дела в Останкино, Листьев каждый вечер направлялся в офис «ЛогоВАЗа», где с Березовским обсуждал проблемы нового канала. Первого марта Листьев снова планировал вечернюю встречу с Березовским, но тот срочно вылетал в Лондон. Это решение созрело у заместителя секретаря Совета безопасности неожиданно, он отменил совещание. Значит, кто-то знал о резко изменившихся планах Березовского и проинформировал об этом киллеров, выдвинувшихся к подъезду дома, в котором жил Листьев. Выходит, убийство было не спонтанным, его готовили заблаговременно и именно в подъезде дома.

В свое время в «Совершенно секретно» была опубликована любопытная записка – некий рабочий документ того, кто имел отношение к расследованию убийства Листьева. Это был своеобразный план, собравший разрозненные сведения обо всем, что хоть в какой-то степени могло помочь в расследовании. Среди прочих там под пунктом 59 значилось: за полчаса до убийства Листьева раздался звонок, и звонивший сообщил, что объект выехал. Этот звонок якобы был зафиксирован ФАПСИ. Офицер МВД, участвовавший в расследовании преступления, по просьбе газеты прокомментировал документ. Относительно 59 пункта он заявил: ФАПСИ эту информацию подтвердить отказалось.

Факт чрезвычайно интересный и важный. Особенно в сочетании с другой информацией. В книге «Вызываю себя на допрос» бывший подполковник ФСБ Александр Литвиненко, эмигрировавший в Англию, описал такой эпизод. Человек, работавший в фирме «Стеллс», поведал источнику Литвиненко о том, что руководство фирмы поручало ему устанавливать адреса разных объектов: изучать подъезд, квартиру, ее расположение в подъезде, подходы к дому. Изучив объект, сотрудник составлял схему и докладывал руководству. Такую установку он делал и по месту жительства Листьева. Когда журналиста убили, телевидение показало место преступления, и сотрудник «Стеллс» узнал его. Он рассказал источнику Литвиненко, что после гибели Листьева просмотрел все места, где делал установки, и пришел в ужас: везде были совершены убийства.

В связи с выходом книги осенью 2004 года я связывался по телефону с Литвиненко. Тот подтвердил эту историю и сообщил, что в свое время обо всем услышанном проинформировал Главную военную прокуратуру. Как это ни странно, сказал Литвиненко, в ГВП отказались работать с чрезвычайно важной информацией.

Этот факт действительно не может не вызвать удивления. Прокуратура хваталась за различные версии, допрашивала лиц, которые хотя бы что-то могли знать или слышать об убийстве, а тут в руки шли суперценные сведения, но прокуратура от них сознательно отказалась. Почему? Возможно, потому, что испугалась фирмы «Стеллс»? Но в таком случае, что же это за учреждение, название которого переводится как «скрытность», «тайна»?

Пролить свет на «тайну» помог Литвиненко. Он прислал мне по факсу рапорт начальника первого направления 7-го отдела УРПО ФСБ РФ подполковника А.В. Скрябина на имя своего руководства. Датирован рапорт 30 января 1998 года. «...Охранное агентство «Стеллс»,- говорилось в рапорте, - руководителем которого является офицер действующего резерва УРПО ФСБ РФ полковник (звание генерал-майора ему присвоили позже. – Авт.) Луценко В.С., получило от потерпевшего, проходящего по данному делу, крупную сумму денег для решения вопроса о «сдвижке криминальной крыши» с ряда коммерческих предприятий, входящих в автомобильный рынок, дислоцирующийся в Южном порту г. Москвы... Сотрудниками охранного предприятия «Стеллс» неоднократно высказывалась мысль о том, что их охранное предприятие и начальник Управления разработки преступных организаций генерал-майор Хохольков Е.Г.- это одно и то же, что данное управление было создано исключительно для решения их коммерческих вопросов и совместного зарабатывания денег. Это и есть главная задача данного Управления, так как начальник Управление является совладельцем (через подставных лиц) их предприятия и имеет фиксированную часть прибыли от его деятельности».

 

Инструкция, которая многое объясняет

Здесь самое время напомнить, что такое УРПО. Это совершенно секретное подразделение рассекретили в 1998 году на скандально знаменитой пресс-конференции пять сотрудников Управления, среди которых был и Александр Литвиненко. Они сообщили: подразделение ФСБ занималось физическим устранением людей.

Власти осмеяли офицеров, а военная прокуратура заявила, что их обвинения не нашли объективного подтверждения.

Позиция военных прокуроров противоречила тому, что происходило в реальной российской жизни. В реальной жизни следы многих преступлений вели именно к спецслужбам. Многочисленные преступления, из которых торчали их уши, помог объединить и осмыслить документ, оказавшийся в моем распоряжении еще в 2002 году. Это инструкция, составленная, как утверждал человек, передавший ее мне, в развитие закрытого постановления правительства. Постановление санкционировало создание в стране специальных подразделений «с целью борьбы с организованной преступностью». Инструкция предписывала формирование оперативно-боевых групп, которым разрешалось физическое устранение лиц, «представляющих общественную опасность».

Инструкция подробно расписывала, как создавать разветвленную сеть коммерческих предприятий, всевозможных ассоциаций, лжевойсковых частей, которые работали бы для сбора необходимой информации и физического устранения нежелательных лиц. Все эти структуры создавались спецслужбами для того, чтобы, работая вне закона, не подставлять под удар государственные органы.

УРПО, видимо, было головным и единственным таким подразделением в рамках ФСБ. А фирма «Стеллс», как и многие другие, уже вне рамок спецслужб, могла служить прикрытием для выполнения каких-то особых задач.

Я опубликовал в закрытых теперь «Московских новостях» секретную инструкцию и потребовал от властей выяснить природу документов, противоречащих Конституции РФ. Я настаивал на необходимости провести расследование и установить: существуют ли секретные подразделения, и если существуют, то какие задачи они выполняют сегодня? Власти молчат до сих пор…

Поэтому я вынужден, основываясь на отрывочных сведениях, выстраивать картину, тщательно скрываемую от общества. Например, я хотел бы обратить внимание на то, что вполне гражданскую фирму «Стеллс» возглавлял не бывший офицер ФСБ, а офицер действующего резерва, которому вскоре было присвоено очередное воинское звание генерала. Вот почему информация об установке объектов, проводимой этой «гражданской фирмой», мне представляется чрезвычайно важной. Безусловно, ее нужно было проверить. Но если этого не сделали, то почему?

В книге Литвиненко есть и такой эпизод. Его агент в «курганской» преступной группировке сообщил, что ему хотят поручить устранение человека, убившего Листьева. Если он действительно получит такое задание, то сдаст убийцу правоохранительным органам, заверил агент.

Литвиненко донес эту информацию и.о. Генпрокурора Ильюшенко. Тот заявил: Генпрокуратуре эта информация не нужна.

В своей книге Литвиненко поведал еще об одном эпизоде, связанном с «курганской» преступной группировкой. Якобы один из двух ее членов, сидевших в «Матросской тишине», намерен был рассказать следствию о некоторых заказных убийствах, в том числе и об убийстве Листьева. Это намерение он высказал в беседе с адвокатом. Комната, в которой шел разговор, прослушивалась. Вскоре обоих убили в камерах в одну ночь. Это были лидеры группировки Нелюбин и Зелянин.

Что все это означает? Почему руководство Генпрокуратуры не интересует ценная информация, а вероятный обладатель другой, не менее ценной информации гибнет в тюрьме?

На эти вопросы и сегодня нет ответов.

Опыт заказных убийств показывает: кто бы ни был исполнителем преступления – бывший спецназовец, действующий офицер спецслужб или малоопытный член преступной группировки, - следствие вязнет, если среди заинтересованных в убийстве – лица влиятельные и могущественные. Судя по тому, как продвигался бизнес Лернера, можно предположить, что и в проекте «Москва глобальная» были VIP-заинтересованные. А это тот уровень, на котором действуют связи, позволяющие решать проблемы любой сложности.

Так происходит достаточно часто, особенно когда речь идет о противоречиях, возникших при взаимоотношениях с крупными бизнесменами, политиками или криминальными авторитетами. Вполне возможно, что убийство Листьева спланировали, подготовили и реализовали профессионалы, «подтянувшие» к делу людей из криминальной среды. Уровень заказа и исполнения (что уже само по себе осложняет расследование) «удачно лег» на интриги как внутри Генеральной прокуратуры, так и на интриги в высших эшелонах власти по отношению к руководству самой Генеральной прокуратуры. Добавьте сюда ошибки, допущенные следствием, и предательство тех, кто должен был помогать следователям в оперативной работе, и вы получите ответ на вопрос, почему так и осталась неразгаданной одна из самых значительных криминальных загадок конца прошлого века.

* Журналист Игорь Корольков

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика: данные за сегодня (просмотры, визиты и уникальные посетители)

Deutsch Русский

pianokurs

 

Кто на сайте

Сейчас 315 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Быстрый контакт