Рецензии

Рецензии

Такова дамская литература.

Взгляд обывателя, залежавшегося на диване, на современную литературу.
«Пропала кошка». Ната ХОЛЕНДРО
/ Москва /«Крещатик» №2,
2012
Журнальный зал.

 

При чтении данного текста возникает странное ощущение, что автор пишет, не осознавая текущей реальности. И что ещё хуже, временами кажется, текст расползается по швам, будто сшит на «живую нитку». «Ей шел тридцать седьмой год…. Единственная дочь Даша подросла, быстро вышла замуж и укатила в Америку. Оттуда звонила по праздникам…»

После этих фраз возникает недоумённый вопрос, сколько было лет героине, когда родилась дочка. Выйти замуж и «укатить в Америку» – это решение зрелой женщины, таков менталитет россиянок 1990- 2000годов. Чтобы «укатить в Америку» дочке должно быть как минимум 19-20 лет. То есть героиня родила в 16 лет. А это уже неординарное событие, оно, по сюжету, непременно требует пояснений. Покупка мужем шубы для героини автору представляется как понятное яркое событие, а рождение дочери в 16 лет –проходное событие. Это уже очевидная «неправда». Может для восточной женщины роды в 16 лет рядовое событие, но не для европейской женщины, питерской. Случилась очевидная забывчивость менталитета современниц. Другой вариант – героиня родила в 20 лет, событие ординарное, не требует сюжетных дополнений. Дочке – 16 лет. Трудно представить, чтобы ребёнок в 16 лет, несовершеннолетний, «вышла замуж и уехала в Америку». А у матери в памяти, только то, что «дочь подросла». Конечно, в нынешней России всё возможно. Но и автор должен был что-то придумать, чтобы читатель не решал кроссворды.

А дальше по тексту :

«Четким чеканным шагом она пошла вдоль канала». Но чуть ранее автор утверждает, что героиня (Аглая) шла вдоль набережной Мойки. А Мойка – это река. Канал в понимании ленинградца – это канал Грибоедова, Обводный канал.

«Они дошли до конца Мойки, вышли на Невский. Здесь остановились». Похоже, что автор мало знаком с Петербургом. Невский проспект делит Мойку примерно пополам. Напомню, Мойка вытекает из Фонтанки в районе Летнего сада, и Невский она пересекает под Зелёным мостом. Мойка впадает в Неву недалеко от ее устья. Так что герои повествования, дойдя до любого конца Мойки, никак не могли выйти на Невский.
И со стилистикой здесь проблемы: в одной фразе два практически одинаковых слова
«дошли», « вышли». Это тавтология.

 

Но вернёмся к тексту рассказа: «Они расплатились и вышли на улицу. Стемнело…. Она не помнила, как они оказались в постели…»

Такое ощущение, что автор давно живёт вне России, и забыл, что такое питерский
(российский) мужчина, мужчина, который нацелился на койку героини. Герой повествования в данной ситуации не доложен допустить, чтобы женщина даже частично оплачивала ресторан. Для этого должны быть совсем другие отношения. Как минимум, длительно-любовные. Или доверительно-товарищеские. Ничего этого нет. Они только что познакомились. Значит, ситуация не соответствует глаголу «расплатились».

Возможен и другой сюжет развития событий: она проявила «девичью гордость» и твёрдо заявила, что «мы не бедные и вообще… я с Вами не спала…»

Но самым реальным развитием сюжета возможен такой вариант: она настолько подавлена произошедшим, что не замечает, как он расплачивается за ресторан. А он с отеческой предупредительностью делает так, чтобы она действительно этого не заметила. Впрочем, как это часто бывает, отеческие чувства не помешали мужчине залезть в постель к героине.

В любом случае, первая ресторанная встреча немаловажная деталь в развитии любовных отношений и потому требует детальных пояснений.

«Муж Илья уехал за границу и стал знаменит. Но без нее…Его признают и издают во всем мире. Но без нее…Ему дали престижную международную премию за стихи, что годами пылились в ящиках их старого письменного стола. Но без нее… Он, конечно же, счастлив. Но уже без нее...»

Вот уж совершенно невероятная история: русский поэт, неизвестный на Родине, вдруг стал богат и знаменит за границей. Кто там читает русских поэтов? Для этого надо быть как минимум скандально- известным, как Иосиф Бродский. Или широко известным в России, как Евтушенко, чтобы преподавать в американских университетах и «стать богатым и знаменитым там».

Конечно, в жизни может возникнуть огромный пожар от незаметного окурка. Но в литературе действуют другие законы. Чаще взрыв молнии, растерзавшей пол мира, оканчивается жалкой головешкой на пустом пожарище.

Именно точность деталей делает текст художественной литературой. Мелочей в литературе, если это не графомания, не бывает. Автор рассказа «Пропала кошка» обладает бойким, живым пером. И вроде бы решает сверхзадачу: рассказывая о кошке, повествует о женском одиночестве. Но возникает ощущение, что автор не вполне владеет материалом. Или, не лучший случай, небрежно относиться к словам. Не задумывается о втором плане своих пассажей. В художественной литературе часто бывает важней не то, что успел сказать автор, а то, что он не сказал, но то, что читатель смог прочитать между строк.

Для русского слова характерно многообразие смыслов. И авторская глухота к этому явлению делает текст корявым, на котором читатель всё время спотыкается. И это порождает нарушение ритма. А ритм в художественной прозе не менее важен, чем в поэзии. Попробуйте поставить не в нужном месте сказуемое или знак препинания, и сразу возникнет ощущение, что вы едете на телеге по булыжной мостовой.

Возвращаясь к возрасту героини «Ей шел тридцать седьмой год», надо ещё учитывать, что часто автор бессознательно ассоциирует себя с героем повествования.   Себя в прошлом или сегодняшним. При этом, в явно привлекательном виде. Для женщины тридцать шесть лет – очевидно «товарный вид». И тут автор, увлёкшись собственным имиджем, не замечает противоречий с сюжетом. Авторское «Я» сидит в герое повествования, и мешает быть объективным и честным перед читателем. И этот казус преодолеть дано только большим писателям. Казус – событие, которое не зависит от воли лица и поэтому не может быть предусмотрено при данных условиях. Тем, кто взялся за перо, следует помнить слова классика: «Даже, когда я пишу о табуретке, я пишу о себе». И если эта табуретка стара и уродлива – не следует стыдиться и торопиться подкрашивать масляной краской её несвежий остов. Писатель в какой-то мере должен быть незаурядным актером. Должен вжиться в роль своего героя и доиграть её честно, без фальши. Не у всех это получается.

– Мой воротник, – закричала она, – мой воротник! Эта фраза звучит из уст женщины, которая приняла решение покончить с собой. Мужчина, предотвративший самоубийство, держит женщину за воротник шубы. Трудно представить, чтобы сознание человека настроенное на смерть, так мгновенно перестроилось на примитивную бытовую ситуацию: «Вдруг стало жалко, что воротник некогда дорогой шубы порвётся».  В этой кульминационной сцене опять проявляется какая-то неправда. Автор заметно фальшивит в угоду сюжету: читателю напоминают про дорогую для памяти героини шубу. И заметно стремление придать сцене некий насмешливо - абсурдистский характер.

И ещё одна несуразица – шуба, значит зима. Мойка зимой, как правило, замерзает. Река эта мелкая, течение медленное. Но автор сообщает: «Глянула вниз. Вода была змеино-серой, грязной». Понятна авторская задумка – шуба, это и есть главная героиня. Без шубы никак. Тогда причём здесь кошка?

Впрочем, «с шубой» – истинный ленинградец героиню поймёт: ленинградская погода непредсказуемо капризна: сегодня тепло – бабье лето, а завтра выпал снег. Так что повод для зимней одежды, тем более, это лучший её наряд, оправдан. Но читать будет вся Россия и не только. Но и здесь немаловажны для сюжета авторские пояснения.
Впрочем, в нынешних романах богемные дамочки для салонных тусовок и летом надевают дорогие шубы, но на голое тело. И здесь эта шуба, несомненно, к месту, даже без авторских подсказок.

А в нашем случае уже наметился «happyending»: она встретила его. И кошка нашлась, слава Богу.

Такова дамская литература с её ностальгическим ароматом духов «Красная Москва».

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 2.00 [2 Голоса (ов)]

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика: данные за сегодня (просмотры, визиты и уникальные посетители)

Deutsch Русский

pianokurs

 

Книги наших авторов

Кто на сайте

Сейчас 317 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Быстрый контакт