Литература

Литература

Невыполненый заказ

                                           vkarapetjan (Рассказ первый)

          – Бобби, срочно приезжай, я теряю голову, – проворчал расстроенный Джон Кеннеди, бросил трубку и, минуя овальный кабинет, прошел в комнату отдыха – на журнальном столике со вчерашнего дня оставалась недопитая бутылка шотландского виски и несколько прикрытых салфеткой хрустальных рюмок. Джон схватил бутылку и сделал несколько обжигающих горло глотков. По неосторожности облил сорочку и, обратив внимание на оставленные на сорочке разводы, кисло усмехнулся, небрежно растер мокрое место рукой и затем, сбросив ботинки, растянулся на диване.  Проснулся от легкого холодного прикосновенья к щеке. Над ним склонился брат Роберт.

 
     – А, Бобби, наконец-то, – Джон вытянулся и, сунув ноги в ботинки, сел на диване. – Опять она звонила. Вся в истерике. Значки заказала, там мы с ней, я как-то на ночь у нее остался... Пять тысяч штук. Как только умудрилась снимки сделать... или папарацци постарались. Поручила какой-то компании раздать эти значки, то ли на улице, то ли по почте, кто его знает. В общем, полный завал. Ты понимаешь, что это конец всем Кеннеди? 
     – Придется с политикой завязать и надолго. Она и Жаклин постоянно названивает, угрожает. 
     – Поезжай к ней. Разузнай, кому значки заказала... А потом, кто распространять должен и как. Что-то надо делать. 

     – И с ней тоже. 

     – Похоже. Достала уже. Ладно, езжай, действуй по обстановке.  Не ищи меня, сам принимай решение. У меня сегодня еще две встречи: Макнамара, по Кубе предложения имеет, и Чарльз приехал, письмо привез от королевы. Это надолго. 
Роберт встал, похлопал брата по плечу, и со словами: «Все будет окей», вышел из комнаты. 
     Мэрилин Монро, что с ней случалось крайне редко, оказалась дома. Ей только что звонил брат Президента Роберт Кеннеди, обещал заехать, чтобы рассказать о заманчивом предложении, и она, вся порхая от счастья, взялась прибраться в гостиной, стала рассовывать по местам разбросанные вещи и тут в дверь позвонили. Мерлин, бросив на пол сиреневую шифоновую кофточку, вприпрыжку помчалась в прихожую и, увидев на пороге Роберта, бросилась ему на шею. С трудом освободившись от объятий, Роберт закрыл за собою дверь, и они прошли в гостиную. Мерлин ногой откинула оставленную на полу кофточку, опустилась в кресло у журнального стола. Кивком головы пригласила Роберта сесть напротив. 

     – Мерлин, ты знаешь, как я к тебе тепло отношусь, поэтому и решил лично сообщить о решении брата: он уже подготовил официальное заявление, что не будет баллотироваться на второй срок, а по истечении первого – разведется с Жаклин и женится на тебе, – выпалил Роберт. 

     – Это сколько-то еще ждать, – насупилась Мэрилин. 

     – Ну, Мерлин, ты же понимаешь, сколько обязательств у Президента! Будь благоразумной. Насколько я знаю, тебе скучать не приходится, у тебя вон какие контракты, последний – на миллион долларов!  Потерпи, дурочка, – Роберт поднялся с кресла и поправил под собой коврик. – Будь благоразумна, он может и досрочно сложить свои полномочия, и вы раньше поженитесь, все к этому идет. 

     – Все равно он мой будет! 

     – Он уже твой, – ответил Роберт, улыбаясь. – Не провожай меня, я сам захлопну за собой дверь. – Он подошел к Мэрилин, поцеловал ее в носик и широко распахнул входную дверь. Убедившись, что Мэрилин не последовала за ним, впустил в квартиру спортивного телосложения мужчину и тот, крадучись, пробрался в квартиру и замер в коридоре. 

     У подъезда Роберта ожидали, кроме охранников, еще несколько человек.

     – За эти три дня только одна фирма «ХХХХХ» заказывала более трех тысяч заготовок для значков, – сказал, подойдя к нему, начальник охраны, седовласый Дик Моррисон, бывший сотрудник службы криминальных расследований.

     – Это хорошо. Договорись с владельцем, я думаю, он малый не дурак. Заготовки забери, все до единой. Я буду ждать на 115-ой улице. Будь осторожен, чтобы без хвостов.

     Роберт Кеннеди прошел к своей машине, охранники поспешно закрыли за ним дверь, и Ролс-Ройс, резко развернувшись, исчез за поворотом. 

     Утром следующего дня у входа в фирму «ХХХХХ» остановился грузовик с надписью на борту «Заготовки сувениров: значков, магнитов, сувенирных кружек и футболок». Водитель расторопно сложил у двери несколько объемных коробок и позвонил. 
Дверь тотчас отворилась, что говорило о том, с каким нетерпением здесь ожидали прибытия этого груза. Рыжеволосый мужчина, потирая руки от удовольствия, расписался в получении товара и помахал отъезжающему грузовику. В эту минуту к нему подошел начальник охраны Роберта Кеннеди Дик Моррисон и показал удостоверение: 

     – Какую сумму вы запросили за изготовление этих значков? 

    Рыжий мужчина побледнел: 

     – Женщина не особо торговалась, и я несколько завысил стоимость. 

     – Сколько? 

     – Я попросил пять тысяч, но она без колебаний согласилась. 

     – Вот десять тысяч, – Дик достал пачку и, не считая, протянул владельцу фирмы. – Вы, конечно, ее узнали?..

     – Да, ее сложно было не узнать.

      – Она вчера вечером покончила жизнь самоубийством, и есть все основания считать вас причастным к ее смерти. Так что в ваших интересах забыть всю эту историю. Вы меня поняли? 

     – Да, конечно! – Рыжеволосый затрясся от страха. – Я буду нем как рыба.

_________ 

В день похорон Мэрилин Монро Джон Кеннеди отменил все мероприятия, и провел в полном одиночестве, потягивая виски и обливаясь слезами.

                                                ЭТО Я УБИЛ КЕННЕДИ

                                                       (Рассказ второй)


          Этот воскресный день выдался удачным: я на толкучке недорого купил три редких значка и теперь, довольный собою, возвращался к своему «Форду». Свой автомобиль я припарковал на боковой улице, надеясь, что отсюда потом будет легче выехать. Но оказалось совсем наоборот: бессистемно расставленные машины затрудняли движение и я к своему огорчению понял, что выбраться из этой толчеи будет возможно только тогда, когда часть людей разъедется. Досадуя и чертыхаясь я повернул вправо к озеру, в надежде там отыскать свободное место на одной из многочисленных скамеек и переждать некоторое время, благо светило солнце и было безветренно. На мое счастье народ к озеру еще не подтянулся, и я облюбовал одну из свободных скамеек и развалился на ней. Почти одновременно к скамейке подошел мужчина и уселся рядом. Мне почему-то показалось, что он шел за мной следом.  Глядя на него, я не мог избавиться от мысли, что этот мужчина бомж: седые, длинные, немытые и нечесаные волосы, потрескавшиеся губы с запекшейся кровью, лицо в ссадинах, огрубевшие руки с широкими черными полосками грязи под ногтями. От него исходил неприятный запах давно немытого тела. 

       – Значки собираешь? – неожиданно обратился он ко мне, обдав перегаром, запахом гнилых зубов и табака. 

       – Иногда захаживаю сюда в свободное время, – ответил я, подумывая, куда бы пересесть. 
       – Нет, я давно за тобой слежу: ты умные вещи выбираешь, редкие значки ищешь. 
       «Причем тут ум?», – подумал я и стал подниматься. 

       – Подожди, не спеши уходить, я тебе такое расскажу... И значок покажу. Единственный в мире значок и самый кровавый, – шамкая губами стал бубнить он, – на нем много крови, – и многозначительно похлопал меня по колену. 

       Мне стало не по себе. Я подумал, что теперь уж точно нужно встать и уйти подальше. Но он опять опередил мои мысли: 

       – Ну десять минут-то ты можешь высидеть, я... потом... этот значок тебе оставлю, подарю, мне денег не надо. Ты только выслушай меня... 

       – Хорошо, но только коротко, если можно, у меня еще куча дел. 

       – Ты что-нибудь знаешь о смерти Мэрилин Монро?

       – Она, вроде, отравилась, или передозировка... 

       – Ее убили. Брат Джона Кеннеди Роберт лично ее подушкой задушил, а потом на передозировку свалили. Это точно – мне знающие люди рассказали. А все из-за значка, – он стал похлопывать и шарить по карманам. Наконец добрался до внутреннего, зашпиленного, отстегнул булавку и дрожащими руками извлек значок. Это был черно-белый, потускневший от времени, с постельной сценой – угадывались лица Джона Кеннеди и Мэрилин Монро. 

       Заметив моё удивление, он хмыкнул и поспешно спрятал значок в карман.

       – Джек держит слово, запомни, значок твой, но прежде выслушай меня. Ты – порядочный человек. Я давно за тобой слежу. Каждое воскресенье здесь, сувениры, магнитики смотришь, позапрошлый раз только не был. 

       – Да, да, – согласился я.

       – Это давняя история, я в Лос-Анджелесе жил в районе Бренвуда, только работать начал. Фирма «Пять иксов» называлась. Однажды заявилась к нам сексапильная дамочка. Мы ее сразу узнали – Мэрилин Монро. Заказала пять тысяч значков, вот таких, – он по хлопал себе по карману. Я ей экскурсию по фирме провел, она веселая была такая, смеялась, а уходя, грустно посмотрела на меня и сказала: «Наверное меня убьют». От этого так нехорошо на душе стало... Потом я, незаметно от босса, один значок себе на память оставил, а через три дня читаю в газете, и глазам своим не верю: пишут, мол, отравилась она. И вся партия готовых значков из фирмы бесследно исчезла. А я, понимаешь, влюбился до чертиков и очень тяжело переживал эту смерть, совсем голову потерял. Решил отомстить за нее, наказать убийцу. Только об этом и думал. Тем более, что все вокруг говорили, что никакой это не передоз, а убрали ее братья Кеннеди, чтобы она старшему избирательную кампанию не попортила.  И вот как-то раз дядя Ричард, он работал в Белом Доме в информационном отделе, рассказал мне, что через месяц, в рамках этой самой избирательной кампании Президент поедет в Даллас, и дядю включили в список сопровождающих, чем он очень гордился. А за день или два до этого я объявление видел один мужик из Далласа карабин Манлихер-Каркано и револьвер по дешевке продавал. Ли Харви Освальд, так его звали. Совсем не много просил, видно нужда заставила. Думаю, раз такое совпадение, значит и решение мое верное. Я позвонил этому Освальду, договорились. Через пару часов выслал ему требуемую сумму, и сказал, что за оружием потом заеду. Стал готовиться. Для начала записался в охотничий клуб, чтобы набить руку в стрельбе из карабина именно этой модели. Весь месяц, причем каждый день, в клубе пропадал. Так натренировался, что любую муху достать мог. А значок постоянно при себе хранил, он мне душу согревал... Утром, в день приезда президента подъезжаю к Далласу и думаю, как разузнать-то по какой дороге он по городу проедет. А въехал в город – и за голову схватился: народ высыпал на улицы в ожидании и четко очертил путь следования президентского кортежа. Договариваюсь, значит, по телефону с Освальдом о встрече, тут и второе совпадение – Президент как раз мимо здания школьного книгохранилища, где Освальд работал, проехать должен, далеко ходить не надо. Я попросил его показать, как перезаряжать, мол, первый раз карабин в руки беру. Мне нужно было, чтобы он свежие отпечатки пальцев оставил. Он мне добросовестно все это показал, и с револьвером повозился, и в чехлы затем аккуратно сложил. А при мне перчатки были, я их с собой привез, только ему не показывал. Значит я, недолго думая, поднимаюсь на чердак, прямо над книгохранилищем. Пристроился, хорошо позавтракал сэндвичами и банкой пива. Тут вижу – народ оживился, флажками замахали, и кортеж появился. Я без напряжения, спокойно, тремя выстрелами президента уложил. Оставил на чердаке карабин, спустился вниз, иду по Мейн стрит, а револьвер мне карман оттягивает: брюки без ремня, на бок сползают. Стал думать, как бы отделаться от револьвера, тут полицейский меня заметил, такая харя. Идет мне навстречу, наглой походкой, кислород перекрыть хочет, ну я остановился, подождал, пока он приблизится, и пять пуль... одну за другой, ему в пузо всадил. Револьвер рядом бросил. А там – на поезд и домой. 
Сначала испугался, ждал, вот-вот вычислят и заберут. А затем даже обидно стало: все на Освальда повесили. До сих пор не могу понять, с чего они решили, что Освальд стал бы с чердака школьного книгохранилища стрелять. По пути следования ведь вон сколько чердаков. А потом, карабин с отпечатками пальцев зачем оставлять? И самое интересное –   его в кинотеатре повязали, как раз в тот момент, когда я полицейского грохнул. 
Бомж усмехнулся и стал ковыряться в нечесаной бороде, затем спросил меня:  – А ты что будешь с этим значком делать? Ведь не станешь же, как я, бережно хранить, напоказ в кляссер поместишь, а то и на аукционе выставишь, чтобы хорошо заработать. И начнут журналисты по новой в нижнем белье Мэрилин копаться. А для меня Мэрилин Монро – святая женщина. Бомж достал из большого наружного кармана своего пальто наручники и одел себе на руки: – Если бы ты к озеру не по правой тропинке пошел, а по левой, то мы вон там бы сейчас сидели, – он, бряцая наручниками, показал рукой на берег с той стороны озера. Затем спросил: – Ты знаешь, какая здесь глубина? Нет? – и сам же ответил. – У того берега два-три метра всего, а здесь – более пятидесяти, – и, вздохнув, добавил. – Вот тебе и еще одно совпадение... на этот раз последнее. Затем, бросив на меня дикий взгляд, пробормотал что-то нечленораздельное, энергично замотал головой, словно пытаясь освободится от мучительной боли, вскочил с места и, неловко размахивая руками сцепленными наручниками, заторопился к озеру, и, не останавливаясь, бросился в воду. 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [2 Голоса (ов)]

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика: данные за сегодня (просмотры, визиты и уникальные посетители)

Deutsch Русский

pianokurs

 

Книги наших авторов

Кто на сайте

Сейчас 319 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ТОЛСТОВСКОЕ ОБЩЕСТВО

Tolstoi Hilfs- und Kulturwerk Hannover e.V.

logo tolstoi

План мероприятий Толстовского общества.

Tel.: 0511 - 352 20 20
(с 10 до 14, кроме понедельника)

Толстовское общество продолжает приём детей в группы изучения русского языка и основ математики, английского языка, а также взрослых на курсы гитары.

Быстрый контакт