Литература

Литература

Из раннего Рильке

Rainer Maria Rilke, 1900.jpgИз сборника ЖЕРТВЫ ЛАРАМ, 1896

(Нумерация переводов - от переводчика - сквозная, соответствует порядку
расположения стихотворений внутри авторского сборника).


23. ЮНЫЙ XУДОЖНИК

Мне надо в Рим. В наш городишко
вернусь со славой — путь мой прям.
Не плачь; поверь, моя малышка,
я в Риме свой шедевр создам.

И он ушёл — в краю далёком
создать великое спеша;
но часто внутренним упрёкам
внимала чуткая душа.

Вернувшись — ту, что всех дороже,
хоть обожжён был каждый нерв,
он написал на смертном ложе —
и это был его шедевр.

 

DER JUNGE BILDNER

Ich muß nach Rom; in unser Städtchen
kehr ich aufs Jahr mit Ruhm zurück;
nicht weinen; sieh, geliebtes Mädchen,
ich mach in Rom mein Meisterstück.

Er sprachs; dann zog er fort im Rausche

durch jene Welt, die er erhofft;
doch war ihm, seine Seele lausche
auf einen innern Vorwurf oft.

Die Unrast trieb ihn heim, die arge:

Er bildete mit nassem Blick

sein armes, fahles Lieb im Sarge,
und das – das war sein Meisterstück.

 

Из сборника ВЕНЧАННЫЙ СНАМИ, 1897

(Сборник влючает в себя после вступления - в нумерации: 0-01 - два больших цикла
1 – «Мечтать», 2 – «Любить».

1-02

Я вспоминаю:

Вот деревенька на загляденье,
кричит петух;
над деревенькой садов кипенье,
как белый пух.
А в деревеньке — с воскресной миной —
дом в три окна;
блондинка прячется за гардиной,
грустит одна.
Быстрей же к двери, что в снах и всхрапах
так долго ждёт,
а в доме тихий лаванды запах —
плывёт, плывёт.


II

ICH denke an:


Ein Dörfchen schlicht in des Friedens Prangen,
drin Hahngekräh;
und dieses Dörfchen verloren gegangen
im Blütenschnee.

Und drin im Dörfchen mit Sonntagsmienen

ein kleines Haus;
ein Blondkopf nickt aus den Tüllgardinen
verstohlen heraus.
Rasch auf die Türe, die angelheiser

um Hilfe ruft, –

und dann in der Stube ein leiser, leiser
Lavendelduft ...

1-09

Явилось мне, что мир, болея,
погиб, что связь вещей распалась,
и вот не мир — его идея
одна в груди моей осталась.

Как я и думал; без разлада,
на крыльях солнечного дня
лесов зелёная отрада
легко плывёт вокруг меня.


 

IX

MIR ist: Die Welt, die laute, kranke,
hat jüngst zerstört ein jäh Zerstieben,
und mir nur ist der Weltgedanke,
der große, in der Brust geblieben.

Denn so ist sie, wie ich sie dachte;

ein jeder Zwiespalt ist vertost:
auf goldnen Sonnenflügeln sachte
umschwebt mich grüner Waldestrost.

1-11

Что ещё мне жизнь вручит?
В дымке ароматов лета,
в стеблях затерявшись где-то,
песнь кузнечика звучит.

И во мне звенит струной
звук один — печальный, кроткий;
так в бреду слышна сиротке
песня матери родной.


XI

WEISS ich denn wie mir geschieht?
In den Lüften Düftequalmen
und in bronzebraunen Halmen
ein verlornes Grillenlied.

Auch in meiner Seele klingt

tief ein Klang, ein traurig-lieber, –
so hört wohl ein Kind im Fieber,
wie die tote Mutter singt.

1-14

Ночь улеглась в аллеях парка,
и влившись в звёзд круговорот,
луны сияющая барка
к верхушке липы пристаёт.

В далёком лепете фонтана
я слышу сказку наяву, —
затем, как отзвук из тумана,
паденье яблока в траву,

и сквозь дубовую аллею,
на синих крыльях мотылька
доносит ветер, чуть хмелея,
мне винный дух издалека.


XIV

DIE Nacht liegt duftschwer auf dem Parke,
und ihre Sterne schauen still,
wie schon des Mondes weiße Barke
im Lindenwipfel landen will.

Fern hör ich die Fontäne lallen

ein Märchen, das ich längst vergaß, –
und dann ein leises Apfelfallen
ins hohe, regungslose Gras.

Der Nachtwind schwebt vom nahen Hügel

und trägt durch alte Eichenreihn

auf seinem blauen Falterflügel
den schweren Duft vom jungen Wein.

1-19

Море скал, немая даль,
щебень и кусты в обнимку;
тишина. И, как сквозь дымку, —
неба сизая вуаль.

Лишь круженье мотылька
здесь подобно хоть немного
одинокой мысли Бога
в голове еретика.

Из сборника МНЕ К ПРАЗДНИКУ, 1899

(Нумерация стихотворений сквозная через весь сборник).


XIX

VOR mir liegt ein Felsenmeer,
Sträucher, halb im Schutt versunken,
Todesschweigen. – Nebeltrunken
hangt der Himmel drüber her.

Nur ein matter Falter schwirrt

rastlos durch das Land, das kranke ...
Einsam, wie ein Gottgedanke
durch die Brust des Leugners irrt.

001. МОТТО

Вот суть тоски: забыть, что всё непросто,
и жить бездомным в череде дневной.
Вот суть желаний: тихие вопросы
часов мгновенных к вечности седой.

И это — жизнь. Покуда не восстанет
настолько одинокий час — такой,
что свет его улыбки и молчанья
сольётся с вечной немотой.


Motto


Das ist die Sehnsucht: wohnen im Gewoge
und keine Heimat haben in der Zeit.
Und das sind Wünsche: leise Dialoge
täglicher Stunden mit der Ewigkeit.

Und das ist Leben. Bis aus einem Gestern
die einsamste Stunde steigt,
die, anders lächelnd als die andern Schwestern,
dem Ewigen entgegenschweigt.

 

Из сборника КНИГА ОБРАЗОВ, 1902-1906

(Пример нумерации: 1-2-05 - книга первая, часть вторая, пятое стихотворение).

1-1-04. РЫЦАРЬ

Два стихотворения к шестидесятилетию Ганса Тома* (2)

Рыцаря латы — черная сталь,
он скачет с миром в ладах.

Всё славно вокруг: и полдень, и даль,
и друг твой, и враг, и кубка эмаль,
и май, и девчонка, и лес, и Грааль,
и Бог — снимая с души печаль —
стоит на всех площадях.

Но внутри этих лат воронёных,
прячась в щели неудобной,
корчится смерть — в моленьях бессонных:
Где же клинок, способный
всадника разом спЕшить,
не увязнуть в кольчуге вязкой,
меня из чёртовой бреши
извлечь с нетерпеньем;
а разогнусь с опаской —
стану себя я тешить
и пеньем,
и пляской.


*Ганс Тома (1839 — 1924) — немецкий художник и график.

 

Ritter

Zwei Gedichte zu Hans Thomas Sechzigstem Geburtstage (2)

Reitet der Ritter in schwarzem Stahl

hinaus in die rauschende Welt.

Und draußen ist Alles: der Tag und das Tal

und der Freund und der Feind und das Mahl im Saal

und der Mai und die Maid und der Wald und der Gral,

und Gott ist selber vieltausendmal

an alle Straßen gestellt.

Doch in dem Panzer des Ritters drinnen,

hinter den finstersten Ringen,

hockt der Tod und muß sinnen und sinnen:

Wann wird die Klinge springen

über die Eisenhecke,

die fremde befreiende Klinge,

die mich aus meinem Verstecke

holt, drin ich so viele

gebückte Tage verbringe, -

daß ich mich endlich strecke

und spiele

und singe.

 

1-1-11. ТИШИНА

(Жалобы одинокого)

Милая, слышишь, подъемлю я руки —
слышишь: шуршат...
В
жестах ничтожных рождаются звуки,
вещи их тут же подслушать спешат.
Милая, слышишь, смыкаются веки,
шорох их — также — движения весть.
Слышишь подъём их, как крылышек неких...
... но почему ты не здесь.
Слепки моих наименьших движений
зримы в прохладных шелках тишины;
лунки следов от малейших волнений
рябью на пологах далей видны.
Звёздам от вздохов моих не спится
и маеты.
К губам ароматы приходят напиться,
ангелов дальних запястья и лица
вижу я чётко.
Лишь та, что мнится: ты
прячешь черты.

 

Die Stille

Hörst du Geliebte, ich hebe die Hände -

hörst du: es rauscht...

Welche Gebärde der Einsamen fände

sich nicht von vielen Dingen belauscht?

Hörst du, Geliebte, ich schließe die Lider

und auch das ist Geräusch bis zu dir.

Hörst du, Geliebte, ich hebe sie wieder......

... aber warum bist du nicht hier.

Der Abdruck meiner kleinsten Bewegung

bleibt in der seidenen Stille sichtbar;

unvernichtbar drückt die geringste Erregung

in den gespannten Vorhang der Ferne sich ein.

Auf meinen Atemzügen heben und senken

die Sterne sich.

Zu meinen Lippen kommen die Düfte zur Tränke,

und ich erkenne die Handgelenke

entfernter Engel.

Nur die ich denke: Dich

seh ich nicht.

 

Иосиф Клейман (Ганновер)

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [1 Голос]

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика: данные за сегодня (просмотры, визиты и уникальные посетители)
ban gfz

ТОЛСТОВСКОЕ ОБЩЕСТВО

Tolstoi Hilfs- und Kulturwerk Hannover e.V.

logo tolstoi

План мероприятий Толстовского общества.

Tel.: 0511 - 352 20 20
(с 10 до 14, кроме понедельника)

Толстовское общество продолжает приём детей в группы изучения русского языка и основ математики, английского языка, а также взрослых на курсы гитары.

Быстрый контакт