История

История

Верховный правитель России - 2

Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак. 1916 г.Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак. 1916 г.Часть 2. Гражданская война

К началу гражданской войны Колчак был в  США, где он находился в командировке, как специалист по минно-тральному делу. Вскоре он узнал, что в России образовано новое правительство во главе с Ульяновым-Лениным. И что уже идет подготовка к сепаратному миру с Германией. Как заявлял впоследствии Колчак, «ни большевистское правительство, ни Брестский мир я признать не мог. И как русский адмирал я считал, что для России должны сохраняться союзные обязательства в части ведения военных действий против Германии. Сепаратный договор – это предательство по отношению к недавним союзникам. При этом я посчитал, что единственная форма, при которой я мог бы служить Родине, это участие в войне с Германией на стороне союзников».

В своей просьбе, обращенной к правительству Великобритании, переданной через английского посла, он писал: «Я не могу признать мира, который пытается заключить моя страна с врагами... Обязательства моей Родины перед союзниками я считаю своими обязательствами. Я хочу участвовать в войне на фронте Великобритании, так как считаю, что Великобритания никогда не сложит оружия перед Германией». И конечно, личные убеждения Колчака никак не соответствовали идеям большевизма. А в звучную пропаганду типа «мир народам, земля крестьянам» он просто не верил.

Скоро Колчак покинул США и прибыл в Японию, где через английское посольство в Японии ему сообщили, что его охотно принимают в состав действующей армии Великобритании. Однако по ходатайству русских дипломатов Колчак получил предписание возвращаться в Россию. В дипломатических кругах белой гвардии видели в Колчаке фигуру, способную объединить на Дальнем Востоке разрозненные отряды в единую вооруженную силу, способную противостоять большевикам. В сентябре 1918 года Колчак прибыл во Владивосток. Далее он держал путь на Омск, где находились основные силы антибольшевистского движения.

В июне 1918 года в Омске было сформировано правительство объединённого антибольшевистского центра, где большинство составляли эсеры. Омское правительство Сибири стремилось стать руководящим органом в масштабах всей Сибири, Дальнего Востока, а также Урала и Поволжья –  всей территории, освобожденной к лету 1918 года от большевиков. Его возглавил известный в то время сибирский адвокат Петр Васильевич Вологодский. Он и предложил на должность военного и морского министра пригласить Колчака.

При этом на верховную власть правительства претендовали известный генерал Д. Л. Хорват, а также казачьи атаманы и, прежде всего, атаман  Г. М. Семенов. Отряды Семенова были очень многочисленны и пользовались поддержкой со стороны Японии. В марте 1918 года в войсках атамана Семёнова были сформированы три полка общей численностью около 3000 человек. Кроме того, к армии Семенова присоединились три кавалерийских полка, два пехотных полка, состоявших из  китайцев, команды четырех  бронепоездов и отряд сербов из числа бывших солдат Австро-Венгрии.

Но самую главную силу на востоке Сибири в это время представлял так называемый Чехословацкий корпус.

Еще в марте 1915 года Верховный главнокомандующий Русской армии  великий князь Николай Николаевич разрешил принимать в ряды русской армии чехов и словаков из числа пленных и перебежчиков. В результате, к концу 1915 года  был создан Первый чехословацкий стрелковый полк имени Яна Гуса численностью около 2100 человек. К осени 1917 года, на базе этого полка из пленных чехов и словаков для борьбы против Германии и Австро-Венгрии был сформирован Чехословацкий корпус в составе российской армии. В 1918 году этот корпус представлял собой самостоятельную антибольшевистскую группировку.

Во главе чехословацкого корпуса с мая 1917 года по апрель 1918 год стоял  будущий первый президент независимой Чехословакии профессор Томаш Масарик. При этом Масарик считал свое войско составной частью французской армии, так как  получал значительную материальную поддержку со стороны Франции и Антанты вцелом. К лету 1918 года Чехословацкий корпус был самой боеспособной антибольшевистской группировкой в России, его численность возросла до 50 тысяч человек. Таким образом, страны Антанты, заинтересованные в крушении большевистского режима, получили в свои руки мощную боевую единицу.

Белые же армии постоянно испытывали сложности со снабжением оружием, амуницией, боеприпасами. У чехов таких проблем не было.

Четвертого ноября1918 года в условиях противоборства многочисленных группировок дальневосточных «вождей» Совет министров объявил о принятии на себя всей полноты верховной власти. Впоследствии Совет министров постановил передать власть одному лицу, присвоив ему титул Верховного Правителя Российского государства.

Тайным голосованием на данный пост был избран Колчак. Адмирал заявил о своём согласии на избрание и первым же своим приказом по армии объявил о принятии на себя звания Верховного Главнокомандующего. Обращаясь к населению, Колчак заявил: «Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности». Далее Верховный Правитель провозгласил, что первой, наиболее актуальной задачей является укрепление и повышение боеспособности армии. Второй, неразрывно с первой связанной –  «победа над большевизмом». Третьей задачей, решение которой признавалось возможным лишь при условии победы, провозглашалось «возрождение погибающего государства». Вся деятельность новой власти объявлялась нацеленной на то, чтобы «временная власть Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего могла бы передать судьбу государства в руки народа, предоставив ему устроить государственное управление по своей воле». Конечно, такие заявления как «победа над большевизмом» и последующие его действия сделали Колчака врагом Советского государства на десятки лет вперед после его расстрела.

Назначение Колчака Верховным правителем России совсем не устраивало представителей «революционной демократии» –  и меньшевиков, и эсеров. И они призвали к вооружённому сопротивлению. Находившиеся в Уфе и Екатеринбурге члены Учредительного собрания во главе с эсером В. М. Черновым заявили, что не признают власти адмирала Колчака, откроют фронт большевикам и будут всеми силами противодействовать новой власти.

В ночь с 22 на 23 декабря в Омске, когда Колчак тяжело заболел, было поднято восстание, которое по приказу новой власти было жёстоко подавлено в тот же день. Многие участники восстания были расстреляны. Историк В.Г. Хандорин констатирует, что в обстановке военного времени суровая практика военно-полевых судов была оправданной и применялась всегда. Тем более, что 30 ноября правительство Колчака приняло постановление, предусматривающее смертную казнь для лиц, виновных в воспрепятствовании осуществлению власти Верховного правителя или Совета министров. Участникам подавления восстания Колчак адресовал такой приказ: «От лица службы благодарю всех господ офицеров, солдат и казаков, принимавших участие в подавлении восстания. Наиболее отличившихся участников представить к наградам». Впоследствии воинские части, подконтрольные Колчаку в Сибири, осуществляли операциях против отрядов Красой Армии и так называемых  красных партизан. В этих операциях активно использовались и отряды Чехословацкого корпуса.

Постепенно, после прихода к власти Колчака, закончились междоусобицы различных правительств и «областных дум». Наладились отношения и с Чехословацким корпусом. Колчак выстроил крепкую управленческую вертикаль. Один из видных большевистских деятелей, председатель Сибирского ревкома И. Н. Смирнов сообщал В. И. Ленину: «В Сибири контрреволюция сложилась в правильно организованное государство с большой армией и мощным разветвлённым госаппаратом». По этому вопросу В.Г. Хандорин отмечает: «даже делая скидку на субъективность и преувеличенность этого отдельно взятого мнения, нельзя не заметить, что оно во многом ломает бывшее принятым в советской историографии представление о «внутренней гнилости» государственного организма белых».

Конец зимы 1918 года явился пиком успехов всего белого движения, возглавляемого А. В. Колчаком. Армия была им реорганизована, и действовала практически без участия в боях Чехословацкого корпуса. Ее успехи напрямую связывались с личностью самого Колчака. Авторитет его в антибольшевистских кругах был высоким. Встречи его с общественностью сопровождались большими торжествами.

Находясь в Сибири, А. В. Колчак не оставлял планов освоения Арктики. В его кабинете в Омске висела карта полярных экспедиций. Колчак даже находил время для подготовки новой арктической экспедиции. И за короткий период пребывания у власти Колчак проявил себя как ученый и высокообразованный человек. Конечно, на него накладывали отпечаток и профессия военного, и роль вождя в кровавой гражданской войне. Но качеств, обретенных во время занятий научной деятельностью, он не растратил.

Как указывает историк И.Ф. Плотников, в период так называемой диктатуры «Верховным правителем проводился курс на развертывание предпринимательства, в том числе банковской системы. Восстанавливались в своих правах владельцы предприятий, акционерных обществ. Большую роль в определении стратегии в этой сфере играло «Государственное экономическое совещание», образованное 22 ноября 1918 года, в работе которого деятельное участие принимал сам Колчак. Поощрялась инициатива торгово-промышленного класса, мелкого бизнеса. Это относилось и к крестьянству. Была восстановлена свобода торговли …».

С  приходом к власти Колчака жизненный уровень населения Сибири и Урала стал гораздо выше, чем в Советской России, где царил настоящий голод.

Колчак сумел консолидировать силы белых во всем восточном регионе. Он также наладил контакт с правительством Великого Донского казачьего войска и получил его признание. В конце мая 1919 года о признании Колчака Верховным правителем России было заявлено А. И. Деникиным. В приказе от 30 мая о признании верховенства А. В. Колчака он написал: «Спасение нашей Родины заключается в единой Верховной власти и нераздельном с нею едином Верховном командовании». В июне 1919 года Колчак назначил Деникина своим заместителем.

Еще в период Первой мировой войны на Балтике развернулись широкомасштабные военные действия России с Германией. И Колчак как специалист по минно-тральному делу разработал карты минных полей на Балтийском море,  защищающей подходы германских судов к российским берегам. После октября 1917 года Германия заметно активизировала военные действия в районах северных границ России, чем вызвала обоснованную тревогу в правящих кругах Франции и Великобритании. И военное присутствие Антанты на севере России неуклонно возрастало, готовое перерасти в реальную интервенцию. В тоже время белые армии в союзе с державами Антанты видели свою перспективу.

Незадолго до начала интервенции, при штабе Колчака находились представители стран Антанты. Францию представляли генерал Морис Жанен и Зиновий Пешков, родной брат Якова Свердлова (председателя ВЦИК советского правительства). Известный писатель Амфитеатров, в одной из своих работ отметил, что Пешков при встрече с Колчаком передал ему личное послание французского президента. Это был акт признания Колчака Верховным правителем России Францией» (www.pkzsk.info/zinovij-peshkov-on-zhe-sverdlov-on-zhe/).

Обсуждая военно-стратегические вопросы в штабе Колчака, представители стран Антанты утверждали, что они остаются союзниками России. И главной задачей Антанты является противодействие растущей угрозе со стороны немцев и финнов на севере России, а также помощь «белому движению» в борьбе с большевиками.

А союзники и, конечно, генерал Жанен со своим штабом не собираются вмешиваться в российские дела. Морис Жанен с августа 1918 года был назначен верховным главнокомандующим  войсками Антанты в России. Конечно, его заявления, что задача будущей интервенции – только борьба с Германией и с большевистским режимом, были далеко не полными и не вполне искренними. Но, как говорится, язык дипломату дан, чтобы скрывать свои мысли.

И в дальнейшем, когда Красная Армия перешла в решительное наступление, именно генерал Жанен предал Колчака, не предоставив ему возможности уйти от наступающей Красной Армии, и попросту сдал его большевикам. Впоследствии, даже во Франции он вошел в историю как «генерал без чести». Колчак искусством дипломатии еще не успел овладеть. Поэтому, когда было принято решение Антанты о высадке десанта в Мурманске, для Колчака  это было продолжение борьбы и с Германией, и с большевистским режимом.

Надо отметить, что в период интервенции все корабли Антанты успешно миновали минные заграждения в российских прибрежных водах. И это послужило основанием считать, что Колчаком были переданы карты минных полей, защищавших подходы к российским берегам. Это, конечно, является всего лишь политической версией, документально не подтвержденной, но она стала трактоваться как факт  предательства Колчака по отношению к России.

Хотя совсем не исключено, что Колчак мог передать карты минных полей Антанте. Имел ли он на это право? Как Верховный правитель России, конечно, имел. Вопрос в другом. Смог бы Колчак в случае победы над большевиками рассчитаться со своими «союзниками», не торгуя Россией?  Следует также отметить, при германской интервенции на север России и в Финляндию в 1918 году не известно случая подрыва немецких кораблей на российских минах. Не мог же Колчак и Германии передать карты минных полей. Версия о передаче карт минных полей Колчаком кому-либо остается сомнительной.

Интервенция на север России в значительной степени ослабило противостояние  Красной Армии всему белому движению.

В марте 1918 года отряд английских кораблей во главе с линейным кораблем «Глориес» успешно пришвартовался в порту Мурманска, высадив отряд английских морских пехотинцев в количестве 150 человек с двумя орудиями. Это стало началом интервенции. 

Финансирование антисоветской интервенции взяло на себя правительство США. И за это США предполагали получить под свой контроль обширные территории Сибири и Дальнего Востока.

В апреле 1918 года Германия стремилась взять побережье Севера России и Финляндии под свой контроль и уже 3 апреля 1918 года на полуостров Ханко Германия беспрепятственно произвела высадку своего экспедиционного корпуса, численностью 9500 человек и начала продвижение к Хельсинки. Появилась угроза, что немцы захватят дорогу Мурманск-Петроград и стратегически важные порты Мурманск и Архангельск. В таких сложных обстоятельствах английское и французское правительства решили предпринять наступательные действия  на север России. И главная задача для них была не дать большевикам или немцам захватить поставленное Антантой снаряжение в Архангельске и поддержать антибольшевистское «белое движение» и прежде всего Чехословацкий корпус. В августе 1918 года с помощью эскадры из 17 военных кораблей произошла высадка 9-тысячного отряда Антанты в Архангельске. В сентябре 1918 года в городе высадился американский десант. Город был взят. А положение Германии на всех фронтах в начале октября 1918 года стало совсем безнадежным, и вскоре она признала себя побежденной.

Весной 1919 года войска интервентов предприняли очередную крупную атаку на юг и юго-восток России, предполагая в дальнейшем объединить усилия с армиями Юденича и Колчака. В это время 300-тысячная армия А.В.Колчака развернула наступление на запад, намереваясь соединиться с армией Деникина для совместного удара на Москву. Захватив Уфу, армия Колчака с боями пробивалась к Симбирску и Воткинску. В это время Зиновий Пешков находился при штабе Колчака. Воодушевленный активными действиями Колчака, как пишет В.В. Кожинов, один из его биографов, Пешков послал своему брату Якову Свердлову следующую телеграмму: «Яшка, когда мы возьмем Москву, то первым повесим Ленина, а вторым — тебя, за то, что вы сделали с Россией

Однако наступление Колчака вскоре было остановлено Красной Армией. Армия Колчака как и все «белое движение» в это время уже испытывали острый дефицит в военной технике и снабжении. Сокрушительным поражением также закончилась и очередная атака Антанты. А Зиновий Пешков со своей телеграммой несколько поторопился.

28 июня 1919 года был подписан Версальский мирный договор, официально завершивший Первую мировую войну.

В связи с окончанием Первой мировой войны солдаты стран Антанты воевать уже отказывались и требовали немедленной отправки их на родину. Большое значение в это время имело развернувшееся движение в Англии, США, Франции и других странах за прекращение интервенции под лозунгом «Руки прочь от России!».  В Лондоне были созданы специальные комитеты, которые вели пропаганду за выход стран Антанты из войны с Советской Россией. И возрастающее недовольство в войсках Антанты и поражения ее  на фронте привели к тому, что правительства  стран Антантыпринялирешениеобэвакуации из России своих вооруженных сил. Впоследствии президент США назвал интервенцию в России «большой ошибкой».

Теперь в США и в странах Антанты наметилась новая политика. Россия уже рассматривалась ими не как объект интервенции, но как будущий рынок для своей страны, и они рассчитывали, что большевики-революционеры сохранят контроль над Россией на долгое время. Идея социалистической революции, в результате которой будет одна гигантская государственная монополия, очень импонировала американским капиталистам. При этом США, а также и Англия с Францией стали оказывать материально-техническая помощь не «белому движению», а большевистскому режиму. (см. Михаил Назаров. Миссия российских эмигрантов). 

И уже смертельная схватка стран Антанты с Германией начала уступать место, в борьбе американского капитала против германского в России. И в этой борьбе США одержали победу.

Ситуация на фронтах Гражданской войны резко изменилась. В 1919 году реальная помощь «белому движению» как на юге России, так и на востоке со стороны стран Антанты практически прекратилась. Прекратилась помощь и известному Чехословацкому корпусу. Он оказался уже никому не нужным. В это время оставшиеся войска Антанты в России вели себя очень пассивно, только удерживая первоначально занятые районы, не собираясь вступать в борьбу с Красной армией. Присутствие на российской территории иностранных войск теперь только дискредитировало «белое движение». Позволяло большевикам представлять «белых» как «ставленников мировой буржуазии, торгующих национальными интересами», а свои военные действия представлять патриотической справедливой борьбой.

Между тем благодаря действиям отрядов атамана Семенова, в Забайкалье развернулся настоящий белый террор. Семенов практически вышел из подчинения Верховному правителю России. Отряды Семенова наводила ужас даже на видавших виды белогвардейцев и интервентов. Людей хватали, издевались над ними, расстреливали без суда и следствия. Жертвами белогвардейского террора стали тысячи забайкальцев, поддерживающих Советскую власть.  Но при этом атаман  Семенов в глазах мировой общественности считался представителем армии Колчака. 

На борьбу с семеновским террором стало подниматься все население, изначально выступавшее против большевистского режима. Возникли партизанские отряды, состоящие из всех слоев населения Забайкалья. В эти отряды уходили целыми семьями фронтовики-казаки, создавая красные казачьи полки. Казаки-забайкальцы с ожесточением стали бороться с ненавистной «семеновщиной». И все это с учетом прекращения материальной поддержки со стороны Антанты значительно ускорило крах всего белого движения.

Красная Армия наступала. «Все на борьбу с Колчаком!» –  таков  был девиз большевиков. В это время значительно обострились отношения Колчака  с чехами. Чехословацкий корпус постепенно вышел из рядов противников советской власти, и чехословацкие соединения стали отводиться в тыл. Но корпус продолжал контролировать Транссибирскую магистраль. Фактическими же хозяевами Транссиба была по-прежнему Антанта. И чехословацкие формирования в это время препятствовали отступлению белых войск, занимая железную дорогу. Без Транссибирской железной дороги армия Колчака теряла возможность для маневра. В этих условиях Колчак стремительно утрачивал «рычаги управления» ситуацией. В декабре 1919 года в Иркутске, на левом берегу Ангары, вспыхнуло антиколчаковское восстание, которое возглавил эсеровский Политический Центр, фактически перешедший  на сторону большевиков.

В. Г. Хандорин в своей книге «Адмирал Колчак: правда и мифы» писал:

«Армия (Колчака) продолжала стремительно таять, и уже терпела поражения не только от красноармейских частей, но и от повстанцев и партизан. Восстания вспыхивали одно за другим, и в них вовлекались распропагандированные большевиками и эсерами деморализованные солдаты погибающей армии. После удара под Красноярском армия Колчака по существу распалась. Жалкие ее остатки, не имея возможности отступать по железной дороге, занятой чехами, двигались к Иркутску в лютые сибирские морозы по бездорожью, теряя людей от обморожений, тифа и недоедания. 

Лишь неукротимая воля 38-летнего генерала Владимира Оскаровича Каппеля, назначенного командующим фронта, могла еще удерживать от гибели сохранившиеся войска…». 

А Колчак с небольшим отрядом своей армии отступал, медленно двигаясь на восток. Его поезд постепенно дошел до Новониколаевска (Новосибирска). Дальше стояли эшелоны чехов, заблокировав собой железнодорожную ветку.  Колчак потребовал пропустить его вперед, но получил отказ. К этому времени в его распоряжении не было никакой серьезной  вооруженной силы.

Большевистское правительство уже окончательно заручилось экономической поддержкой со стороны США и обеспечило себе нейтралитет Японии. Это  позволило значительно укрепить Красную Армию и усилить наступление на востоке Сибири. Чехословацкий корпус представлял собой еще достаточно хорошо вооруженную группировку, но воевать за чужие интересы, интересы белой армии чехи не хотели. Они мечтали поскорее покинуть Россию. И в обмен за беспрепятственный проезд по России они, с благословления французского генерала Жанена, решили арестовать Колчака и передать его и имеющуюся при нем часть золотого запаса России Иркутскому политцентру. В дальнейшем Колчак был передан большевикам на расправу. Он был помещен в иркутскую городскую тюрьму. 

Анна Васильевна Тимирева, чей необычный роман с Колчаком длился уже 17 месяцев, в это время находилась в Иркутске. Своих чувств к нему она никогда ни от кого не скрывала и, несмотря на все превратности судьбы, не прерывала своих романтических отношений с Колчаком. По сути, своей –  это был роман в письмах – их соединяли листки почтовой бумаги, которым они доверяли свои мысли и чувства. От своего мужа она уже получила официальное расторжение брака.

Как только Анна Васильевна узнала, что Колчак помещен в иркутскую тюрьму, она пришла в Иркутский ревком и потребовала, чтобы ее отправили в ту же тюрьму. Иркутский ревком удовлетворил ее требование. Пока шло следствие, Тимирева и Колчак обменивались записками. За час до расстрела им было разрешено короткое единственное свидание в камере у Колчака.

За 17 месяцев любви и недолгие встречи Анна Васильевна дорого заплатила –  37 годами тюрьмы и ссылок. Надо отметить, что на допросе Колчак, опасаясь за судьбу Анны Васильевны, пытался скрыть свои истинные отношения с ней.

Из стенографического отчета заседания чрезвычайной следственной комиссии 21 января 1920 года:

Председатель К.А. Попов:

 - Здесь добровольно арестовалась госпожа Тимирева. Какое она имеет отношение к вам?

Колчак:

 - Она –  моя давнишняя хорошая знакомая. Она находилась в Омске, где работала в моей мастерской по шитью белья и по раздаче его воинским чинам –  больным и раненым. Она оставалась в Омске до последних дней и затем, когда я должен был уехать по военным обстоятельствам, она поехала со мной в поезде. В этом поезде она доехала сюда до того времени, когда я был задержан чехами. Когда я ехал сюда, она захотела разделить участь со мною.

Попов:

 - Скажите, адмирал, она не является Вашей гражданской женой? Мы не имеем право зафиксировать это?
Колчак:

- Нет».

Тем не менее, Тимирева была признана гражданской женой Колчака. И в дальнейшем она рассматривалась как жена врага народа и получила 37 лет тюрьмы и ссылки. Реабилитировали ее лишь в 1960 году. Похоронена на Ваганьковском кладбище в Москве в одной могиле со своими родственниками. На могильной плите сделана надпись Книпер Анна Васильевна (по фамилии последнего мужа). 

Прошло сто лет. Настала другая эпоха. И уже пишется новая история. 

В период решения вопросов об увековечивании памяти А.В. Колчака в  редакцию сибирской газеты «СМ Номер один» обратился Владимир Петрович Зенченко, который долгое время жил по соседству с одним из участников казни адмирала. Маленьким мальчиком он не меньше десяти раз слушал рассказ, как казнили адмирала. 

- Для меня Колчак –  образец высоконравственного человека, – говорил Владимир Петрович. – То, что он сделал для России, трудно переоценить. Люди должны знать о нем, должны помнить таких, как он. Я настоящий коммунист и до сих пор состою в партии, поэтому меня трудно заподозрить в необъективности.

Мой отец из слесарей. Отец был назначен руководителем фабрики в Усолье-Сибирском, где делали фанеру для самолетов. И он разрешил в одном из домиков во дворе жить чернорабочему Солуянову. Так вот оказалось, что этот Солуянов был одним из семи расстреливавших Колчака в 1920 году. Он рассказывал: «Охрану в тюрьме, где сидел Колчак, сменили за день до его расстрела. Дело было рано утром. В камеру к Колчаку пришли ровно в четыре часа и сказали, что есть постановление местного революционного комитета о том, чтобы его расстрелять. Он спокойно спросил: «Что, без суда?» Ему ответили, что без суда. Потом оставили адмирала в камере, а сами пошли к председателю его правительства Пепеляеву. Тот, когда узнал о казни, сразу бросился на колени и стал просить прощения, умолять о пощаде. Сначала вывели из камеры Пепеляева, потом вывели Колчака и повели их на Ушаковку. В пятидесяти метрах от тюрьмы была прорубь, где обычно полоскали белье. Из семи сопровождавших Колчака только один был с карабином. Он освободил прорубь ото льда. Колчак все время оставался спокойным, не сказал ни одного слова. Потом адмирал молча бросил шинель на меху около проруби. Все это время он смотрел на небо в сторону севера, где ярко горела полярная звезда. Приговор, конечно, никому не зачитывали. Самый главный у них сказал: «Давай так шлепнем –  что церемонию разводить?» Сначала расстреляли Колчака. К его затылку все семь человек приставили револьверы. Солуянов так испугался, что при нажатии на спусковой крючок закрыл глаза. Когда после выстрелов открыл их, то увидел, как шинель уходила под воду. Второго расстреляли немного позже. Потом все вернулись в тюрьму и уже там составили протокол, расписав казнь поминутно. Протокол составили в пять часов. В нем сказано, что Колчака расстреляли на Ушаковке. Конкретное место не описано. Судя по времени, после того как о расстреле объявили Колчаку и составили протокол, прошел один час, казнь была недалеко от тюрьмы. Потом гражданская жена адмирала писала в своих дневниках, что выстрелы были недалеко от тюрьмы».

Те, кто приказывал казнить Колчака, были расстреляны в 1937-1938 годах. О причинах быстрой расправы над Колчаком теперь можно только догадываться. В архивах об этом ничего не говорится. Постановление о расстреле адмирала вынес Иркутский политцентр, который состоял из эсеров и меньшевиков. В феврале к городу стремительно продвигалась 30-я дивизия Красной армии. Возможно, чтобы сохранить себе жизнь и показать, что они не с Колчаком, члены политцентра вынесли свое решение. Возможно, боялись, что Колчака освободят остатки дивизии Каппеля, которые вели бои недалеко от Иркутска. Колчак дорожил жизнью каждого человека.

- А почему вы считаете Колчака высоконравственным человеком?

- Об этом говорит вся его жизнь. Да и то, как он вел себя в последние дни своей жизни. К Колчаку попал золотой запас России, когда его войска заняли Казань. Золото готовили к погрузке на баржи для отправки в Астрахань. Туда, где действовали интервенты и мародеры. Скорее всего, золото увезли бы из России. А так оно было описано, составлен точный список –  всего 28 вагонов. Так вот все эти 28 вагонов были переданы большевикам в Иркутске, о чем есть соответствующие документы.

Поезд Колчака вместе с золотым запасом России сопровождали чехи, которые стремились на Дальний Восток, чтобы морем попасть на родину. Их встретил отряд черемховских рабочих. Они предупредили, что если чехи не отдадут Колчака, то будут взорваны три моста. А это означало, что домой они уже никогда не попадут. После этого большевикам никто не мешал арестовывать адмирала.  А англичане требовали передать золото чехословацкому экспедиционному корпусу для последующей отправки в Англию на «сохранение». Колчак категорически отказался. Он заявил: «Золото останется в России независимо от режима, который будет в ней установлен». Затем  приказом объявил о передаче власти Деникину. Также объявил о передаче всего золота в целости и сохранности большевикам.  После этого он был арестован и передан большевикам на расправу.

-А то, что он сделал для России как ученый? По сути именно он открыл для мира Северный морской путь. В поисках экспедиции Толля он потерял половину зубов, был обморожен. За свою стойкость был награжден Большой Константиновской медалью, высшей медалью за полярные исследования. О героической доблести Колчака на Русско-японской войне говорили даже сами японцы. Уже после сдачи Порта-Артура, Колчак со своей батарей продолжал отстреливаться и только раненым был схвачен в плен. Японцы, чтобы показать свое уважение к его храбрости, построили две шеренги самураев и пронесли через них на носилках Колчака.

Он очень бережно относился к людям, ценил каждого человека. Когда его офицеры расстреляли трех депутатов Учредительного собрания и Колчак об этом узнал, то приказал отдать виновных под суд.

Памятник должен стоять около Вечного огня…

Использованная литература:

1.      Плотников И.Ф. Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность.

2.      Дроздов  С. Колчак и атаман Семенов

3.      Дроздов  С. Дальневосточное турне Колчака

4.      Дроздов  С. Колчак и территориальная целостность России

5.      Хандорин В. Адмирал  Колчак. Правда и мифы

6.      Назаров М. Миссия российских эмигрантов

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика: данные за сегодня (просмотры, визиты и уникальные посетители)
Рейтинг@Mail.ru

Deutsch Русский

Театрально-концертная касса INTER-FOCUS

02.10.2017
Комедия «Авантюристы поневоле»

09.10.2017
Елена Ваенга и Михаил Бублик

16.10.2017 
Кристина Орбакайте - в Германии

06.11.2017 
Театр «Ленком».
Спектакль «Tout paye, или Всё оплачено»

17.11.2017
БАСТА В ГЕРМАНИИ

28.11.2017
ХОР ТУРЕЦКОГО В ГЕРМАНИИ 2017

12.12.2017
 Бит-квартет «Секрет»

16.12.2017
ФЕСТИВАЛЬ CIAO ITALIA В ГЕРМАНИИ 2017

ticket

logo-artwelle

pianokurs

 

Книги наших авторов

Кто на сайте

Сейчас 300 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ТОЛСТОВСКОЕ ОБЩЕСТВО

Tolstoi Hilfs- und Kulturwerk Hannover e.V.

logo tolstoi

План мероприятий Толстовского общества.

Tel.: 0511 - 352 20 20
(с 10 до 14, кроме понедельника)

Толстовское общество продолжает приём детей в группы изучения русского языка и основ математики, английского языка, а также взрослых на курсы гитары.

Быстрый контакт