Искусство

Искусство

Притягивающий мир Себастьяна Нюблинга

Nika1Нина Мазур, ГанноверСебастьян Нюблинг (1960), один из самых популярных режиссеров немецкоязычного пространства, удостоен множества премий и востребован сегодня на крупнейших сценических площадках Германии, Австрии и Швейцарии.

 

Известно, что родоначальник концептуального искусства XX века Марсель Дюшамп распорядился, чтобы на его могиле было написано: "Погибают постоянно остальные". Именно эта фраза написана на декорации спектакля мюнхенского театра "Каммершпиле" "Темный притягивающий мир" (2006), поставленной Себастьяном Нюблингом по пьесе молодого австрийского автора Хэндля Клауса, и показанной на берлинском фестивале «Каммершпиле» как лучший немецкоязычный спектакль года.

Сама пьеса, очевидно, принадлежит к современному абсурдизму. Там присутствуют три героя: неврастеничный владелец квартиры, девушка-квартиросъемщица и ее мать. Девица сообщает хозяину, что уезжает в Перу ( хотя просто-напросто переезжает к матери), и попутно намекает, что убила собственного мужа. Потом появляется мамаша, танцует, болтает на самые неожиданные темы и затем сообщает, что ее дочь погибла. Но тут приходит вполне живая девица, и все трое начинают решать актуальную на данный момент проблему... кастрации кошки.

Казалось бы, создать из такого материала качественный спектакль – нерешаемая задача. Однако, Нюблингу она оказалась по плечу. Спектакль идет на огромной сцене с движущимися деревянными панелями; создается ощущение роскоши в стиле 50-х годов.

Герои непроизвольно танцуют под звуки босановы и одновременно легко, не задумываясь, произносят всяческие нелепости. Кажется, ни они сами, ни режиссер не принимают все это всерьез. Гунди Эллерт, Вибке Пульс и Иохен Нох  разыграли сумбурную пьесу как бродвейский хит, и она наполнилась иронией и блеском, - именно так, как хотел Себастьян Нюблинг.

На следующий год дерзкий режиссер представил на «Театертреффен» свою новую постановку, на сей раз базельскую: он соединил оперу Генри Перселла «Дидона и Эней» с одноименной трагедией  Кристофера Марло. Да еще добавил итальянские шлягеры. Получилось прелестное зрелище, пиршество для всех органов чувств. Юпитер готовил прямо на сцене ароматные кушанья, юный Ганимед, неразлучный с ноутбуком, выступал в качестве диск-жокея, а старая Венера занималась сводничеством.  Песни, пляски, обильная еда, - все по-настоящему... Радостная и непринужденная театральность...

Да, с чувством юмора у Нюблинга все в порядке ( как и с чувством меры и стиля). В самом деле, почему трагедию надо ставить непременно с убийственной серьезностью?  В штуттгартском театре "Коробок" решили доказать противоположное: Себастьян Нюблинг поставил здесь моноспектакль "Сладкий Гамлет" с актером Даниэлем Валь.

Спектакль длится час. Серьезный молодой человек в процессе чаепития стремится пересказать нам пьесу Шекспира. Вернее, он пил чай, и тут его настигло это желание. Он располагает столом, стулом, термосом, чашкой, сахарным песком и пакетиками с заваркой. Да еще лампой на шнуре.  Так что можно начинать. При наличии таланта.

Чего проще: когда Офелия топится, можно просыпать заварку на стол, а сахар использовать и как наркотик, и как яд в финальной сцене с Клавдием. Правда, у актера еще есть в распоряжении пластиковый череп, - Йорика, конечно. Как выяснилось, вполне достаточно, чтобы оторвать взгляд от сцены было невозможно.

Притом трагедия Шекспира не просто рассказана, она показана и прожита актером (и нами)  со всем напряжением страсти.

От малой формы – к большой, - это для Нюблинга переход естественный.

Событием Зальцбургского фестиваля-2009 стало исполнение поставленной Себастьяном Нюблингом оратории Вивальди «Юдифь торжествующая».

«Юдифь» играли в пригороде Зальцбурга, старинном кельтском городке Халляйне, на острове Пернер; особое пространство спектаклю обеспечили бывшие соляные склады.«Юдифь торжествующая побеждает варваров Олоферна» - так называется единственная дошедшая до нас оратория Вивальди. На фестивале в Зальцбурге «Юдифь» шла в разделе драмы; ее поставили совместно оперный и драматический театры Штуттгарта, поскольку оратория была объединена с пьесой «Юдифь» немецкого классика Фридриха Геббеля (1813-1863). 

Исполнение оркестра штуттгартской оперы под руководством Лутца Радемахера здесь безупречно барочное; голоса певцов, - Тайаны Рай (Юдифь), контртенора Даниэля Глогера и баритона Матиаса Тоси, - звучат аутентично; костюмы  (художник Муриель Герстнер) вполне классичны и напоминают живопись Боттичелли и Кранаха, а иногда и Климта, которых вдохновлял образ Юдифи с отрезанной ею головой Олоферна.

Но вскоре музыка изменяется, в партитуру Вивальди включается композитор Ларс Виттерсхаген. Звучат саксофоны и ударные, героев начинают играть по нескольку актеров, а многочисленные головы, возникающие на наших глазах из готовых форм, немедленно отрубаются палачом.  Себастьян Нюблинг дал новую интерпретацию библейского сюжета, используя версию Геббеля о том, что в поступке Юдифи содержался не только политический аспект, - борьба против ассирийского ига, - но и личная месть. Юдифь у Нюблинга и секусальна, и агрессивна, и лицемерна, и жестока ( ближе всего к климтовскому прототипу). Получилось красивое и мрачное зрелище, где миф рассмотрен с различных и неожиданных точек зрения.. 

Столь же неожиданно Нюблинг обратился к Гоголю, поставив в цюрихском драмтеатре спектакль «Ревизор» (2009). Программка к »Ревизору» представляет собой развернутое интервью эксперта по экономике. Там идет речь о коррупции  в современном обществе и о трудностях борьбы с нею.

В начале спектакля звучит Samba Pa Ti Карлоса Сантаны, затем музыка стихает, и ничего не происходит.. Музыка возникает снова, в зале замешательство. И вдруг везде, - в ложах, партере, - начинается взволнованное обсуждение новости: «К нам едет ревизор...»..

Хлестаков (актер Матиас Бундшу) приезжает у Нюблинга прямо  в швейцарскую столицу. Диалект персонажей узнаваем. В классический текст врывается современность с фразами о кризисе и запрете на постройку минаретов. Сцены взяток поставлены блестяще, как и эротические сцены Хлестакова с женой и дочерью городничего (дочка, конечно, ходит обкуренная, ну, а сексуальная озабоченность супруги мэра давно уже стала притчей во языцех).

Смешно... если бы не было грустно...

И снова – к современности. Один мальчишка утопил в Темзе за вознаграждение в 100 фунтов какой-то мешок, не зная, что в нем. А была в нем голова русской проститутки Веры Петровой, приехавшей в Лондон из Эстонии, как выяснили сотрудники Скотланд-Ярда. Расследование начинается.

Пьесу английского драматурга Саймона Стивенса «Три королевства» Себастьян Нюблинг поставил в 2011 году . Это был международный проект: британско-германско-эстонский, и в спектакле были заняты актеры лондонских театров, мюнхенского «Каммершпиле» и таллиннского NО99.

Серая коробка сцены придумана сценографом театра NO99 Эне-Лийз Семпер так, что она моментально преобразуется, и перед нами то полицейский участок, то бордель, то спортклуб, то аэропорт.

Сначала действие происходит в Англии. Принято считать, что британцам свойственен черный юмор. Инспектор Стоун (Ник Теннант) и его помощник Чарли Ли (Ферди Робертс) шутят вместе с патологоанатомом, который тут же на сцене производит вскрытие обнаженного трупа. Но то, что казалось зрителю цинизмом, в дальнейшем покажется наивностью младенца. Полицейские допрашивают Александра Рихтера, немца-сутенера, и он ужасающе похож на Брейвика с его высокомерным презрением к людям и убежденностью, что ему как представителю «высшей расы»  все дозволено, - хотя и пьеса, и спектакль создавались до истории с Брейвиком.

Затем следствие (и действие) переносится в Германию. Сцены в Гамбурге предельно  натуралистичны; мир борделя и порнографической студии показан со всей откровенностью.

А потом – Эстония, маленькая постсоветская страна... Актеры театра NO99  играют молодых волков, торгующих живым товаром в грандиозных масштабах, и на актерах действительно надеты волчьи маски.. Жизнь здесь не стоит ни гроша, закон никому не писан, а предательство в чести. Даже отцу Веры нисколько не жаль ее, - шлюха, туда ей и дорога!

И честный английский полицейский поймет, что что увидел самую верхушку айсберга, а дальше его не пустят.

Да, этот спектакль Нюблинга натуралистичен, но при том предельно театрален.

Свойственная его постановкам легкость игры, умение не концентрироваться на тексте, стремительность темпоритма неизменны. Особая театральная условность, виртуозное умение включить зрительское воображение и заставить размышлять вместе, выстраивание необычайной атмосферы,  - все вместе и создает этот театральный феномен: легкое дыхание спектаклей Себастьяна Нюблинга.

 

 

 

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 [2 Голоса (ов)]

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.МетрикаЯндекс.Метрика: данные за сегодня (просмотры, визиты и уникальные посетители)
Рейтинг@Mail.ru

Deutsch Русский

Театрально-концертная касса INTER-FOCUS

06.11.2017 
Театр «Ленком».
Спектакль «Tout paye, или Всё оплачено»

17.11.2017
БАСТА В ГЕРМАНИИ

28.11.2017
ХОР ТУРЕЦКОГО В ГЕРМАНИИ 2017

12.12.2017
 Бит-квартет «Секрет»

16.12.2017
ФЕСТИВАЛЬ CIAO ITALIA В ГЕРМАНИИ 2017

ticket

logo-artwelle

pianokurs

 

Книги наших авторов

Кто на сайте

Сейчас 270 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

ТОЛСТОВСКОЕ ОБЩЕСТВО

Tolstoi Hilfs- und Kulturwerk Hannover e.V.

logo tolstoi

План мероприятий Толстовского общества.

Tel.: 0511 - 352 20 20
(с 10 до 14, кроме понедельника)

Толстовское общество продолжает приём детей в группы изучения русского языка и основ математики, английского языка, а также взрослых на курсы гитары.

Быстрый контакт