Старт // Новые статьи // Культура // Искусство // Милана Бутаева: «Моё великое богатство – моя семья!»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Милана Бутаева: «Моё великое богатство – моя семья!»

«Талант важен уже сам по себе, если это действительно талант. Главное – это то, чего вы с его помощью добьётесь».

Тито Гобби, итальянский баритон, корифей оперной сцены 20-го века.

Сила, большая теплота и эмоциональность, чувственный лиризм ее голоса, вулканический темперамент, прекрасные актерские данные сделали певицу желанной гостьей на самых разных оперных сценах и концертных, классических площадках Германии (Берлин, Komische Oper, Дрезден, Semperoper, Дортмунд, Hessische Staatstheater in Wiesbaden), России (Санкт-Петебург, Мариинский театр),Японии (Токио), в Финляндии (Хельсинки).

 

 

В её исполнительском репертуаре немало ставших классикой оперных партий из сочинений великих итальянских, немецких, русских композиторов: заглавные партии в операх Вагнера «Валькирия» и «Зигфрид», Штрауса «Ариадна на Наксосе», Пуччини «Мадам Баттерфляй», Верди «Макбет», Менотти «Консул», Масканьи «Сельская честь», Берга «Воццек», в летних планах — партия цыганки Азучены, из оперы Дж.Верди «Трубадур»…

О музыке и музыкантах, об опере и оперных театрах от Ганновера до Санкт-Петербурга, об учителях, о детях и семье, о многом другом рассказывает в эксклюзивном интервью двуязычному русско-немецкому интернет-журналу Inter-Focus.de Милана Бутаева.

Судьба сказала мне: «Пой!»

Д.С.: — Милана, мы знакомы более 5 лет. Позволь обращаться к тебе на «ты». Интересно, а когда возникло ясное и четкое желание петь?

Милана: — Вероятно, она — судьба, лишь деликатно намекала и подводила к этому. Всё началось ещё в музыкальной школе, в России, в Москве. Ведь не секрет, что ребенок хорошо успевает по тем предметам, которые ему легче даются, которые ему интересны. Большое удовольствие доставляло мне пение в хоре, помимо основной игры на фортепиано, сольфеджио и других специальных дисциплин. С благодарностью и сегодня вспоминаю дирижера хора и одновременно его руководительницу. Мы пели интересные вокальные произведения, и я пела в альтах (нижний женский голос), что спасло мой голос на всю жизнь! Если бы тогда оказалась в верхнем ряду и брала бы высокие, верхние ноты, то, возможно, сегодня мы не сидели бы и не говорили о моей оперной карьере. Неправильная нагрузка могла навредить его природе.

В хоре нравилось быть частью ансамбля, нравилось, что именно альты делали гармонию, а сопрано создавали мелодию. Вспоминаю, что мне всегда говорили: «Пой тише, тише!» По всей видимости, голос был тогда уже как-то заметен. Я давала свою профунду… (смеется). Назовём это «мясо» или «труба». Надо было уметь «прибрать» его, а выделяться в хоре (голосом) не нужно. Тогда, наверное, было принято решение пойти учиться на дирижерско-хоровое отделение музыкального училища при Московской консерватории им. П.И.Чайковского Собственно, там же педагог по дирижированию сказал, что видит меня на сцене: «Тебе надо на сцену!». И следующим шагом было поступление в ГИТИС (ныне РАТИ – Российская Академия Театрального Искусства), на факультет «Актер музыкального театра», что подразумевает твоё умение петь, танцевать, декламировать стихи, читать прозу…

Д.С.: — Но ведь это потом тебе пригодилось?

Милана: — Не то слово, как пригодилось! И, соответственно, когда мы оказались здесь, в Германии, в 1995 году встал вопрос самореализации. Европа предоставляла много новых возможностей. Артист мюзикла? Почему бы не попробовать? Профессиональный багаж у меня был. Безумно люблю танцевать, что к данному желанию весьма и весьма подходило. В Гамбурге как раз и находится одна из частных школ, где учат на артистов этого направления, но вовремя опытные люди подсказали, что эта профессия без будущего, век артиста ограничен. Вернее даже, не дали сделать необдуманный шаг: мюзикл – это хорошо, и карьере длиться до 40 лет, но что потом: искать новую профессию, заново учиться, набираться опыта?.. После колоссальной физической нагрузки (2 спектакля в день – это норма), измененная вокальная техника, манера исполнения абсолютно иная, нежели у оперного исполнителя. Это была реакция двух немецких музыкантов-профессоров здесь, в Германии. Она и заставила меня серьёзно задуматься. Со встречным предложением бесплатно подготовить меня к поступлению в местную консерваторию выступила моя будущая педагог по вокалу, профессор Керол Рихардсон, в классе у которой я и стала заниматься. Мои педагоги в Ганноверской Высшей Школе Музыки и Театра подвели меня к карьере оперной певицы. И, собственно говоря, так я попала в эту спираль, которая закружила меня, пронеся через учёбу, студию. Первое прослушивание состоялось в Бремерхафене. Но когда я вошла во вкус и, поняла, что действительно что-то могу делать неплохо в своей профессии, и мне это доставляет огромное удовольствие, и я вижу ответную реакцию, только тогда осознала, что судьба меня к этому привела.

Д.С.: — Сколько же лет потребовалось, чтобы понять свое истинное призвание?

Милана: — В 7 лет начало учёбы на фортепиано, в восемь поступила в одну из лучших детских музыкальных школ г.Москвы им. Н.Я.Мясковского. Попасть туда было невероятно сложно, затем учеба в музыкальном училище при Московской консерватории, что в Мерзляковском переулке, потом учёба в ГИТИСе…

— Сейчас думаю, что так и должно было быть. А тогда каждое успешное поступление расценивалось большой победой, чем-то сверхъестественным, т.к. без помощи «мохнатых рук», так говорят в России, или без «витамина В», как говорят в Германии, не попасть! Вспоминаю, что когда поступила в ГИТИС, мы с мамой плакали обе. От радости, от счастья. От удачи! Ведь пришли мы просто с “улицы“, т.е. без протеже.

Д.С.:Голос для оперного певца – инструмент. Как удаётся сберечь его в нужном состоянии и тонусе, особенно перед спектаклем?

Милана: — В большинстве случаев было так, что в основном я выступала не дома, а где-то, значит – я туда еду или лечу самолётом, в день спектакля или за день. Соответственно, могу вырваться из своей рутины, быта, настроиться. Самоотверженно помогает мой муж Герхард, мои родители, брат Артур.

238 

«Сельская честь», Ганноверская опера, 12 января 2014 года. (Фото автора).

Если же спектакль запланирован в Ганноверской опере, например, из недавних — трижды пела здесь в опере «Сельская честь» („Cavalleria rustikana») итальянского композитора П.Масканьи, утром ранним отвожу детей в детский сад и школу и в течение дня должна обязательно найти какое-то время для уединения, чтобы внутренне пройти всю партию…

Д.С.:А в случае простуды, волнения? Есть свои проверенные рецепты?

Милана: — От волнения никуда не уйдешь. Это на всю жизнь! За несколько тактов до выхода, когда слышу, что вот-вот на сцену, могу только попытаться на уровне головы что-то заветное сказать себе, как-то правильно настроиться, но не могу заставить своё сердце не биться быстрее! Физически мне это не подвластно. Со стороны этого никто не заметит, и в голову никому не придет, что внутри меня происходит неописуемое треволнение! Но вот ты на сцене, и дальше нужно отдать себя во власть музыки, ее стихии, отпустить себя, что требует также определённых усилий.

Д.С.:Мне удалось услышать тебя в опере «Сельская честь», что прошла при полных залах в Ганноверском оперном театре. Сценическое решение, сама постановка – это все представлено в современной, европейской стилистике. Ты за традиции или за новации?

Милана: — Мы – певцы, люди зависимые. Мы изначально поставлены в сценические рамки той или иной постановки, сценического замысла того или иного режиссёра. Мировые оперные звёзды, в данном случае, приятное исключение: они могут выбирать и партию, и партнёра. К слову сказать, пела в трёх абсолютно разных постановках одной и той же «Сельской чести»! Здесь, в Германии.

На мой взгляд, сегодня иные режиссёры хотят изобрести новое, а всё уже изобретено! Они часто живут ожиданием громких возгласов: БУ-БУ-БУ! На премьере. И только! А сами после премьеры уезжают, оставляя в театре певцов, дирижёра. И, если нет такой «забастовки» на премьере, значит, что-то не получилось?.. Слишком традиционно. На их творческий взгляд. Сталкивалась с тем, что замысел постановщика так и остался нераскрытым, непознанным. Вообще я и за традиции, и за новации, но в той разумной пропорции, где обязательно будет “золотая середина“. За талант без новаторских дикостей!

Д.С.: — Милана, когда-то вскользь от тебя я услышала, что доводилось сотрудничать с известным дирижёром с мировым именем, Маэстро Гергиевым…

Милана: Тогда я еще особенно не была связана с оперным миром. Знала, что есть такой большой дирижёр, один из лучших в современном музыкальном мире. И снова рядом оказались мои педагоги (в жизни ещё и семейная пара) из Ганноверской консерватории — Керол Рихардсон и Джефри Смит. «Знаешь», — сказали мне они, — «у вас в России есть такой продвинутый музыкант, дирижёр Гергиев, хорошо бы и у него прослушаться!..»

Голос в дар

Наступал 2000-й год, открытие «ЭКСПО-2000» в Ганновере. В культурной программе Международной выставки был и приезд маэстро с Роттердамским симфоническим оркестром, в котором Гергиев долгие годы был главным, приглашённым дирижёром, в параллели с Мариинским театром. Мы разыскали его за 10 минут до начала концерта. Буквально выловили за кулисами, моя педагог представила меня как «девочку, подающую надежды» на английском языке. Времени для разговора просто не было: маэстро должен был переодеваться в концертный фрак. На концерт ожидали высокую особу – королеву Беатрис. Единственное, что он успел, так это пригласить нас вновь встретиться через неделю на Мессе, где будет уже Мариинский симфонический оркестр, где будет звучать музыка Шостаковича, его знаменитая Ленинградская симфония.

Настал тот день, настал тот час. И представь себе картину: огромный-приогромный зал, половина двенадцатого ночи, многочисленная журналистская команда. Я весь концерт просидела не распетая. И вот мы с моими педагогами идём куда-то далеко в зал. Имеешь голос – выходи и пой! – так это воспринималось в тот момент. Было уже далеко за полночь! Это нормально. Люди, которые хотят поговорить с Гергиевым в Мариинском, они сидят и до двух ночи. Но у такой личности, такого масштаба художника другого времени просто НЕТ! «Что у тебя»,- спрашивает маэстро.- «Покажи! Теперь это, а вот это…» В итоге он сказал: «Всё ясно!» У тебя большой оперный голос. Дал мне свой номер мобильного (!) и предложил осенью, а это было летом, приехать на Валькирию (Опера Рихарда Вагнера «Валькирия», прим. авт.). Мне было 27 лет. И сразу Вагнера… Вот так, собственно, и произошло наше знакомство.

Д.С. – Милана, может ли возобновиться ваше творческое содружество?

Милана: — Думаю, что в теории всё может быть! На тот момент всё было проще. Ответственности не было. Тогда не было семьи. И по прошествии стольких лет худсовет не может просто так сказать: давайте, приезжайте и всё! Прослушиваться без самого Гергиева смысла нет. Но и я пока к такому шагу не созрела. Да и не знаю, хочу ли я сама этого… Пока у меня в планах партия Азучены-цыганки в опере Дж. Верди «Трубадур», — шлягере этого жанра, поэтому для меня это одновременно интересно и ответственно!

Д.С. – Но ведь ты довольна и тем, что у тебя замечательная семья. Она для тебя на каком месте?

Милана: — На первом! Однозначно. Знаешь, в Дрездене пела с одной известной певицей в одной опере. У неё нет детей. Это не страшно: у многих нет детей. Не случились… Когда-то так думала и я, что семья, в классическом её понимании, будет мешать карьере. Но, слава Богу, что она у меня ЕСТЬ! У моей же коллеги, в силу лет и возможностей, детей уже не может быть, и я понимаю, что никакая известность не заполнит эту пустоту! Благодарна судьбе, что в моей жизни так всё образовалось. А легко могло и не случиться! Важно, что меня ждут. И это мой тыл! Это так по хорошему заземляет, абсолютно всё суетное и отрицательное уходит на второй план, особенно, если где-то или что-то не получилось! Но меня всегда ждёт МОЯ СЕМЬЯ, которая воспринимает меня всегда такой, какая есть! Поэтому постаралась свить уютное гнёздышко. Не люблю однообразия, поэтому стараюсь периодически обновлять и менять обстановку в доме – это, можно сказать, моё хобби. (От себя добавлю, что моей героине доставляет большую радость преображать и ландшафт перед окнами своего дома: он исключительно изумрудного наполнения, с восхитительной полосой из десятка молоденьких туй!) Сцена и аплодисменты – это одно, но есть и другая сторона медали – сценические неудачи, закулисные интриги и дрязги и т.д. Но возвращаясь снова к самым дорогим и любимым — дочкам и мужу, понимаешь, — это и есть моё богатство!

Д.С.: — Милана, что в ближайших творческих планах?

Милана: — На полгода вперёд знаю, как расписан каждый мой день. Партия «Кармен», в опере Жоржа Бизе — это абсолютно моя по органике, характеру, темпераменту и вокалу роль. В ней мало хорошо петь, там надо красиво и грациозно двигаться, мастерски существовать! Лето этого года обещает быть интересным. Дебют в опере «Трубадур» Дж. Верди, в местечке Ойтин (земля Шлезвиг-Гольштейн). Ойтин (Eutin) расположен в так называемой Гоштинской Швейцарии, между городами Любек и Киль, в нескольких километрах от Балтийского побережья. Это один из лучших курортов Шлезвиг-Гольштейна, окруженный озерами и лесами. Именно в этом месте, на природном естественном возвышении, выстраивается амфитеатр на 1800 человек. Красота невероятная! В 2013 году здесь я спела «Кармен», и вот меня пригласили туда вновь. По оценке интендантши Ойтинского музыкального фестиваля, это серьезное событие. На премьеру «заглядывают» большие и уважаемые люди. Год назад нам дружески жал руку премьер-министр земли Шлезвиг-Гольштейн Торстен Альбиг (Torsten Albig, Ministerpräsident von Schleswig-Holstein).

Д.С.: — Будем надеяться, что за новыми дебютами и приглашениями, последуют открытия тебя в новых партиях, в неожиданных амплуа. В спектаклях-постановках, исполненных по-хорошему традиционно, но и не уступающим вкусу эпохи! Благополучия вашей большой, дружной и весьма талантливой творческой семье! Для творчества, как говаривал А.С.Пушкин, главное – сердечное спокойствие!

 

Дарья Солнцева

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Дарья Солнцева

Читайте также

Искусство эпохи модерн в Висбадене

В Висбадене крупное культурное событие: в музее земли Хессен открылась новая экспозиция, в основу которой …

2 комментария

  1. Приятная и радостная новость : героиня данного интервью , наша соотечественница — Милана Бутаева, 6 декабря 2015 года, поёт в опере Э.Хампердинка » HÄNSEL UND GRETEL»партию Hexe .Подробнее можно прочитать здесь: http://www.staatstheater-hannover.de/op … llung=3165.

  2. Милашки 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика