Старт // Новые статьи // Культура // Искусство // Яна Любарская: «Документальная лента «Одна жизнь»: новый взгляд на Холокост»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Яна Любарская: «Документальная лента «Одна жизнь»: новый взгляд на Холокост»

Документальная лента «Одна жизнь»: новый взгляд на Холокост.
Создатели фильма Дарья Виолина, Сергей Павловский и Ева Печатникова.

Международная неделя памяти жертв Холокоста проходит в России уже в восьмой раз. Среди наиболее значимых событий — премьера фильма «Одна жизнь» известных документалистов Дарьи Виолиной и Сергея Павловского, снятый по идее продюсера Евы Печатниковой.

Дарья Виолина родилась в семье кинематографистов, сценариста Натальи Виолиной и режиссера Дмитрия Барщевского. Ее родители — создатели киноромана «Московская сага» (по роману Василия Аксенова), брат Антон Барщевский — режиссер сериала «Тяжелый песок». Дарья участвовала в этих проектах в качестве креативного продюсера. До этого она окончила сценарный факультет ВГИКа, много лет возглавляла Службу протокола Московского международного кинофестиваля. Еще в годы учебы во ВГИКе работала на ТВ, была автором программ о кино: «Программа Х», «Мое кино», «Огни большого города». В кинопроизводстве с 2004 года.

На вопрос о том, что нашей героине дала работа над фильмом в личном плане, какие вызвала чувства и эмоции, она отвечает: «Мой брат Антон Барщевский много лет возглавлял Отделение Фонда Стивена Спилберга “Выжившие в Холокосте” на территории стран СНГ, Балтии и Восточной Европы. Его группой было снято более пяти тысяч интервью с пережившими Катастрофу. Позднее нашей семьей был сделан сериал «Тяжелый песок» по роману Анатолия Рыбакова. На этом проекте мы работали уже вместе с Сергеем Павловским и, конечно, о трагедии Холокоста знали очень многое. Однако работа над документальным фильмом, столкновение с судьбами реальных людей — это совершенно особое состояние. Мы не умеем делать кино с холодным сердцем и неизбежно заново проживаем жизни с нашими героями. Не буду скрывать: это очень непросто в эмоциональном смысле, но и очень важно для нашего личного человеческого опыта. Заставляет по-другому смотреть на многие невзгоды нынешней жизни. И, надеюсь, делает нас самих чуточку лучше».

Сергей Павловский уверен, что, рассказывая историю другим, человек многое объясняет и себе самому. Большинство документальных фильмов Дарьи Виолиной и Сергея Павловского, давно работающих в тандеме, посвящены драматическим эпизодам нашей истории. Одно из их наиболее ярких творений — фильм «Дольше жизни», посвященный детям жертв сталинских репрессий. К этой теме Виолина неравнодушна еще и потому, что ее родная бабушка прошла Акмолинский лагерь жен изменников родины, известный под аббревиатурой АЛЖИР. Тема репрессий и тоталитарного режима возникают у Дарьи и в других работах. И вот авторы представляют свою новую документальную дилогию: «Одна победа» — о войне и людях искусства и «Одна жизнь» — о начале Холокоста в России.

Сергей Павловский окончил МГУ, пришел в кино как режиссер монтажа кинороманов «Московская сага», «Тяжелый песок», «Бульварное кольцо», х/ф «Конферансье». Вместе они стали авторами девяти документальных фильмов и обладателями призов международных кинофестивалей. Дарья Виолина и Сергей Павловский говорят, что снимают свои фильмы не только для сохранения памяти, но и в надежде на то, что трагедии прошлого никогда более не смогут повториться в нашей стране.

С начала Великой Отечественной войны минуло 80 лет. 22 июня мир снова замер в скорбной минуте тишины. Но в 2021 году исполнилось 80 лет еще одной исторической трагедии — началу Холокоста в России. У всех на слуху места массового уничтожения евреев: Аушвиц, Дахау, Бабий Яр, Понары в Вильнюсе, 9-й форт в Каунасе. Но был Холокост и в России. Один из первых массовых расстрелов евреев произошел в городе Невель (неподалеку от Пскова) в сентябре 1941 года.

Фильм «Одна жизнь» рассказывает не только о былой трагедии и мужестве тех, кто спасал евреев, но и о том, как сегодня сохраняется память. Среди героев фильма — творческая интеллигенция, известные общественные деятели, журналисты и просто обычные люди — свидетели трагических страниц истории. С формальной точки зрения можно сказать, что этот фильм посвящен теме Холокоста в России, но по сути — это еще и мощное эмоциональное высказывание о том, что жизнь сильнее смерти, а память длится дольше жизни. Из страшной летописи уничтожения евреев, авторами выбран единственный эпизод, произошедший в самом начале войны в живописном местечке Невель Псковской области. За ночь здесь было уничтожено почти все его еврейское население, и с этого фактически начался Холокост в России.

В августе 1941года в Невеле было создано гетто, куда сгоняли еврейские семьи, жившие в этих местах с 17 века. В районе с красивым названием Голубая дача было организовано место казни. В ночь на 6-е сентября сюда привезли около тысячи человек, которых заставили выкопать себе рвы, и следом всех расстреляли. От грудных младенцев до глубоких стариков. К теме уничтожения евреев Невеля авторы обратились не случайно: «Идея создания картины принадлежит нашему продюсеру Еве Печатниковой. Для неё это и личная боль. В Невельском гетто погибла семья её мужа, известного врача и государственного деятеля Леонида Печатникова. И доктор Печатников отправился на место трагедии вместе со съемочной группой, став одним из героев киноработы. Ева хотела сделать серьезное кино и сохранить память об этой трагедии. Так мы впервые оказались все вместе в Невеле и узнали, что именно там случился один из первых массовых расстрелов еврейского населения на территории России. Сегодня делаются десятки фильмов о Холокосте, но, как правило, речь в них идет об известных всем печальных местах: Бабий Яр, Аушвиц, Дахау. Но очень редко рассказывается о тихих русских городах, бывших еврейских местечках, которые постигла та же участь. Надеюсь, что фильмом «Одна жизнь» нам удалось в некоторой степени восполнить этот пробел», — отмечает Дарья.

Надо сказать, что потомков тех довоенных невельчан осталось совсем немного. Выжили лишь те, кто в самом начале войны успел уйти на фронт и дети тех отчаянных матерей, которые в надежде на чудо разрешили детям бежать или передали их в чужие семьи. Шансов спастись у этих детей было совсем немного, но некоторым это удалось. Создатели фильма рассказывают их душераздирающие истории. К примеру, сообщают о двух братьях, которые смогли убежать и выжили, но после той страшной ночи навсегда потеряли друг друга. В фильме мелькают кадры довоенного Невеля, с его провинциальным еврейским бытом, праздниками, торговлей, много фотографий. Наверное, похоже выглядели довоенные Витебск, Житомир, Новоград-Волынский и еще десятки городов и местечек бывшей черты оседлости. Все они были сожжены, истреблены, покалечены Холокостом. Впрочем, авторы фильма утверждают, что еврейский мир был разрушен ещё раньше руками советской власти. Нацисты уничтожением 2,5 миллионов евреев СССР завершили эту трагическую историю.
Дарья сетует, что неизбежная сложность, с которой сталкивается документалист, работающий с этой темой, — отсутствие хроники: «Мы постарались решить проблему, прибегнув к некоторым художественным приёмам, однако обошлись без модных нынче «реконструкций», которые нас, как авторов, обычно очень смущают в документальном кино. Во многом нам помог материал «Тяжелого песка». И такие высокие профессионалы, как режиссеры Вадим Абдрашитов и Алексей Симонов, награждая нас призом фестиваля «Сталкер», отдельно отметили деликатность, с которой художественные сцены переплетаются с хроникой. Их оценка, конечно, для нас очень важна».

Видимо, хладнокровным операторам вермахта действительно не хватило духа все это фиксировать, и единственные исторические кадры, повествующие непосредственно о массовых расстрелах, – это хроника, снятая в Лиепае и вошедшая в документальный фильм «Одна жизнь». Пронзительный закадровый текст в исполнении самого автора придает этой документальной работе еще больший трагизм и глубину. Страшные события у Голубой дачи режиссеры воссоздают разными киноприёмами, перемежая хронику с фрагментами из киноромана «Тяжелый песок», и это заставляет зрителя пережить трагедию почти в условиях реального времени. А еще невозможно забыть галерею раздетых перед расстрелом женщин, детей, стариков, в обнаженности которых авторы увидели чистоту и красоту.

По мнению зрителей, картина «Одна жизнь» оставляет светлое ощущение. Она не только о гибели людей и нацистских зверствах, но и о продолжении жизни вопреки всему, в частности — о ее продолжении в Невеле. Современный Невель — русский город, здесь проживает всего около 30 евреев. Но буквально все, от мала до велика, бережно хранят память о своих невинно погибших земляках. В этом — большая заслуга невельчанок: историка Людмилы Максимовской – автора нескольких книг и создателя музея, и учителя русского языка местной гимназии Ольги Игдаловой, которая проводит огромную работу со школьниками, обращая их к состраданию и памяти. В Невеле и дети, и взрослые ухаживают за мемориалом жертв Холокоста, участвуют во всех памятных мероприятиях.

Нельзя не сказать о выдающейся и очень разнообразной музыке, которая постоянно звучит в картине, добавляя эмоции, и без того владеющие зрителем.  Тихое счастье соседствует здесь с предчувствием беды. Несомненно, творческий союз Дарьи Виолиной, Сергея Павловского и Евы Печатниковой смог тонко и деликатно превратить еще одну печальную страницу истории в факт искусства.

Фильм ещё не вышел на экраны, но уже завоевал Приз международного кинофестиваля о правах человека «Сталкер» и в рамках Недели Памяти будет представлен трижды. В ГМИИ им. Пушкина показом киноработы открывалась Неделя памяти-2022. Премьерный показ состоялся в рамках Международного Фестиваля фильмов о преступлениях против человечности «Хроники катастрофы». «Этот фестиваль собрал очень сильную программу наиболее значимых фильмов о Холокосте, сделанных в мире в 2021 году. Трудно себе представить, но их набралось более 70-ти! Перед организаторами стояла сложная задача: выбрать наиболее достойные и для нас большая честь, что “Одна жизнь” вошла в их число. Показ в Третьяковской галерее пришелся на разгар новой волны пандемии, но даже в этих тяжелейших условиях зал был заполнен, и ещё долго после фильма шло обсуждение со зрителями. Ещё один показ состоится по инициативе кинокритика Александра Колбовского в Еврейском культурном центре на Большой Никитской сегодня, 26 января. Там тоже принято обсуждать фильмы со зрителями, и нам всегда важна эта обратная связь. Ждут нас и в нескольких залах Петербурга (и, конечно, самого Невеля), но, увы, видимо, придется отложить эти мероприятия до спада пандемической волны. Надеемся на март-апрель», — отмечает Дарья.

В ближайших планах создателей — показ второго фильма невельской дилогии — картины «Одна победа» — на телеканале «Культура». Одновременно Дарья и Сергей начали работу над фильмом к юбилею Театра Оперетты, по предложению его художественного руководителя Владимира Тартаковского: «Вот такая неожиданная смена жанра. Хочется думать, что это будет более легкое кино, но сделанное тоже всерьёз. Ещё одна, очень интересная задумка имеется у Евы Печатниковой, но пусть она пока останется тайной. Нам очень повезло с продюсером, Ева (практикующий врач) — человек не только прекрасно образованный, но и очень творческий. И полтора года работы над дилогией «Одна жизнь/ Одна победа» стали для меня, для Сергея Павловского и Евы Печатниковой замечательным периодом сотворчества», — завершает она наш разговор.

Читателям, живущим за рубежом, создатели кинокартины сообщают, что выкладывать свою работу на YouTube до премьеры на телевидении они не планируют и в данный момент ждут всех на живых кинопоказах в России. 

Комментарий к интервью дал Илья Альтман, профессор РГГУ, сопредседатель НПЦ «Холокост», который, вместе с Аллой Гербер, президентом Фонда «Холокост», представлял этот документальный фильм в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина:

«В моей монографии «Жертвы ненависти. Холокост в СССР. 1941–1945» указан ряд населенных пунктов на территории современных Смоленской, Псковской и Брянской областей, где прошли первые казни евреев. Но Невель был первым уничтоженным гетто, с практически всем еврейским населением».

Комментарий к этому интервью также дал Леонид Терушкин, заведующий архивом НПЦ «Холокост»:

«В Смоленске производились расстрелы уже в августе 1941 года, погибло примерно 50-70 евреев. Это — буквально на 15 дней раньше, чем в Невеле. Однако можно с уверенностью сказать, что Невель — первый в РСФСР по количеству жертв в сентябре 1941 года. В издаваемой НПЦ «Холокост» серии «Сохрани мои письма. Сборник писем евреев периода Великой Отечественной войны» трагедия и судьбы евреев Невеля — жертв Холокоста и воинов Красной Армии — тоже нашли свое отражение. В 5-ом выпуске сборника (2019 г.) опуликовано письмо Рахили Иткиной от 22 июня 1941 г., семейная переписка Игдаловых 1942-1944 гг».

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Яна Любарская

Читайте также

Наталья Резник: «О душе и пирожках»

Родилась в Ленинграде, окончила Ленинградский политехнический институт, по образованию – инженер. C 94-го года – в …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика