Старт // Новые статьи // Культура // Искусство // Нина Мазур: «Северные встречи»…
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Нина Мазур: «Северные встречи»…

Как же еще можно было назвать, – без ложного пафоса, просто и достойно, – театральный фестиваль в сибирском городе?

Хороший вкус и чувство меры вообще отличают Нижневартовский городской драматический театр, возглавляемый Натальей Наумовой. Таким и получился фестиваль.

В этом году пандемия не позволила воплотить международную составляющую программы; тем явственней проступила панорама российской жизни, тем ярче обнаружила себя палитра размышлений и чувств создателей спектаклей.

И, должно быть, совсем не случайно программу «Северных встреч» открыл спектакль «хозяев» фестиваля «Горка» по пьесе нижневартовского драматурга Алексея Житковского, в талантливой постановке Ивана Миневцева. Тема «маленького человека», столь свойственная русской культуре, звучит здесь не только пронзительно и трогательно, но и с твердой верой в сохранность красоты человеческой души, в непреложность «нравственного закона внутри нас», – вопреки всему, что предлагает повседневная реальность.

А она, эта реальность, предлагает Насте, молодой воспитательнице детского сада в Сибири, борьбу за выживание в мире, где она никем и ничем не защищена. Впрочем, и ее воспитанникам предстоит выживать в одиночку, как это делают их родители, – в меру способностей и возможностей.

Алена Михеева наделила свою Настю внутренним светом; за грубоватыми манерами девушки скрывается душа мечтательницы и настоящей женщины, чье призвание – любить и заботиться. Не ее вина, что жизнь предлагает ей суррогат: чужого ребенка, которого не сделаешь своим, и сожителя, который чужд душе.  Выразительна сцена, где Олег (Сергей Лесков), ласкаясь к Насте, изображает медведя, – но никогда ему не стать тем Медведем-утешителем, который  живет в Настином воображении. И пусть маленький неприкаянный Озод (интересная работа Владимира Ткаченко) уйдет в свою «трудную» семью, пусть жестокая и жалкая заведующая детсадом Зульфия Фаридовна (Валентина Захарко) наслаждается своей властью над подчиненными, пусть крики музруководителя Марины (Евгения Цариценская) не имеют ничего общего с музыкальной культурой, пусть Настя стоит в самом низу этой «иерархии», – ее можно ранить, но нельзя сломить. Она несет в мир добро. Горка во дворе детсада будет построена, и личное восхождение Насти, – пусть ее нравственная «горка» и незаметна для мира, – будет продолжаться.

 

Нижневартовский театр представил на фестивале еще один свой спектакль: дуэтную инсценизацию чеховского рассказа «Супруга». Маленький шедевр Чехова поставила Анна Наумова (хореограф-постановщик  Мария Плотникова). Яркое пластическое решение спектакля, его темпоритм, где паузы сменяются лихорадочной пульсацией, подобной биению сердца, – важные составляющие зловещей и драматичной атмосферы спектакля. Вот оно, Зло, – в нежном образе хрупкой молодой женщины, – и герою не уйти, не спрятаться. Разве что ждать неизбежной смерти…

Сергей Лесков точно передает неотвратимость Зла, вошедшего в жизнь успешного хирурга вместе с женитьбой на очаровательной Ольге, и разрушающего его душу и тело. Уже первое появление Ирины Харченко в пластическом этюде рисует ее героиню мрачными и пугающими красками. Безнравственная, жестокая и корыстная, Ольга хочет безнаказанно развлекаться с любовником, но не собирается разводиться с мужем. Его благородный жест – предложение развода, чтобы она могла соединить свою судьбу с любимым человеком, – ей ни к чему. Она не любит никого, кроме себя. Развод Ольге невыгоден, а страдания мужа безразличны. Ощущение надвигающейся катастрофы растет на всем продолжении спектакля, но… ничего не произойдет. У Николая Евграфыча нет ни сил, ни воли для борьбы с хищницей.

Все останется по-прежнему…

 

К творчеству Андрея Платонова обратился Магаданский государственный музыкальный и драматический театр, представив на фестивале моноспектакль Марчелы Стати «Семья Иванова» в постановке Радиона Букаева. Война – дело мужчин, но как жестоко, как безжалостно прокатывается ее каток по женским судьбам… Да, гибнут те, кто воюют, но женщины и дети, выживающие в эти немыслимые годы, – разве они не жертвы войны? Остаться на войне в живых трудно, но остаться человеком  –  еще труднее… Об этом и о многом другом – негромкий, бесхитростный, страшный  в своей простоте рассказ актрисы.

За старым деревянным столом – зрители и рассказчица. Из потрепанного чемодана достает она нехитрый реквизит, бережно раскладывает предметы быта, плетет тихим голосом неяркое кружево повествования. Обычные люди, простые чувства, понятные обстоятельства… И подлинный накал страстей.

Невидимо возникают из темноты и стоят рядом с нами «две странницы вечных, любовь и разлука», и с ними – верность и измена, страдание и прощение… Так рождается в муках «святая наука расслышать друг друга»…

 

Моноспектакль о судьбе женщины… На сей раз – женщины незаурядной, талантливой, оставшейся в истории.  Образ Зельды Фицджеральд заинтересовал театр «Человек в кубе» из Ростова-на-Дону. Спектакль «Зельда» по В. Льюису создан и исполнен женщинами: режиссер и художник Катерина Рындина, балетмейстер Анна Щипакина; в роли Зельды – Наталья Аскарова.

Продуманные, логичные мизансцены; красота без красивости, трогательность без сентиментальности, театральность без театральщины, – работа создателей спектакля заслуживает высокой оценки. Зельда – в «доме скорби» (часто наблюдаемое стремление драматургов и режиссеров помещать своих героев в психиатрическую лечебницу здесь ни при чем, – это факт биографии); она  –  во власти образов, болезненных, ранящих, трагичных, неизменно связанных с балетом, которым Зельда фанатично занималась после попытки самоубийства из-за ревности к Айседоре Дункан. Два писателя – Скотт и Зельда Фицджеральд, оба эпатажные, страстные, увлекающиеся (в том числе, алкоголем)… Такой брак таил в себе печальную развязку. Судьбе оказалось недостаточно развода, обоих ждала гибель:  Скотт умер от сердечного приступа, а Зельда погибла при пожаре в психиатрической лечебнице, где находилась с диагнозом «шизофрения».

Две медсестры  (актрисы Нина Буцаленко и Анна Кривонос), которых воображение Зельды превращает в балерин,  – то грациозно-изящных, то неуклюже-изломанных, – сопровождают героиню в ее реальном пребывании в клинике и в воображаемых странствиях по собственной судьбе. Монологи Натальи Аскаровой приковывают внимание; актриса погружена в материал, выразительна и искренна. Финальный огненный ад, – реальный в случае Зельды, – может быть воспринят и как жестокий рок, и как неизбежная кара…

 

А теперь —  другая страна (Россия), другой социальный полюс  (далекий от благополучия), другая (безвестная) женская судьба… Горбатая женщина, кротко несущая свой крест,– нет, не горб, – любовь к людям, ответственность за них. Ей всех жаль, всех-то она понимает и прощает: непутевых брата и сестру, их детей… Что уж говорить о калеке – племяннике, он и вырос-то под ее крылом. Ее тепла и света хватит на всех. И денег, заработанных тяжким трудом, – тоже…   Ведь как не помочь родным людям!  Да и не родным…

Мощный, истинно народный женский характер создает на наших глазах прекрасная актриса Марина Гапченко  (Екатеринбургский театр «ТУТ») в спектакле «Горбатая» по пьесе Я.Пулинович. Милосердие и кротость, – об этих забытых добродетелях напоминает нам каждое ее слово, каждое движение. Точная режиссура Екатерины Вяликовой словно растворилась в актрисе, но она ощутима. Чего стоит говорящая деталь: камни, которыми набит рюкзак, неразлучный с героиней… Тяжело? Конечно, но она невзначай подберет еще камешек, еще одну человеческую судьбу взвалит на плечи. Своя ноша не тянет… Кажется, чужой ноши нет для этой женщины с изуродованным телом и прекрасной душой. Нам преподан незабываемый, необходимый урок любви к жизни и к людям. «Полюбите нас черненькими, а беленькими нас всяк полюбит»… Трудный урок…

«Как один мужик продал душу дьяволу»… Что это?  Русская народная сказка? Быль-небылица? Нет, это вечная классика, история Фауста. Не станем обижаться за Гете, – тем более, что не его текст использован в спектакле Школы игрового театра из Санкт-Петербурга. Здесь и Кристофер Марло, и Александр Пушкин, и русский фольклор,  — словом, скоморошье действо. А почему бы и нет? В особенности, если в распоряжении режиссера и художника  – Владимира и Маргариты Литвиновых – имеется такой универсальный актер как Николай Балобан: и швец, и жнец, и на дуде игрец…  Легко, играючи ( и легко играючи), творит он на сцене народную комедь «Фауст».  Оживают в его руках забавные куклы (взять хотя бы Мефистофеля в виде рогатого козла), да и сам актер по щучьему веленью, по режиссерскому хотенью превращается в любой атрибут поучительного площадного зрелища. Словом, не связывайтесь с нечистой силой, люди добрые, – сами знаете, чем это кончится!

Постановочная группа из Санкт-Петербурга во главе с режиссером Романом Нарцевым вдохновилась идеей перенести на сцену сложную прозу Леонида Андреева. Моноспектакль «Иуда Искариот» представил актер Самарского Молодежного драматического театра « Мастерская» Никита Ходенков. Высокие философские понятия надо было облечь не только в слова, но в плоть и кровь, а хореографические и вокальные вставки нисколько не облегчали нелегкую актерскую задачу.

Обреченность на предательство, самое известное в истории человечества…  Имя, ставшее нарицательным…  Духовные метания, мольба о прощении, обращенная к Тому, Кого предал, и самоубийство как единственно возможный исход…  Да, непросто пропустить это через себя, и эмоциональный накал тут вряд ли поможет. Но говорят, дорогу осилит идущий…  Уже само прикосновение  к вечным истинам дорогого стоит, и нравственный посыл Леонида Андреева должен тронуть умы и сердца зрителей.

 

Казахский театр, российский режиссер, киргизский актер… И есенинские строки… И – невидимо, но ощутимо – дух пугачевщины…

Марату Амираеву удалось нечто неуловимое и удивительное. Веяние степной вольницы, страсть и безрассудство, надежда и отчаяние, – все это было в глазах актера, в его гибких движениях, в модуляциях голоса. Аутентичность…

Вместе с творцами спектакля размышляем над истоками бунта, видим его развитие и обреченность… «Мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе», – сказал в далеком XVI веке поэт Джон Харингтон.

Причудливо и вместе с тем логично переплел московский режиссер Алексей Шемес в спектакле «Пугачев. Рождение» казахского театра «Жас Сахна» письма Есенина с текстом его поэмы. Судьбы русского поэта и русского бунтовщика, – что в них общего? Почему Есенин вызвал из небытия фигуру Пугачева? Что хотел осмыслить, о чем прокричать? « Я хочу видеть этого человека…». Кажется, нам это удалось.

 

Когда заканчивается фестиваль, что остается?

Конечно же, энергия.

Тепло.

Такие они, «Северные встречи»…

Фото предоставлены автором: Горбатая.jpg, Горка.jpg, Пугачов1.jpg

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Нина Мазур

Читайте также

Инесса Якубова*: «Я покажу тебе Париж…»

  Я покажу тебе Париж   Я покажу тебе Париж, Таким, как знаю его я. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика