Старт // Новые статьи // Культура // Литература // Юрий Полисский*: «Куда-то уходили поезда»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Юрий Полисский*: «Куда-то уходили поезда»

 

Кредо

 

Я из века двадцатого родом,
из Победы в Великой войне,

Из утрат. Потому год за годом
боль чужая не гаснет во мне.

 

Я из правды и лжи сверхдержавы,
из падений и взлетов ее,
что сплетением горя и славы
через сердце проходят мое.

 

Из ракетно-космической тайны,
из обычности дней трудовых.
В новом веке со мной не случайно
интеграл и лирический стих.

 

В двадцать первом, свернувшем обманно
от истоков моральности вспять,
не могу, не хочу и не стану

камертон своих чувств изменять.

 

И рубцами покрытое снова
стонет сердце мое на бегу.
Я живу, спотыкаясь о совесть.
А иначе я жить не могу.

 

Пить серебро дождя

 

Восходит юный день моих бегущих буден.
Журчание ручья сменяет шум дневной.
А я — то прозорлив, то слеп, то безрассуден,
и стаей облака кружатся надо мной.

 

Когда я прозорлив, мой мир не иссякает.
Когда бываю слеп, открыт я всем ветрам.
А безрассудства квант безжалостно бросает
сражаться за чужой, меня не ждущий храм.

 

Но вдруг в разрыве туч космического мира
пленительной звездой явилась ты, мой свет.
И я нашёл свой Храм, и вновь запела лира
на собственной волне сбежавших прежних лет.

 

Пускай к тебе одной ведущая дорога
открытостью своей поможет мне идти.
И я хочу теперь, возможно, слишком много:
не потерять звезду на найденном пути.

 

И в каждый новый миг, что убегает в небыль,
пока сердечный стук в пространстве не утих,
пить серебро дождя, дарованного небом,
из нежных милых рук божественных твоих.

 

Я был вчера в Органном Зале

 

Я был вчера в Органном Зале.
Воскресный день, вечерний час.
Здесь скрипки праздник создавали,
а мне так не хватало Вас.

 

И так была необходима
улыбка Ваших грустных глаз.
А праздник продолжался зримо,
и мне так не хватало Вас.

 

Когда я выходил из Зала,
зари вечерней свет погас.
А ночь мелодией дышала,
И мне так не хватало Вас.

 

Я шёл по городу ночному.
Шёл долго, словно в первый раз.
Как далека дорога к дому,

когда так не хватает Вас.

 

Тускнели звёзды постепенно,
День начинался с новых трасс.
К чему мне весь простор Вселенной,
когда так не хватает Вас?

 

 

Куда-то уходили поезда

 

Куда-то уходили поезда.
Встречались люди, и прощались люди.
Пустел перрон, и таяла звезда.
И знали мы, что ничего не будет.

 

Всё отгорело в суете сует
и утонуло во второстепенном.
Пустел перрон. Звезды прощальный свет
навечно уходил за край Вселенной.

 

Молчали мы: к чему теперь слова?
Их было много – жарких и ненужных.
Пустел перрон, кружилась голова,
ночное небо умирало в лужах..

 

При тусклом свете редких фонарей,
в порывах ветра, бьющего по лицам,
пустел перрон. Составы поскорей
в тоннелях торопились раствориться.

 

Нерастворима лишь была беда,
что разводила нас, как посторонних.
Куда-то уходили поезда,
а мы одни стояли на перроне.

 

Скажи мне «Да»

 

Скажи мне «Да», и я взлететь смогу.
Счастливый — облечу я всю планету,
чтоб для Тебя – единственной – в снегу
найти Звезду – единственную, эту.

 

Скажи мне «Да», — я отыщу ответ
на все не разрешённые вопросы.
Я подарю сиреневый рассвет
и каплями играющие росы.

Скажи мне «Да», и я стихи сложу.
Поэзии прекрасней мир не видел.
Я высохшие реки разбужу
и выращу тюльпаны в Антарктиде.

Не говори мне «Нет», не говори.
От слова «Нет» я потеряю крылья
Ослепну в свете утренней зари.
Упав, покроюсь вековечной пылью.

От слова «Нет» я разучусь ходить.
Забуду струн звучание, немея.
Окаменевшим ртом я не сумею пить
и целовать Тебя я не сумею.

От слова «Нет» заброшу я стихи:
В погасшем сердце Муза не воскреснет.
И, растворившись в таинстве стихий,
исчезну, не исполнив главной песни.

 

Скажи мне «Да», и я взлететь смогу!

Неразгаданный секрет

 

Есть неразгаданный секрет
давно написанных творений,
пришедших через сотни лет
в мир новых чувств и отношений.

 

Под парусами облаков
то грозовых, то снежно-белых,
избегнув временных оков,

явились тайною несмелой.

И день за днём, за годом год
мы в вечном поиске ответа.
А время, набирая ход,
уносит старые секреты.

Чтоб таинства высокий свет
звучавшего когда-то слова
свой неразгаданный секрет
донёс до поколений новых.

 

И странники былых веков,
иных эпох и настроений
под парусами облаков
плывут в безмолвие мгновений.

 

В трех шагах от зрительного зала

 

В трех шагах от зрительного зала
у границы лунного луча
женщина стихи свои читала.
Догорала медленно свеча.

 

Женщина стихи свои читала.
За окном струился слабый свет.
Пело слово, слово колдовало,
был божествен женский силуэт.

 

Пело слово, слово колдовало,
восходило к сферам звездных встреч.
И во всей вселенной было мало

нежности для нежных женских плеч.

 

И во всей вселенной было мало

трепетных ромашек на лугах.

Женщина стихи свои читала
в трех шагах, всего лишь в трех шагах.

 

Женщина стихи свои читала.
Зажигался в небесах рассвет.
Только нас граница разделяла –
три шага и пропасть прошлых лет.

 

Живу, надеюсь, верю

 

Живу в сплетенье буден,

бегущих в никуда.
Мечтой болеют люди,
с небес течет вода.

 

Бесстрашные пилоты
летят с одним крылом.
Все так же дон-кихоты
сражаются со злом.

 

И с давних пор доныне

не завершён исход:

по злым пескам пустыни

Пророк ведет народ.

 

А сфер высоких тайна
хранит секреты дней.

Вдруг встретился случайно
я с Музою своей.

 

И в глубине эфира
под старою луной
вновь зазвучала лира
воскресшею струной.

 

Годами дни измерив,
мгновения ловлю.

Живу, надеюсь, верю
и трепетно люблю.

 

Какой ты – далекий потомок?

 

Какой ты – далекий потомок,
властитель грядущих времен?
По-прежнему sapiens Homo

и в жизнь безоглядно влюблен?

 

И так же с крылатой мечтою

живешь от утра до утра,

и с песнею дружишь простою —

подругой любви и добра?

 

В потоке стремительных суток,
где плавятся ночи и дни,
найди небольшой промежуток:
в эпоху мою загляни.

 

Узнай, как тревожно мы жили,
желая достичь высоты,
как страстно и нежно любили,
и помыслы были чисты.

 

Но путь наш тернист был и зыбок

под флагом лихих площадей.
Мы столько свершили ошибок
во имя безумных идей.

 

Причины деяний, истоки

из толщи событий добудь.

Сумей, мой потомок далекий,
понять изначальную суть.

 

И время нас сделает ближе,
сжимая столетья в года,

хоть я никогда не увижу,
не встречу тебя никогда.

 

Весенний дождь

 

Весенний дождь пронёсся и угас,
и каплями упал на дно бокала.

И одиноко музыка звучала,
как старый отыгравший контрабас.

 

Потом от солнца откололся луч
и, отразившись, пересёк границы,
где белые взлетающие птицы

вдруг превращались в стаю чёрных туч.

 

Бокал пьянел от тонкого вина,
приятного и лёгкого, как тени.
А лепестки изысканной сирени
на землю осыпались после сна.

 

И под внезапно вспыхнувшую трель,
ещё не потерявший вдохновенье,
Он торопился каждое мгновенье
мазками уложить на акварель.

 

А за окном вечерний бог бродил,
сирень в саду неспешно отцветала,
и луч сжимался в глубине бокала,
и день, как праздник, тихо уходил.

 

 

Каждая женщина — это событие

 

Каждая женщина — это событие,

вечная тайна и счастье открытия,

лето и осень, зима и весна.

Женщина миру в награду дана.

 

Каждая женщина — это явление,

жизни бушующей благословение,

связь поколений во все времена.

Женщина миру в награду дана.

 

Каждая женщина — это призвание,

радость и горе, любовь и страдание,

свет, пробуждающий звёзды от сна.

Женщина миру в награду дана.

 

Каждая женщина — это горение,

неповторяемость и повторение,

песней звучащая в сердце струна.

Женщина миру в награду дана.

 

Женщина спит и во сне улыбается.

Этой улыбкой Земля наполняется,

смысл придавая течению лет.

Каждая женщина — чей-то рассвет.

 

Еврейской женщины прекрасные глаза

 

Встает заря, и тени убегают.
Звенит капелью юная роса.
Мой новый день привычно зажигают
еврейской женщины прекрасные глаза.

 

Они со мной от первого мгновенья —
Весна Судьбы и высшая краса.
Глаза любви, тревоги и терпенья –

еврейской женщины прекрасные глаза.

 

В них боль утрат и мудрость вековая,

и нежность, и весенняя гроза.
И окрыляют, силы придавая,

еврейской женщины прекрасные глаза.

 

Мне не забыть минуты горькой самой,

когда, утратив веру в чудеса,
закрыл я, навсегда прощаясь с мамой,
еврейской женщины прекрасные глаза.

 

Встает рассвет на солнечной планете —
высок и чист, как девичья слеза.
И смотрят из глубин тысячелетий
еврейской женщины прекрасные глаза.

 

Мы возникаем из тумана

 

Мы возникаем из тумана
и возвращаемся в туман.

За годом год дорогой странной

людской шагает караван.

 

Никто не знает, где начало
и окончание пути,
но, сквозь потери и усталость
обречены вперед идти.

Хоть каждый индивидуален,
поток всеобщий однолик.
И в одноликости банальной
любви и гнева тонет крик.

 

Но всем становится больнее,

когда в бессилии одно
из общей связки, леденея,

вдруг отделяется звено.

И рвется жизненная лента,

как распадается струя.

Звучит прощальностью момента
тревожный голос бытия.

 

 

Над планетой встают зори разные

 

Над планетой встают зори разные,
пробуждая рассветы недлинные.

Я живу ожиданием праздника.

Я сегодня спешу в литгостиную.

 

Здесь уходят в полет, словно соколы,
строки прозы, поэзии радуги.
Здесь звучание слова высокого
наполняет нас светлою радостью.

 

В этом Храме — сердца по призванию.
С ними связан я дружбой глубинною.

И поэтому, как на свидание,
я сегодня спешу в литгостиную.

 

Снова встречусь с коллегами славными.
Их творениям новым порадуюсь.

И в душе моей, самое  главное,
сохранится мелодия праздника.

 

Поднимается солнце осеннее
над уснувшей до лета рябиною.
Ожидаю трамвай с нетерпением:
я сегодня спешу в литгостиную.

 

Молитва

 

Для всех моих родных – и близких, и далеких,

для всех друзей моих, живущих на земле,
я каждый день прошу: Судьба, продли им сроки

простого бытия в плывущем корабле.

 

И освети их путь земным обычным счастьем.

Их дом убереги от бури и невзгод,
от зависти людской, от злобы и напасти.

От боли их храни, храни из года в год.

 

Наполни души их лазурью небосвода,

где звездная страда, где солнце и луна.

И дай здоровья им до самого ухода,
чтоб радости нектар испить смогли до дна.

 

Пусть будет каждый миг в стремительном потоке
финальных кратких дней отрадою во мгле

для всех моих родных – и близких, и далеких,

для всех друзей моих, живущих на земле.

 

*Родился и живу в г.Днепре. Работал слесарем-монтажником 
по ремонту и монтажу металлургического оборудования на металлургическом заводе
 в г.Днепродзержинске, электрослесарем в цехе КИП металлургического завода им.Петровского. Окончил Днепропетровский металлургический институт, аспирантуру МИРЭА. Там же защитил диссертацию. Почти сорок лет проработал в Днепропетровском НИИ автоматизации черной металлургии, занимаясь созданием и внедрением в производство систем управления. Заслуженный изобретатель Украины, академик Международной академии авторов научных открытий и изобретений. Член Международного сообщества писательских союзов, Межрегионального Союза писателей,  Регионального союза писателей Приднепровья. Автор 14 книг поэзии и прозы. 

Гран-При Первого Международного конкурса малой прозы, первые места во Втором Международном конкурсе малой прозы, Седьмом Международном поэтическом конкурсе, Шестом Международном литературном конкурсе «Корнейчуковская премия», Международном литературном конкурсе «Пушкинская лира», премия «Золотое перо Руси» — приз «Золотой интеграл»литературные премии МСП,

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О inter-focus.de

Читайте также

К 80-ЛЕТИЮ НАЧАЛА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: ОККУПАЦИОННЫЙ РЕЖИМ И ХОЛОКОСТ НА ТЕРРИТОРИИ СССР

15–17 октября 2021 г. в Москве состоится Международная конференция «К 80-летию начала Великой Отечественной войны: …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика