Старт // Новые статьи // Культура // Литература // Серей ХОРШЕВ-ОЛЬХОВСКИЙ* «НАСТЕНЬКА»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Серей ХОРШЕВ-ОЛЬХОВСКИЙ* «НАСТЕНЬКА»

 

НАСТЕНЬКА

     (В сокращении)

                                                                   1

Георгий Крылов ехал издалека. Он спешил на встречу со школьными товарищами, но разномастная пыльная колонна автомобилей необыкновенно медленно тащилась через маленький городок Лосево. Чтобы не уснуть, Крылов с любопытством разглядывал обочины дороги, превращённые местными жителями в сплошной базар. Чего тут только не продавали! Напитки, продукты, вещи, детские игрушки, запасные части на автотехнику… И среди этого пёстрого разнообразия стояли длинноногие девчонки.

«Может, взять какую-нибудь попутно, всё веселее будет?..» – подумал Крылов, но тут же отогнал от себя эту сомнительную мысль и продолжил терпеливо изучать российский дорожный рынок. Когда до конечной цели осталось меньше ста километров, он решил срезать путь. Свернул с основной магистрали и увидел на обочине робкую, с виду невзрачную девчонку. Он машинально притормозил, открыл дверцу со строны пассажира и устало пробормотал:

– Садись, бесплатно подвезу.

Девчонка заколебалась.

– Садись-садись. Не обижу, – пообещал Крылов, меняя тон.

Девчонка нерешительно села в салон и, в волнении, стала поправлять полупрозрачную коротенькую юбчонку из китайского бледно-розового ситца с птичками по подолу и такую же полупрозрачную розовую маечку. Затем ловко поправила длинные волосы, разбросанные по спине.

– Ты спешишь, ехать быстрее? – осведомился Крылов, не сводя с попутчицы удивлённого взгляда – вблизи она оказалась настоящей красавицей.

Юная попутчица внимательно посмотрела на восторженное, добродушное лицо Крылова и успокоилась:

– Не надо. Мне не к спеху.

– Зовут-то тебя как, путешественница?

– Настенька, – быстро ответила девчонка, и сконфузилась. – Ой, что это я!.. Настенькой меня называют только папа с мамой, да бабушка.

– Настенька, Настя, Анастасия. Чудное имя, – задумчиво произнёс Крылов, и взгляд его невольно упал на аккуратненькие, не по-девичьи округлые коленки попутчицы и никак не хотел отрываться от этой свежей красоты.

– Собачка! На дороге собачка! – закричала Настенька.

Крылов инстинктивно, не успев даже взглянуть на дорогу, ударил ногой по педали тормоза. Автомобиль качнуло и понесло на обочину.

Настенька за разговором забыла пристегнуть ремень безопасности, и её бросило на Крылова. Она как ребёнок обхватила его обеими руками за шею и висела на нём даже тогда, когда автомобиль благополучно остановился. Она доверчиво прильнула к его слегка заколосившейся щетиной правой щеке своей нежной, шелковистой щёчкой, тоже правой, и, трепеща, вжалась в него остренькими девичьими грудями. От её тела пахло юностью, полем и чем-то ещё, Крылову совсем незнакомым.

Он затаился, ему были необычайно приятны её прикосновения. Он боялся ворохнуться и отпугнуть от себя это ангельское создание.

– Собачка живая? – спросила она, не разжимая рук и не открывая глаз.

– Живая, – не шевелясь, прошептал Крылов.

Настенька успокоилась, но цепкие, ласковые ручонки разжала не сразу. Подержалась за него ещё минутку, длинно и глубоко набрала в себя воздух через остренький носик, холодный кончик которого – почему-то холодный, тогда как всё тело было горячим, колол шею Крылова чуть пониже уха, создавая эффект наркоза. Затем набрала в лёгкие воздух ещё раз, так же длинно и глубоко, села на место и расторопно пристегнулась ремнём безопасности.

– Путешественница, расскажи что-нибудь, – попросил Крылов, приходя в себя..

– Лучше вы расскажите. В вашей жизни точно было больше интересного.

«А почему бы и ни порадовать это милое создание своими байками?»  – подумал Крылов и стал рассказывать. Он побывал во многих странах, видел много разных людей, испробовал много разных профессий, и много чего знал о жизни. Он был великолепным рассказчиком, говорил быстро, чётко, ярко, с многочисленными примерами и выводами. Девчонка не отрывала от него восхищённых глаз. А Крылов говорил, говорил и говорил. Его жизнь была бурной и неоднозначной, но удавшейся, как он считал сам, и он действительно мог рассказать много интересных историй. Он темпераментно рассказывал и чувствовал, что против своей воли влюбляется в свою юную попутчицу.

– Всё. Не могу больше. Устал, – проворчал он, сознательно сухо, когда глаза Настеньки совсем заблестели. – Теперь твоя очередь.

Она отрицательно покачала головой, и её мягкие русые волосы веером заскользили по ровной спине и плечам и закрывали от Крылова, когда голова шла вправо, разрумянившееся, милое его взгляду личико.

– Почему?! – с нескрываемым огорчением воскликнул он.

– Мне совершенно нечего сказать после вас.

– Тогда помолчим, – обиженно буркнул Крылов и откинул на спинку сиденья голову.

Настенька достала из целлофанового мешка с видом Эйфелевой башни на лицевой стороне толстую, иллюстрированную цветными фотографиями газету, и стала читать. Сначала невнимательно – взгляд её то и дело падал на дорогу или на Крылова, потом увлеклась – и забыла про дорогу, и про Крылова.

Крылов искоса глянул на верхнюю часть страницы и заметил подзаголовок: «Интим-клуб».

– Тебе нравится интим? – удивился он.

Настенька засмущалась и ничего не ответила.

«Да откуда ей знать про это. Она, небось, ещё школьница», – подумал он, и неожиданно ляпнул об этом вслух.

– Школу я закончила в прошлом году! – гордо ответила Настенька. – Мне уже восемнадцать.

– Хочешь поехать со мной? – с надеждой посмотрел Крылов на свою хорошенькую попутчицу.

– Куда? – с радостью встрепенулась она.

– Я еду на встречу с одноклассниками.

– Мне там будет не совсем удобно. Да и вам.

– Пожалуй, ты права, – с сожалением вздохнул Крылов и поинтересовался: – Тебе ещё далеко?

– Нет. Вон в том доме, – ткнула Настенька пальчиком в лобовое стекло и тоже с сожалением вздохнула, – живёт моя бабушка.

Крылов плавно остановил автомобиль, наклонился над её коленями и помог открыть дверцу.

Настенька непринуждённо выпорхнула из кабины и застыла, будто повисла в невесомости. Лёгкий летний ветерок ласково трепал её розовую юбчонку и она напоминала, в своей невесомости, прекрасную розовую бабочку. Крылову стало не по себе от этой юной красоты и он поспешно нажал на газ. Но на ближайшем перекрёстке притормозил и глянул в зеркало заднего вида. Настенька стояла на прежнем месте и неотрывно смотрела вслед. Сердце его тотчас защемило какой-то непонятной, дотоле неизведанной болью и он включил дрожащей рукой заднюю передачу.

– Послезавтра, в полдень, я буду возвращаться, мы можем встретиться ещё раз, – сказал он через окно и сорвался с места ещё быстрее, чем в первый раз. У него не было больше сил видеть этот свежий, прекрасный цветок и не держать его в своих руках.

 

                                                                      2

Крылов повидался со школьными друзьями, вволю наговорился с ними, вспоминая былые приключения, и мысли его стали трезвыми. Он возвращался в указанный день, через указанное место, но умышленно ехал четырьмя часами позже.

«Зачем мне тревожить девчонку, да и себя, – думал он. – А так, даже если она и придёт, подождёт часик и уйдёт. Она, конечно, сочтёт меня сволочью, но это, пожалуй, к лучшему в данной ситуации.» Ему от этой мысли стало немного легче, он покопался в бардачке и достал компакт-диск. Он частенько, как и многие россияне, живущие за границей, страдал ностальгией. В такие минуты были очень кстати мелодичные песни прошлых лет. Их любил слушать его отец и теперь, с тоской вспоминая беззаботные годы детства и отрочества, любил слушать он. Ведь он тоже вырос в той, уже не существующей стране.

Из динамиков поплыла лиричная, цепко схватившая за душу мелодия и следом раздался приятный, бросающий по телу мурашки голос Лещенко:

 

Почему ж ты мне не встретилась юная, нежная…

В те года мои далёкие, в те года вешние?..

Голова стала белою, что с ней я поделаю?..

Почему же ты мне встретилась лишь сейчас?..

 

«Да, я не должен с ней больше встречаться, – утвердился в своём мнении Крылов, но в голову уже влетела другая, шальная мысль: – А если она не ушла?..» И в груди у него опять защемило, как в прошлый раз, при расставании, – радостно, и в то же время тоскливо. Он встряхнулся и увидел на обочине Настеньку.

– Надо проскочить! – воскликнул он, но до боли в пальцах сжал руль и нажал на тормоз.

 

Я забыл в кругу ровесников, сколько лет пройдено.

И об этом мне напомнила юная, стройная…

 

Страдал Лещенко.

Настенька решительно села в кабину, ладошками стёрла с глаз слёзы и тихо сказала:

– Вези.

– Куда? – вдруг растерялся всегда уверенный в себе Крылов.

– Куда хочешь.

Крылов заехал в ближайшую рощицу, нервно выскочил из кабины и присел на капот. Настенька выскочила следом за ним. Крылов спрятал её лицо у себя на груди и успокаивающе шепнул в маленькое, по-детски розовое ушко:

– Не надо. У тебя, наверно, есть парень.

– Я вчера рассталась с ним.

– Почему?

– С ним была просто дружба. А тебя я полюбила по-настоящему.

– Так сразу?

– Да, сразу! С первого взгляда! Не зря ведь пишут про это в книгах! Неужели писатели всё выдумали в своих романах?

– Что-то, конечно, выдумали, что-то приукрасили, а что-то и на самом деле было. Абсолютно всё нельзя придумать. Всегда сверкнёт какая-то искра, заставившая автора взяться за перо.

– Вот видишь!

– Вижу. Но я значительно старше тебя. Да и что ты, в конце концов, могла найти во мне? Как говорится…

– Замолчи! – перебила его Настенька. – Я люблю тебя таким, какой есть. И возраст здесь ни при чём. Я люблю всё. Я люблю твои хитрые, жутковатые глаза. Я люблю твой колдовской голос. Я люблю твой запах…

– Запах? – удивился Крылов.

– Да, запах! Женщины всегда влюбляются по запаху. Только они сами этого не знают. А я знаю, вычитала в научной книге.

– Это когда же ты успела обнюхать меня? – в очередной раз удивился Крылов.

– Когда собачка выскочила на дорогу…

– Настенька, милая! Я тоже буду звать тебя Настенькой, можно? – бессвязно забормотал Крылов, теряя рассудок.

Настенька утвердительно кивнула, обернулась, и радостно охнула.

 

 3

В обратном направлении Крылов гнал ещё быстрее. Он весь горел. Он никогда не испытывал столь ярких, оглушающих разум чувств. Это был удар грома со снопами жгучих молний, сразу во все органы чувств. В глаза, в уши, в нос, в руки, в сердце, в сознание. И даже не в сознание, а куда-то дальше – в подсознание. Он любил образ, он любил голос, он любил запах, он любил прикосновения, он чувствовал радость и тоску. Он точно знал, что ранее ничего подобного не было, и нутром чувствовал – ничего подобного уже и не будет. Сейчас он бодр и полон жизненных сил, но всего лишь через десять ему будет пятьдесят, а ей не исполнится и тридцати. Он не хотел, чтобы она в будущем тяготилась его годами. Он опять нажал на кнопку PLAY, и Лещенко продолжил свои и его страдания:

 

Ты ещё моложе кажешься, если я около.

Видно, нам встреч не праздновать. У нас судьбы разные.

Ты любовь моя последняя… Боль моя…

 

В глазах Крылова стояли слёзы.

– Что делать? – в отчаянии спрашивал он себя. – Может, вернуться прямо сейчас? Ну его, этот Лондон!

«Не спеши, – подсказал внутренний голос, – пусть решит время.»

 

*СЕРГЕЙ ХОРШЕВ-ОЛЬХОВСКИЙ Писатель, редактор, председатель правления международного союза литераторов и журналистов. Публиковался в различных газетах, журналах, альманахах и сборниках в России, Англии, Германии, США, Канаде, Австралии, Латвии, Литве, Беларуси, Болгарии, Украине, Кипре, начиная с 1994 г. На основании этих публикаций в свет вышли пять книг: «Четыре бездны» (2009 г. – 1-е изд., 2018 г. – 2-е изд., 2020 г. – 3-е изд.), «Клетчатый пиджак» (2010), «Любовь и грех» (2014), «Запах родины» (2015), «Избранное» (2019). Готовятся к изданию ещё две: «Обыкновенная любовь» и «Край неба» (для детей). Один из соавторов книги «Русский акцент» (2005), главный редактор и один из соавторов книги «Английский акцент» (2013). Фольклорно-исторический роман «Четыре бездны – казачья сага» рекомендован директором Центра славянских языков и культур ВГУ, кандидатом филологических наук Еленой Малеевой к изучению в литературных институтах России. Лауреат золотой медали им. Франца Кафки, присваиваемой Европейской унией искусств (2011), им. О. А. Афанасьева (2015 г.), им. М. А. Шолохова (2016), им. Кирилла и Мефодия (2018), Пабло Неруды (2019), Сергия Радонежского (2020) и многих других литературных и казачьих наград. Казачий полковник. Чрезвычайный и полномочный представитель союза казаков России и Зарубежья в Великобритании и странах Европейского союза. Уроженец Ростовской области, с 2001 года проживает в Лондоне.

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Сергей Хоршев-Ольховский

Читайте также

Юрий Полисский*: «Куда-то уходили поезда»

  Кредо   Я из века двадцатого родом, из Победы в Великой войне, Из утрат. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика