Старт // Новые статьи // Культура // Мандельштамовский конкурс 2021. Часть 2.
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Мандельштамовский конкурс 2021. Часть 2.

Мы продолжаем публиковать работы победителей Мандельштамовского конкурса 2021 года.

 

Александр Михеев (Торонто, Канада)

 

Псевдоним – Саша Неместный.

Родился в Новосибирске. Большую часть жизни прожил в Киргизии. Два высших образования – МИСИС (физика полупроводников) и York University (Программист). Участник Большого литературного клуба на stihi.ru  Стихи пишу несколько лет. С 2019 года участвую в литературных конкурсах.
Лауреат Кубка мира по русской поэзии 2019; Финалист Интернет-конкурса «Эмигрантская Лира» сезоны 2018-2019, 2020-21; Победитель Международного литературно-поэтического конкурса «Золотой Grand Германии» 2019; Победитель конкурса «Независимое Искусство-2019» в номинации «Поэзия»; Победитель конкурса Международного союза писателей им. Св. Кирилла и Мефодия «Поэзия – моя держава 2020»; Победитель конкурса «Посох и Лира» из серии Международного литературного конкурса «Большой Финал» /2019 — 2020/; Финалист VIII международного поэтического конкурса «45-й калибр» 2020; Серебряный лауреат «Созвездия духовности-2020» в номинация Поэзия, Бронзовый лауреат международной литературной премии «Перископ-2020». Печатался в лауреатских альманахах и 45-й параллели.

*****
Переводчик
        Так вот она – настоящая
С таинственным миром связь!
О.М.

Когда покой на листья давит грузом,
И в космосе безмолвствует Эреб,
Я – переводчик с русского на русский
Моих земель, созвездий и морей.

Закат затих, в поля спустился вечер.
И, чтобы эту красоту сберечь,
Мне мёртвый предок зовом крови шепчет:
–  Переведи меня в живую речь.

А лес шумит, на речке плещут воды,
Поёт ночная птица, мир блестит,
Но не хватает слов для перевода
И мастерства – в слова перевести.

1922
*****

Век мой, зверь мой…
О. М.

Отчего ты скулишь, пёс убогий?
В год собаки, меж прочих годин,
Сиротинкой стоишь на пороге
Новых дней и не хочешь войти.

Оседают столетий колонны,
И молчанье, и звуки –  не те.
Чуешь — обло, озорно, огромно –
Затаилось в глухой темноте.

Чуешь –  страшно, обыденно –  где-то
Умирают вошедшие в дом,
Но звучит одинокая флейта
И зовёт в глубину городов.

Заходи же, чудовище, в гости.
Пусть тебе растолкует пурга,
Что не будет ни будки, ни кости,
Только злое стозевное «Гав!».

Зверь

А бывает –  сначала зверь, потом –  лабиринт.
Над зияющим входом чужая звезда горит.
Убиваешь зверя, гадаешь –  зачем входить?
Вытираешь меч, небрежно роняешь нить.

А потом, как положено –  бегство, корабль, бал
В честь великой победы. И прочие острова,
И другие девы, и новые города.
Незаметно густеет шерсть и растут рога…

А когда очнёшься между глухих минут,
Чуешь –  ноги сами ведут тебя в глубину,
И сквозь стены чьи-то слышатся голоса,
Но не можешь к ним выйти,
Поскольку зверь –  ты сам.

*****
Дороги из Рима

Когда отсёк слуге ухо, шепнул, что, возможно,
Подохнешь рабом, вернёшься – будешь художником,
А, может, священником… И свершилось, похоже,
Но я в бреду не ведаю, кто я, Боже.
В пшеничном поле роняют вороны перья.
Идём вдвоём по воде, я тону в неверии.
Дороги ведут из Рима – беги, товарищ.
Ответь мне, идущий в Рим, ты куда шагаешь?
Лишь звёздная ночь да кипарисы на свете.
Висишь на кресте и звуки доносит ветер.
То крикнет петух, то дзынькнут ключи от рая,
Когда в третий раз скажу, что Тебя не знаю.

*****
Вот так лежал бы

В тебе – огонь и в небесах – огонь,
Но где-то вдалеке, почуяв души,
Вдруг поезд просквозит и – никого,
Лишь голоса неведомых пичужек.

Лишь ветер мягкий, бабочки и сны
Опушку леса щупают руками,
Да стенку изразцовой тишины
Кузнечики ломают молотками.

Вот так лежал бы тут с тобой в траве
С грибною пустотою в голове
И молодильным яблочком на блюде.

Но не срослось, я в роще был один.
И некуда, и незачем идти.
Хотелось водки, не хотелось к людям.

Исчезнувшим в пустынях

Сбереги свой шатёр, остальное – не в счёт.
Мир окутан страданьем и горем,
А божественный Нил всё течёт и течёт
И впадает в Балтийское море.

Прочитай вслух папирус себе самому,
Что с доверенным аистом прислан —
С пролетарских Сахар задувает самум,
Погребает оазисы смысла.

Кто Египту не раб и молчать не привык,
Убегают, покуда не поздно,
Свергнут Ра. Надвигаются на материк
Бедуины в будёновках звёздных.

Где изыскан жираф и свиреп леопард,
Раскалённый песок ночью стынет,
Там гиены поют, что настроят на лад
Эти джунгли, саванны, пустыни.

Пирамиды Кремля слышат сфинксово «Пли!»
Дети смотрят, наивны и юны.
Феодалы, гремя продразвёрсткой в пыли,
Загоняют феллахов в коммуны.

Я не знаю, Осирис, в чём наша вина,
В новых культах понятья другие –
Их священники крестят мои племена
Из наганов, служа литургии.

Что там ждёт чужестранца, за краем земли?
В этом взгляде решимость и сила.
В Абиссинию рок повернул корабли.
Николай, не играйте в «Россию».

Пять коней Люцифера видны в облаках –
Миражи предвещают погибель.
Но бредёт караван по безбрежным пескам
И верблюды плывут, словно рыбы.

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О inter-focus.de

Читайте также

Сергей Кривонос*: «Вечернее солнце природу утешит…»

*** Могила братская. И вечер так свинцов. Стоит старик, тень приросла к асфальту. А боль …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика