Старт // Новые статьи // Культура // Литература // Мандельштамовский конкурс 2021 года (I)
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Мандельштамовский конкурс 2021 года (I)

Суламифь (Антонина Корочанская)

 

Суламифь –  поэтический псевдоним, что означает «мирная». Стихи периодически пишу с юности. Процесс творчества и чтение хороших стихов других авторов приносят мне огромное удовольствие. Это моя первая серьёзная публикация.

 

Мандельштамовское

 

Лишив простора, лёта над волной,

Нельзя отнять мелодию у птицы.

Ведь грудь рождает звуки всё равно,

Но, смерть минуя, сон о жизни длится.

 

Лети, щегол, в густую синеву,

В медвяных небесах трещат цикады…

Кошмары мучат город наяву –

И от ахейских стрел не жди пощады.

 

А в горле – пыль космической трухи,

Её вдыхаю с нищенкой любимой…

Храни мои опальные стихи

За привкус мёда, горестей и дыма.

 

Уже на плечи давит скорбный груз,

Но времена не исцелить от хвори…

Доносится тоскливый голос муз,

И, слёз не пряча, громко плачет море.

 

Я вернусь

 

… свой путь и срок,

Я, исчерпав, вернусь…

О. Мандельштам

 

В этом таборе, будто в акрополе древнем стою,

Пахнет кровью и смертью, ахейские стрелы не медлят.

Век над бездной шатается слепо, на самом краю,

За собой увлекая людское мятежное племя.

 

Я и сам не заметил, что вышел из каменных ниш,

Чем острее словцо, тем оно и погубит вернее…

Ох, щелкунчик, дружок, над стихами моими грустишь,

И в чужом уголке ты ладони озябшие греешь.

 

В запотевшем зерцале небес вижу тусклую даль –

Золотое руно добываю из пасти дракона.

Разбиваются звёзды у ног, словно тонкий хрусталь,

Словно чаша вина ударяется оземь со звоном.

 

Устаю от потерь и скитаний по царству теней,

Мне покоя во сне не дают чьи-то скорбные лица.

Но за пологом бледным – порог новых, благостных дней.

Жди меня, когда ласточкой утро в окно постучится.

 

Я услышу тоскующий голос в метафорах мая,

Вспомню слёзы твои, вспомню нежность солёную уст…

Как отважный Улисс, горизонты и время вбирая,

На вечернем трамвае под звоны пернатых вернусь.

 

О ней известно так ничтожно мало…

 

Озябнув под промокшим пальтецом,

Смиряясь с неизбежностью осечки,

Как женщина с заплаканным лицом,

Пускает осень дымные колечки.

 

Курится жертва ревностным богам,

Всё золото им брошено на откуп,

За бьющуюся жилку у виска,

И нежности пронзительную нотку.

 

Рождение любви кострам не сжечь…

Разлукой перерезав пуповину,

Перебирает чётки тайных встреч,

Дыша теперь уже наполовину…

 

Ладони согревая у огня,

Читает о себе стихи устало,

И понимает, холодность кляня:

О ней известно так ничтожно мало…

 

Табор уходит в небо

 

Чуткая скрипка плачет, звонко манит куда-то,

И отдаётся в жилах сладкая боль земли…

Сокол летает вольно, с ветром запанибрата,

Если полюбит сердце, крылья не опали!

 

Песня степей – цыганка гордой парит орлицей,

Жаркая, словно пламя. Губы, глаза – дерзки…

Лучше, дыша простором, в скалах крутых разбиться,

Чем клекотать в полоне, зёрна клевать с руки.

 

На острие кинжала танец с огнём роднится,

Звуки дрожат тревожно в искрах ночных зарниц.

Скрипка тихонько стонет, жалобно, как вдовица…

Табор взмывает в небо стаей свободных птиц.

 

Летающая кошка

 

Крылья тянут к земле в туман,

Город схвачен неясной силой…

Кошка, верно, сошла с ума –

И ночами летать училась.

 

Часто пули звенят впотьмах,

Жизнь людей ничего не значит.

А на облаке – вечный март,

И качается рай кошачий.

 

Кровля. Ветер шумит. Разбег –

И в желанную небыль дерзко.

Только б взгляд неотступно вверх –

Ждёт котёнок в небесной детской.

 

Здесь прозревший её малыш

Ловит свет золотых горошин…

Смотрит вслед из-под мокрых крыш

старый дворик, до слёз продрогший.

 

Соломон и Суламита

 

Улыбается ночь полусонно,

Наблюдая за радостью хрупкой…

На груди у царя Соломона

Молодая воркует голубка:

 

— Мой любимый – пролитое мирро,

Лучше вин горячат поцелуи.

Под покровами брачного пира

Ароматы корицы, пачули.

 

Говорят, я черна, но красива,

Точно княжий шатёр на востоке…

— Опьянила цветущая слива

И раскинула ветви широко.

 

О, невеста моя, голубица,

Совершенна ты родинкой каждой.

Из источников чистых напиться

Пожелал, подгоняемый жаждой.

 

Голубиные очи у милой,

На устах твоих мёд, Суламита.

Только взглядом и лаской пленила,

И душой покорила открытой…

 

Даже реки водою глубокой

Не погасят всей страсти сердечной.

Для любви не отмерено срока,

Перед ней открывается вечность.

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О inter-focus.de

Читайте также

Сергей Кривонос*: «Вечернее солнце природу утешит…»

*** Могила братская. И вечер так свинцов. Стоит старик, тень приросла к асфальту. А боль …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика