Старт // Новые статьи // Карьера // Доктор Тамара Амир: «Поднималась я в Израиле тяжело, а сейчас всем довольна»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Доктор Тамара Амир: «Поднималась я в Израиле тяжело, а сейчас всем довольна»

Уроженка Нальчика Тамара Амир сегодня работает семейным врачом израильской больничной кассы «Клалит», пользуется любовью и глубоким уважением пациентов, многие стремятся попасть на прием именно к ней. До этого, в 1981-1996, наша героиня трудилась в скорой помощи Нальчика, после переезда в Израиль — в ашкелонской больнице «Барзилай» (1996-2006), была заведующей медицинской частью в пансионате для престарелых и инвалидов (2006-2010), а с 2010 года и до сегодняшнего дня работает в поликлинике (сначала в больничной кассе «Маккаби», теперь в «Клалит»). Тамара не только прекрасный специалист, но и невероятно творческий, одаренный человек: пишет стихи, выпустила дебютную книгу «Планета чувств», публиковалась в альманахе израильских поэтов. Об увлекательной жизни израильтян «в белых халатах» — выходцев с Кавказа узнаем из первых уст…

— Тамара, вы в прошлом врач скорой помощи, работали в Нальчике. Известно, что ваша карьера после репатриации складывалась нелегко. Как поднимались на Святой Земле в профессиональном плане?

— Поначалу пришлось действительно сложно, но приехала на Ближний Восток уже с базовым ивритом и отправилась изучать язык углубленно, с медицинской терминологией. Быстро закончила этот курс, сдала квалификационный экзамен на подтверждение диплома и, получив разрешение на работу в Израиле, принялась проходить начальный врачебный стаж в больнице. Для навыка закрепления письма буквально переписала медицинский учебник на иврите от начала до конца. Благодаря этому с первого дня стала легко составлять все нужные медицинские документы на нашем древнем языке, чему мои коллеги невероятно удивлялись. Так началась моя врачебная реализация на новом месте, в новой для меня стране.

— Пришлось ли вам переучиваться, после репатриации?

— Не переучиваться, а постоянно и упорно учиться, обновляя информацию, с каждым днём узнавая медицину в свежем ракурсе, используя современную литературу, общепринятую во всем мире. Кстати, нашла эти книги и на русском языке, но это были переводы уже устаревших изданий. В общем, работа в больнице, поначалу на мизерную исследовательскую стипендию, постоянное обучение для повышения квалификации (штудировала огромные американские двухтомники), изнурительные дежурства, иногда до 36 часов подряд, семья с тремя маленькими детьми, все это было очень тяжело, гораздо проблематичнее, чем в России. Несмотря ни на что, благодарна этому непростому времени. Можно сказать, именно в Израиле постигла настоящую медицину, почувствовала себя врачом. Стала ориентироваться в болезнях, в подходах к лечению, часто спасала людей на дежурствах. Постепенно начала видеть все патологии более глобально, в невероятной связи всех систем организма, как единого целого, благо, здесь есть большие возможности обследования. Во время дежурств получаем результаты в течение считанных минут, посылая материал и получая результаты по вакуумной системе. Устав от бурного ритма деятельности в больнице, со временем перешла на иное место работы, поспокойнее: стала заведующей медчастью в доме для престарелых и инвалидов. Отработав в нем несколько лет, решила: пора продвигаться дальше по карьерной лестнице, отправившись в поликлинику. И на душе полегчало! Наконец рассталась с ночными дежурствами и консультациями по телефону (когда медицинская сестра не справляется сама). Сначала реализовывала себя в медицинской кассе «Маккаби», теперь перешла в «Клалит», где сегодня мое постоянное рабочее место.

— Помогает ли прошлый опыт работы?

— Конечно. Все мои накопленные знания в больницах, наработанные умения невероятно помогают и поддерживают. Принимая больного за выделенные на него десять минут, должна внимательно выслушать его жалобы, грамотно поставить диагноз, назначить лечение. Подчеркну: путь доктора — нелегкий. Где-то прочитала, что тот, кто становится врачом, закрывает какую-то сложную карму.

— Чему посвящено ваше поэтическое творчество?

— Мои стихи — больше о духовном, рифмы приходят ко мне весьма любопытным образом, некими строчками свыше. Сочиняю и записываю их ночами, после работы, до сих пор не знаю, откуда черпаю на это энергию. Мечтаю издать сборник своих стихов. Недавно с радостью вступила в поэтическое онлайн-сообщество «Мир дышащих поэзией» под руководством талантливого молодого поэта Мордэхая Раханаева, мне там очень нравится.

— О чем ваша книга «Планета чувств»?

— Представим, что вокруг Б-жественной искры души каждого человека кружатся его миры, наполняющие жизнь смыслом: чувства, законы, знания, как планеты. Наши эмоции — волшебный ключ, открывающий законы и знания мироустройства. Мой литературный труд «Планета чувств. Хроники вопросов и ответов» — почти детская книжка для взрослых, созданная на одном дыхании, на вдохновении, она была принята и услышана. Здесь кроется и философская антропология, выраженная в форме проповедей, и работа над собой на уровне энергий, и пример выхода за рамки нашего трёхмерного пространства. Это произведение для родителей поколения Мессии, рассказывающее о спасении наших детей, о том, зачем нужна старость, и почему каждый ребёнок — драгоценность.

— Как вас изменил Израиль?

— Репатриация и абсорбция на исторической родине в корне изменили мою жизнь. Несмотря на трудности, обстрелы, на все сложности (мы живем в Ашкелоне), чувствую, что во всем улучшила свое мироощущение, материальную и духовную составляющие, свой быт. Очень благодарна Израилю, люблю свою страну, меня все здесь радует. Изначально хотела направиться с семьей в Америку, но вышло иначе, о чем ни капли не жалею.

— Расскажите, пожалуйста, о своих корнях, о родителях.

— Я — родом из Нальчика. По папе я Ашурова, моего отца зовут Борис Шанеилович, он происходит из зажиточного рода, у него было несколько братьев, имевших в Нальчике крупные владения. Отец получил высшее образование в Саратове, он инженер-механик, много лет являлся заместителем директора политехнического колледжа при университете и работал преподавателем спецдисциплин почти 50 лет, отличник приборостроения СССР, заслуженный работник приборостроения, репатриировался в Израиль в 2005 году. Ему сейчас 90, он у нас молодец! Моя мама, Клара Ханоновна Ифраимова, тоже из очень зажиточного благородного купеческого рода. Она закончила Московский библиотечный институт, работала в Нальчикской центральной библиотеке в отделе иностранной литературы, основала дом-музей Марко Вовчок. К сожалению, мамочка рано ушла из жизни из-за болезни, оставив троих детей от семи до трёх лет. Люди до сих пор вспоминают, каким она была прекрасным человеком! Папа женился вторым браком на ныне покойной Татьяне Даниловне Бабаевой, женщине, которая помогла ему нас растить, став нам второй мамой, за что мы ей благодарны. Светлая им память!

— Почему захотели посвятить себя медицине?

— С детства любила процесс познания, решила, что медицина — созвездие разных наук, потому в 1975 году поступила на медицинский факультет Кабардино-Балкарского государственного университета, а в 1981 году его закончила. Мои однокурсники, чудесные медики с нашего факультета, сегодня с успехом работают как в Москве, так и по всем городам России, у нас был очень хороший, сильный факультет. Во время учебы, после самого сложного, третьего курса, я вышла замуж, родила двоих детей, поэтому по распределению после вуза осталась в родном городе.

— Как же вы учились на медицинском факультете, совмещая столь серьезное образование и воспитание детей? Студенты-медики, как правило, самые загруженные…

— Не скрою, и тогда пришлось очень тяжело. В 1989 году у нас родилась дочка, и когда ей было шесть лет, мы переехали в Израиль. Сейчас она живет в Канаде с мужем, став успешным компьютерным дизайнером, родила троих детей. Мой старший сын — компьютерщик, во время пандемии прошел несколько крупных курсов усовершенствования квалификации и, благодаря им, надеюсь, скоро продвинется в работе. Средний сын получал образование на Святой Земле, в училище электроники, в данный момент не работает. Мечтаю дождаться от них внуков.

— Насколько легко удается справляться с несговорчивыми израильскими пациентами, приходящими к вам на прием?

— Действительно, мои подопечные бывают с разными характерами и проблемами, однако у меня к ним, как правило, три нехитрые просьбы: здороваться со мной, благодарить и прощаться, покидая кабинет. Обслуживаю человека полностью, со всей душой и любовью, но если мои пожелания не выполняются, предлагаю пациенту перейти к другому доктору, здесь кроется основа моих с ними взаимоотношений. Всегда стараюсь все объяснять людям, поднять наш диалог на новый уровень взаимоуважения, и почти всегда мне это удается. При этом даже с самыми сложными в психологическом плане пациентами как-то находим общий язык, они мне доверяют, а основа авторитета медика — его квалификация. Вообще, работа в поликлинике — очень интересная, немало израильтян пытается ко мне перейти из других больничных касс. Подчеркну, я семейный доктор, и это звание даёт мне более широкий спектр медицинских возможностей. Ранее принимала совсем маленьких деток и взрослых, а в «Клалите» обслуживаю лишь взрослых и молодёжь. Не все знают, что в Израиле лечебный процесс в поликлинике равносилен уровню больницы в России, часто амбулаторных пациентов здесь ждет весьма интенсивная терапия. Именно так, в основном, работаю.

— Как на вашей деятельности отразились ковидные реалии?

— Принимала больных в маске, в специальном шлемике. Слава Б-гу, сама не болела коронавирусом, недавно сделала прививку, перенесла ее благополучно. Учу своих пациентов, чтобы они тщательно соблюдали правила гигиены, не пренебрегали средствами защиты, думали не только о себе, но и об окружающих, регулярно меняли маски и перчатки.

— Стоило ли вообще учить иврит, живя в Ашкелоне, где обитает так много русскоязычных граждан?

— Однозначно — да. Русскоязычных у нас в городе не так уж много, как кажется, ведь сегодня уже приходят дети бывших репатриантов, которым проще изъясняться на иврите. Кстати, мой муж Валерий Амир, автор книги «Еврейская Колонка», учитель иностранных языков — французского и немецкого. Он еще в Нальчике обучал школьников ивриту, благо, в нашей 10-й («еврейской») школе обучались тогда сотни еврейских детей. Там же трудились педагоги из Израиля, среди них Авигайль Цабари, с которой мы сдружились. Дело в том, что еврейское государство взяло нашу школу под свое крыло, прислав к нам своих учителей языка, снабжая учебными пособиями и материалами, даже выплачивая зарплату. То есть, я начала учить иврит еще в стране исхода, приехав в Израиль достаточно подготовленной.

— В России детей лечит только педиатр, для ребят есть свои поликлиники. А вы наблюдали всю семью, от новорожденных, до взрослых. В Израиле существует какая-то иная система в этом плане? И разве можно доктору знать все про лечение как грудных детей, так и взрослых?

— Нет предела совершенству. В современной медицине надо, образно говоря, «бежать за знаниями», чтобы удержаться на уровне. Я прошла так называемые ротации: трудилась по несколько месяцев в отделениях пульмонологии, ревматологии, болезней крови, получила специализацию по детским болезням, изучила рентгенологию и ультразвуковые обследования, прошла полугодовые занятия по гериатрии (болезни пожилого возраста), по сахарному диабету, постоянно посещала медицинские конференции. Во время работы в больнице выпустила научно-исследовательскую работу, опубликованную в международном медицинском журнале. Сейчас в поликлинике один день в неделю также даётся для усовершенствования сотрудников.

— Вы доктор традиционной медицины. Как относитесь к лечению гомеопатией?

— Считаю, гомеопатия — это способ поддержания здоровья в каждодневной рутине на уровне «немного и постепенно», что вполне допустимо в поликлинической практике в виде рекомендации.

— Когда сможем окончательно победить ковид, помогут ли в этом прививки?

— Однозначно, прививки вскоре возьмут свое, прекратив наши ковидные страдания, но глобально «победить» можно лишь условно, когда сам вирус мутирует в неопасную форму. Будем молиться, а пока хочу поблагодарить всех ученых, своих коллег, сражающихся с этим опасным недугом.

— Скучаете ли по России?

— По родному Нальчику у меня имеется ностальгия, но отношусь к этим чувствам философски. Хорошо, что это было, а сейчас вполне довольна новой жизнью. При этом активно общаюсь на интернет-форумах с нальчанами, делимся друг с другом своими стихами и другим творчеством.

— Какие советы дадите современным новым репатриантам?

— Искренне не хочется, чтобы новички совершали те ошибки, через которые прошли мы. Тут трудно давать какие-либо советы, но прошу олим хадашим никогда не отчаиваться: в конце даже самого темного тоннеля всегда есть свет. Делайте следующий шаг и смело идите к своим целям, заранее запаситесь упорством. Не сомневаюсь: если человек движется к намеченному — непременно всего достигает, эту аксиому доказываю на своем примере. На моем пути тоже были разочарования, печали, моя врождённая доверчивость подвергалась испытаниям, но твердо верила в себя, что давало неимоверные силы, подпитывая изнутри…

В завершении беседы предлагаем вам познакомиться со стихи Тамары Амир.

 *******

В воронке будней ускоряясь,

Стремясь за призрачной мечтой,

Спешим, всё дальше удаляясь

От жизни ясной и простой.

Там протекало всё реально:

Глаза в глаза, сирень в руках

Но ощущаем виртуально!

И даже память…в облаках.

Там дети наши подрастали,

Не опасаясь выйти в жизнь.

Но супер-мама подгоняет,

А папа гонит виражи.

Так в мире нашем всё линяет.

Изменчив истины портрет,

Свет яркой зелени меняя

На тусклый долларовый цвет.

О поколение индиго!

Мир роботов перевернув,

Верни себе природу, книгу…,

В объятьях мамы утонув.

Диалог

«Чего ты хочешь от меня, моя душа?

Что ты готовила мне в вечном Поднебесье?

Хитросплетения любви и сети лести,

Уныние, обман и жажду мести,

Гордыню, что не стоит и гроша,

И, кажется, я это всё прошла.

Предательство…- как сильно оно било..!»

« — Прощала?» — Да, но уходила.

Уж не велась на лесть беспечно,

Но доверялась бесконечно:

Над этим мне работать вечно…

Иль это испытание прошла?

Ты знаешь свой полёт, моя душа.

Мелькают в снах знакомые до боли

Как женские, так и мужские роли.

В твоих сценариях один актёр

И правит нас Великий Режиссёр.

Не познаётся счастье впрок,

Страданья — вот его урок.

Вся жизнь была как поле битвы.

Ты слышала мои молитвы».

И вдруг сознание запнулось…

Хранитель тайны сокровенной,

Душа тихонько улыбнулась,

Ответила: « Ты просто будь,

Ведь чистотой своей душевной

Ты многим освещаешь путь.

А в этой нравственной борьбе

Я позабочусь о тебе.»

Вдали умолкли гроз раскаты,

Плывёт волна с озоном и росой

Серебряно — лиловой полосой.

А я «сова» и мне б лететь куда -то,

Но слепит длинный день, день без заката.

И счастье, что душа моя со мной.

 

Яна Любарская

https://stmegi.com/gorskie_evrei/posts/87743/doktor-tamara-amir-podnimalas-ya-v-izraile-tyazhelo-a-seychas-vsem-dovolna/

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Яна Любарская

Читайте также

Лаура Илизирова: «Неповторимое очарование хумуса»*

Итак, дорогие читатели, покупатели моего хумуса, — нынешние или потенциальные.А что же за кадром этих …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика