Старт // Новые статьи // Культура // Литература // ЮРИЙ КАРТАШОВ, Стихи из сборника «АНГЛИЙСКАЯ СВИРЕЛЬ»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

ЮРИЙ КАРТАШОВ, Стихи из сборника «АНГЛИЙСКАЯ СВИРЕЛЬ»

ЮРИЙ КАРТАШОВ Уроженец Вёшенской станицы, Ростовской области. Окончил Ростовский Государственный Университет, факультет филологии и журналистики. Поэт, писатель, публицист, историк донского казачества. Автор 10 поэтических сборников, 15 историко-краеведческих книг, и около 900 публикаций в различных печатных изданиях Росссии и зарубежья. Член союза писателей Росссии, член Международного союза литераторов и журналистов APIA. Казачий полковник. Первый заместитель атамана Верхне-Донского округа.

 

       Стихи из сборника

«АНГЛИЙСКАЯ СВИРЕЛЬ»

 

    Полуночная Англия

 

Моя полуночная Англия,

Златая от грёз и луны,

Где дева – не Ольга, и не Агния –

С нахлынувшей сходит волны.

 

Туманом лицо занавешено,

Но светят, как звёзды, глаза.

Прекрасной, безмолвной и пешею

Скользит в голубые леса.

 

Ни птица не вскрикнет полночная,

Не двинется камень во мху.

Лишь только водица проточная

Бормочет себе на бегу.

 

И я посмотрю на красавицу,

Как в реку – напоенный конь.

И тихою истиной явится:

Вода породила огонь…

 

                   Англичанка

 

Ты из края некошеных йоркских долин

Твои волосы пьяны, как бурный эль.

Начинаешься – «ма», а кончаешься «ин».

Что ни слово – ручей, что ни слово – свирель.

 

Ты волшебные руки протянешь ко мне,

И увижу Мерлина в лазурных глазах,

И кипящие воды в объятьях камней,

И английскую песню на небесах…

 

Ты из гордой династии майских цариц.

Вокруг дуба с тобой – водить хоровод,

Целоваться с тобой под шафраном зарниц.

И бродить по любви у спутанных вод.

 

Англичанка! Ты новый славянский мой стих.

Для тебя я короны метафор совью.

И в британской ночи всё утихнет на миг,

Чтоб услышать моё:

“I love you! I love you!”

 

       Шотландская пурга

 

Ко стене прижавшись головою,

Я смотрю на белые луга.

Здесь прошла неверною ногою

Пьяная шотландская пурга.

 

Спотыкалась, весело смеялась

И на шею путникам кидалась,

Утомилась и поразвлекалась,

И на милый Север подалась.

 

Так и ты натешилась со мною

И ушла нетвёрдо от меня.

И кому-то сделалась родною,

И кого-то греешь без огня.

 

Я молчу. Сижу к тебе спиною

На горе за каменной стеной.

И со всех сторон одной стены

Лишь поля йоркширские видны.

 

    Я думаю о Британии

 

Я думаю о Британии,

Когда закрывают ставни

И ветер воет уныло в степной стороне

Не прикасаюсь заранее

К больной заповедной ране:

А может, ОТТУДА думают как раз обо мне?

 

Я думаю о Британии

Как о чудесной тайне

В которой – замки и эльфы,

Вереск и Робин Гуд.

 

И дальнее слово странное,

И выпавший меч Тристана…

Там очи глубокие Марион

волнуют меня и влекут.

 

           Английская свирель

 

Английская свирель… И вереск под луной

Печальные поля непонятной разлуки.

Пустая колыбель, оставленная мной.

Качается вдали от лжи и от науки.

 

Как деву я любил, не видев никогда!

Как я по ней страдал, теснимый пустотою!

И я не уяснил: была ль она мечта

Или нагая жизнь, представшая мечтою?

 

В забытом том краю Она меня ждала

И меч, и крепкий лук, и схватки, и погони.

И пела там, звеня, последняя стрела,

И надо мной неслись стремительные кони…

 

          Весёлая Англия

 

Весёлая Англия, чуднáя страна,

Обещана грёзой и мне суждена.

Я в собственном замке, где плющ да хмель,

Найду переломленную свирель.

 

Найду на копчёной веками стене

Признанье любви далёкому мне:

Корявые буквы прошедших эпох,

Как древние нищие с бывших дорог.

 

Найду у речной пересохшей воды

Девичьи каменные следы.

 

И вечером, глядя в резное окно,

Вдруг вспомню, что был я здесь очень давно,

Что кровь моя билась не в этом виске

И я говорил на ином языке…

 

                   Виденье

 

Что за Англия там встрепенулась –

На растянутых кончиках слуха?

Что за слово навстречу рванулось?

Но ответить – ни силы, ни духа.

 

Невесомые рук продолженье

Пронеслись – сквозь пространства и ткани,

Ощутили холодное жженье –

В разнотравье йоркширские камни.

 

И от тела глаза оторвались.

Полетели глазеть на дороги,

Что в зелёных холмах затерялись,

На ручьи, на ущелья, отроги.

 

И явилась безумным трём чувствам

Молодая прекрасная леди

И вступила в них с ярким искусством

В кружевной своей юбке и пледе.

 

И душа во любви – не покое

К англичанке младой устремлялась,

И лишь сердце казачье гнедое

На родной земле оставалось.

 

        В далёкой стране

 

В далёкой стране, где деревья поют

На ином языке,

Стоит и царит невесомый уют,

Как облако – в чистой реке.

 

Там травы другие, узор их чужой

Путает мысль мою.

Но в этом краю я жадной душой

Таинственный прозвук пью.

 

Корявые руны и мох на камнях

Мне не трогать рукой.

Вдали я отсюда, в родимых степях,

Но здесь – мой печальный покой.

 

На дальнем брегу, неведом врагу,

Стираю из раны кровь.

В далёкой стране от всех берегу

Невстреченную любовь…

 

    Современникам

        (Шуточное)

 

Сергею Хоршеву-Ольховскому

 

Безусые, безчубые,

Душистые и бритые…

Мои родные, любые

Донцы недоразбитые!

 

Походкой косолапою,

Наезженною предками,

Вы движетесь до запада

Вразброд – родами редкими.

 

Зовётесь больше русскими,

Теряя ударения.

И тщась делами узкими,

Найти успокоение.

 

От жажды пересоленной –

Быть вольными и громкими!

В душе вы всё же – воины,

С запросами высокими.

 

И ваше равнодушие –

С улыбкой вороватою!

И острых душ оружие

В ножнах небрежно спрятано!

 

 

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О inter-focus.de

Читайте также

Сергей Викман «Танцы луны»

Сергей Викман родился 11 февраля 1951 г в Москве. По образованию – радиоинженер. Жил и …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика