Старт // Новые статьи // Культура // История // Память прошлых лет …
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Память прошлых лет …

Помнишь ли город тревожный» … 

А. Блок.   

                                                                   

«Нет ничего лучше Невского проспекта в Петербурге; для него он составляет все. Чем не блестит эта улица – красавица нашей столицы! Я знаю, что ни один из бедных и чиновных ее жителей не променяет на все блага Невского проспекта. Не только кто имеет двадцать пять лет от роду, прекрасные усы и удивительно сшитый сюртук, но даже тот, у кого на подбородке выскакивают белые волоса и голова гладка, как серебряное блюдо, и тот в восторге от Невского проспекта. …Всемогущий Невский проспект!» (Н.В. Гоголь).

А вот всё те же: улица Гороховая, Невский и Вознесенский проспекты сходятся на Адмиралтействе.  В перспективе Невского виден золочёный кораблик. Невский прекрасен, как и сто пятьдесят лет назад, когда шагал по нему в чёрной крылатке Николай Гоголь. И не зря именно Гоголю угораздило поместиться в Александровском саду на одном из постаментов среди славнейших людей России: А. Горчакова, М. Глинки, М. Лермонтова, Н. Гоголь.  Достойный квартет – дипломатия, музыка, поэзия и проза.  Из Александровского сада когда-то смотрел на Дворцовую площадь друг и наставник русских царей Василий Жуковский. А вот его бюста нет! Наверное, украли. Стоит пустой гранитный постамент.

И только надпись на граните золочёными буквами: «Поэзия есть Бог в святых местах земли». В святых-то местах земли есть Бог. Но есть ли он в славном городе Санкт–Петербурге? На пустом постаменте высечено признание А. Пушкина В. Жуковскому:

 

«Его стихов пленительная сладость

 Пройдёт веков завистливую даль.

И, внемля им, вздохнёт о славе младость,

   Утешится безмолвная печаль,

И резвая задумается радость».

А задумаются ли о русской славе А. Пушкина и В. Жуковского досточтимые петербуржцы? Вот  Александрийский столп на Дворцовой площади. И опять Пушкин:

    «Я памятник себе воздвиг нерукотворный,

             К нему не зарастёт народная тропа,
Вознёсся выше он главою непокорной
Александрийского столпа».  

Не заросла народная тропа к Александрийскому столпу: двадцать восемь венценосных двуглавых орлов пропало с решётки, обрамляющей Александрийский столп. А всё началось с организации ледового катка на Дворцовой площади. Нерентабельной оказалась Дворцовая площадь, и её сдали в аренду дельцам предприимчивым!

Но никак не могут сдать в аренду Елисеевский магазин. Золотая колбаса продавалась бы в нем. И потому разумнее организовать там магазин дорогой одежды от Пьера Кардена и Кристиана Диора.

 

И сразу вспоминается ателье женской одежды шестидесятых годов на Невском. И название его по-советски незатейливое – «Ателье». В народе ателье было известно как «Смерть мужьям». Тут и добавить нечего. В то нищее время не каждому случалось стать модным. Чиновный люд донашивал полувоенные френчи «под вождя». Простой народ – гимнастёрки и военные кителя. Кстати, мода на полувоенный френч осталась от А. Ф. Керенского. И товарищ Сталин, и Лёва Троцкий, и вожди помельче, вроде  Маленкова, всегда красовались во френчах. Только Владимир Ленин не брезговал интеллигентским пиджачком. Это так, к слову.

Модницы занимали очередь в ателье «Смерть мужьям» с ночи. Ах, эти белые ленинградские ночи! «И не пуская тьму ночную на голубые небеса, одна заря…»
К утру дамам пописать приспичит. Благо, в семь утра открывались Центральные кассы аэрофлота, что напротив ателье. Рассказывала знакомая старушка: «Молодая евреечка говорит мне: «Я отлучусь на минутку. Вы запомните меня, Иванова я». А я отвечаю: «А я – Раппопорт.  И вы меня запомните». И мы обе захохотали. Молодые были, всё понимали. А я в этом ателье шила платье из панбархата на шифоне. Вы, конечно, не знаете, что такое шифон, – рассмеялась мелким бисером. –  Бывало, придём с моим Раппопортом в гости, он в костюме из шевиота. Когда он служил в Германии после войны, выменяли мы отрез шевиота у немца за три буханки хлеба и пять пачек «Казбека». Нет. Не «Беломорканала». Его  давали только младшим офицерам. А мой Раппопорт был полковником. –  И опять мелкий бисер. – Все, бывало, говорили:  Какая чудная пара: русская красавица и красавец грузин! А Раппопорту нравилось, что его грузином считают. Как в кино: «Свинарка и пастух». Он и усики под артиста Зельдина отпустил».

А пока глядят мутные, грязные окна Елисеевского магазина на Невский проспект, и его роскошные люстры опутаны паутиной. А городская Управа все думает, как бы подороже продать его залы. И нескоро ещё мои земляки, петербуржцы, смогут забежать на праздник к Елисееву за сёмгой «слабой соли», краковской колбасой и бутылкой армянского коньяка. Впрочем, вкусы изменились: куда там армянский коньяк, когда рядом стоят французский и английское виски!

«Елисеевский магазин не будет пере профилирован, и точка в этом вопросе поставлена, – заявила губернатор  Валентина Матвиенко (2003 – 2011г. г) в эфире ТРК «Петербург». Напомним, что скандал разгорелся 14 сентября 2005 года после публикации информации о том, что права на аренду помещений проданы московской парфюмерной компании «Арбат Престиж». Елисеевский должен был превратиться в магазин элитной косметики. Но, слава Богу, пока этого не случилось.

А рядом с Елисеевским уже подрастают наглые и молодые конкуренты – магазины типа «Пятёрочка». «Пятёрочка» нос держит по ветру, стоило Владимиру Владимировичу Путину отлучиться на минутку, (исполнял должность премьер-министра 2008 — 2011г.г.)  водка «Путинка» тут же пущена на дешёвую распродажу. «Ну, просто смешные цены!». Вместо 180 рублей – 90 рублей. Как не купить, как не вспомнить В. В.! Король умер, да здравствует король! И уже предлагается народу водка «Медведовка». Недешёвая: по 120 рублей. А ведь В. В. предупреждал: «Ненадолго отлучусь». Покупая уценённую водку «Путинку», я сказал продавцу: «Ну, что? С глаз долой, из сердца вон?» Продавец опасливо оглянулся вокруг и негромко (и стены имеют уши) проговорил: «Платите и идите, идите, товарищ!» Я его понял и понёс «Путинку», как знамя верности заветам.

Каждый клочок земли на Невском проспекте должен приносить доход. А тут туалеты возле библиотеки имени А. Блока простаивают.  Дохода нужного не приносят. Ещё несколько лет назад в женском туалете у входа сидел половозрелый кавказский мужик: «Дэнги давай». В мужском – еще вполне востребованная дама. Не удивляйтесь: нам же сообщили недавно, что «у нас секса нет». Это были самые лучшие туалеты Ленинграда. Там не пахло мочой, кафель у писсуаров не успевал пожелтеть, и даже была туалетная бумага. Стоял резкий запах хлорки, что убедительно говорило про неусыпную заботу власти о здоровье народа. Польские дезодоранты были редкостью, и их дарили женщинам только на Восьмое марта. Иногда туалет заполнялся запахом мужских духов «Шипр». Значит, ждали хозяина города, первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Георгия Васильевича Романова. Хозяин пожелал посмотреть «что и как». Мог заглянуть и в отхожее место.  Романов был в ту пору соперником М.С. Горбачева на место Генсека. И судьбу Михаила Сергеевича, а значит и судьбу Советского Союза решил на пленуме ЦК КПСС всего один голос. Голос – А.А. Громыко. В ту пору министра иностранных дел. Известного в мире дипломатии как «господин Нет». А ведь Георгий Васильевич был гораздо круче Михаила Сергеевича (круче бывают только крутые яйца). Уж при нем бы никто не заикнулся о «гласности» и «социализме с человеческим лицом». И не всплыл бы никакой Ельцин. Но не обошлось бы и «малой» кровью, которую пустили «саперные лопатки в Тбилиси», «танки в Баку» и «Рижский ОМОН». Г.В. Романов не оглядывался бы на Запад. И не исключено, что события развивались бы в нашей стране по югославскому варианту. Так что случись стать Г.В. Романову Генсеком, жили бы мы сейчас совсем в другой стране. А может, и совсем бы не жили…
На 86-ом году Г.В. Романов ушёл из жизни. Смерть его вызвала лишь лёгкий шорох в прессе.

Грустно все это. Вернёмся лучше к легкомысленному разговору о туалетах. Там же на Невском в мужском туалете была комнатка, где уборщица хранила швабры, половые тряпки и ведра. Стоял в этой комнате обитый черным дерматином топчан, который, если вдруг невмоготу, можно было арендовать за три рубля на полчаса для «любви на скорую руку». Напомню, что тогда коньяк «Дагестанский» (три звёздочки) стоил четыре рубля сорок копеек. В том же туалете можно было получить телефончик «своего» врача из кожно-венерического диспансера. Но это уже за отдельную плату. Знающие люди  утверждали, что эта услуга стоила того. «Любовь на скорую руку» не всегда заканчивалась благополучно. Низка была в ту пору культура любви. Народ стеснялся покупать презервативы. Это много позже люди познакомились со словом «Condome», а особенно продвинутые высоко ценили новинку американскую с «усиками». «Чувих мы клеим столярным клеем», — заорало в головах.

Сейчас на месте славных туалетов на Невском находится магазинчик «Сувениры». Блестящие стенды с матрешками, значками, посудой – исключительно русский колорит. Магазин почти пуст. Юноша-продавец заинтересованно смотрит на посетителя. Вопрос, что было здесь раньше, остаётся без ответа. Плохо, плохо молодёжь знает историю своего славного города.

Напротив Казанского собора в углублении между домами Невского проспекта стоит лютеранская церковь. В советское время там был плавательный бассейн. В церкви восстановлена служба. Редкие прихожане говорят по-русски. Возрождаем духовность.

А рядом в полуподвале, где когда-то была мясная лавка,  ресторанчик с кавказкой кухней. Это и подкупило. Настоящий «Кавказский ресторан» – напротив. Его подвалы смотрят грустными пустыми окнами на ликующий Невский. Ждут своего часа на распродаже, как и Елисеевский магазин.

Посреди пустынного зала ресторанчика светится углями жаровня. Шашлыки готовятся здесь же в зале, на глазах у посетителей. Заказал бутылку «Киндзмараули». Кто помнит – это грузинское полусладкое, красное вино. Неслышными кошачьими шагами скользит по залу юноша. Его черкеска перетянута на тонкой талии черным шнурком. Как дань памяти «Кавказскому ресторану» заказываю шашлык из баранины. Когда-то помню, нежнейший барашек так и таял во рту! Воспоминания времён застоя. И первое разочарование: «Киндзмараули» оказался кисловат.

«Грузинское «Киндзмараули» чаще всего изготавливается из более дешевых сортов винограда, а не из тех, что указаны на этикетке. Но если вы увидите бутылку этого вина от семидесяти тысяч рублей, то получите шанс откушать настоящего «Киндзмараули». Шанс, но не 100 % уверенность», – писала «Самарская газета». Замечу, что мое «Киндзмараули» стоило двести рублей. Так что у меня никаких шансов не было. Можно, конечно, не доверять «Самарской газете». Всё-таки провинция.

Вот и шашлык из баранины. Сначала он мне показался пережаренным. Потом показалось, что ножи ресторанные слишком тупые. И, наконец, пришлось признать, что это мясо не для моих зубов. Юноша в черкеске с восточной нежностью в глазах и русским изгибом спины «чего изволите» ласково объяснял, что, мол, «если хотите помягче, надо заказывать шашлык из свинины». И тут же подозрительно посмотрел на меня. В его глазах мелькнул страх, что он допустил бестактность, предлагая свинину.

Не правоверный еврей ли его клиент, ну, на худой конец – не мусульманин ли?.. Но я не разрешил его сомнений и сурово потребовал счёт. В счете стояла только стоимость «Киндзмараули» – двести рублей.

«А шашлык?» – растерянно спросил я. И услышал гордый ответ: «Он же вам не понравился».

Ответ, достойный джигита. В желтых глазах горца светилось явное презрение. Презрение, с каким где-нибудь на глухой, горной дороге убивают кровника.

Когда-то вход в Эрмитаж был со стороны Невы. И очередь – чуть ли не от Дворцового моста. Теперь вход в Эрмитаж – со стороны Дворцовой площади через очаровательный дворик. И никакой очереди: падает интерес народа к «высокому искусству». Но там, в дворике, встречают посетителя львы из дутой пластмассы, размалёванные аляповатой, барахольной краской. Пусть отсутствие вкуса, но почему подделка? Где наш невский гранит?

Зато явно не подделка – это туалеты Эрмитажа. Реликты. Унитазы, на которых можно сидеть только «орлом». Как в сортире какой-нибудь дремучей войсковой части.
Какой-нибудь въедливый читатель справедливо упрекнёт меня: пишешь, мол, о Северной столице, и так много про туалеты! Верно, что-то неладно у автора с этим вопросом.

Но и Валентина Матвиенко, люди не дадут соврать, как-то не без иронии заметила: «Мало, мало у нас в Питере туалетов. Пора уж ставить мемориальные доски: «Здесь был туалет».

– А нынче здесь китайский ресторанчик, – добавил бы автор.

Поддержал бы меня и великий Пикассо. В ответ на упреки в том, что его картины непонятны, он сказал: «Может быть, меня когда-нибудь поймут через дизайн унитаза». Летом 2007 года в немецком городе Мюнстере проходил фестиваль «Скульптурные проекты». И публику совершенно не шокировала тема фестиваля – «Клозет как предмет искусства».

А это – когда ещё трамваи ходили по Невскому. На мосту через реку Мойку трамвай притормаживал, и малолетняя шпана гроздьями неспелого винограда висла на его подножках и «колбасе». У здания школы № 210, где на стене синим пятном выделялась надпись: «Эта сторона наиболее опасна при обстреле», трамвай притормаживал, давая осыпаться «винограду». Напротив школы, на улице Гоголя, стояло здание в строительных лесах, разрушенное прямым попаданием бомбы. Замечательно это здание было тем, что один из его рабочих-строителей, за «ударный труд» был удостоен «Сталинской премии». В стране рабочих и крестьян «Сталинская премия» рабочему – совсем нечастое событие.

А на углу Невского и Гоголя уже светился скромными витринами «Генеральский магазин», где отоваривался по карточкам высший офицерский состав. Однако и рядовой мог туда зайти и купить за большие деньги черную икру и сыр «со слезой». Но ни один рядовой не решился бы на такой отчаянный поступок.

«Ленинградцы, дети мои. Ленинградцы, гордость моя», – голос акына Джамбула. Это  он о блокаде.

А сейчас, когда Ленинград стал снова Петербургом, в словах акына слышится мне некая ирония. Но в сердце стучат бессмертные строчки А. Пушкина:

«Красуйся, град Петров, и стой

Неколебимо, как Россия.

Да умирится же с тобой

И побеждённая стихия».

И в это хочется верить. А что же ещё остаётся делать, господа?

Прошлое прорастает в наше сегодня. Не удержусь от банальности: «Самые тяжкие преступления совершались во имя самых прекрасных идей». 1 марта 1881 года был убит царь –освободитель, зачинатель реформ в Российской Империи, Александр II. Если стоять на Казанском мосту, то можно увидеть Храм «Спас-на-крови». Храм был возведен в 1883-1907 годах, на месте, где был смертельно ранен Александр II. Император погиб от взрыва бомбы народовольца – террориста Игнатия Гриневицкого на набережной Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова).

Можно сказать, что храм «Спас-на-крови» – олицетворение допетровского церковного зодчества Московской Руси на берегах Невы. Храм «в чисто русском вкусе» сооружен по проекту Альфреда Парланда, который использовал многие композиционные приемы и формы церквей Москвы и Ярославля XVII века. Живописные композиции из мозаики создавались в мастерской Александра и Владимира Фроловых по оригиналам художников Виктора Васнецова, Николая Бруни и др.

Императору Александру II в Петербурге нет ни одного памятника. Российская история не причислила Александра II к сонму «Великих», как это случилось с Петром I и Екатериной II. Но недавно появился бюст Александра II на улице Ломоносова, невдалеке от набережной Фонтанки. Я спросил у дежурившего там милиционера: «Что? Наконец – то появилась надёжная охрана у императора?»

«Нет, – ответил постовой, – я охраняю здание Российского банка».

Здание филиала Российского банка облицовано тёмным гранитом. Под бюстом Александра II надпись золотыми буквами: «Основателю государственного Банка России». Большего благодарные потомки, видимо, не припомнят. Но жизнь сама напоминает о бомбе Гриневицкого. Взорван «неизвестными лицами» памятник Ленину у Финляндского вокзала. В ночь на 1 апреля 2009 года у памятника Ленину на площади Ленина в Санкт – Петербурге сработало взрывное устройство мощностью 300 граммов тротила. Взрывное устройство было заложено между ног бронзовой скульптуры. В настоящее время в «спине» памятника образовалось отверстие размером 80 на 100см.

 

Кто не помнит по осени одуряющего запаха антоновских яблок! Кто в конце августа не слышал, как ночью во влажную от росы траву тяжело падают спелые яблоки!  А утром, выходя на крыльцо, не радовался цветущей картошке, её весёленьким бело-голубым цветочкам. Зацвела, значит, через неделю угощу друзей молодой картошкой. Что за прелесть эта молодая картошка! Её не надо даже чистить. Только помыть. И здесь мой сад, и там моё поле, где я выращивал несколько борозд картошки. И вот сейчас на моём поле выросла каменная стена в три метра высотой, за нею мрачно маячит замок ненавистного олигарха. «Там через мой вишнёвый сад дорогу в храм чужой сложили»*. И вся земля в округе скуплена, инородцы хозяйничает на моей земле. Холмы, где веселились берёзовые и осиновые рощи. Рощи, которые осень расцвечивала пурпуром и золотом. И на фоне их яркой зеленью изумруда высвечивались молодые ели. На солнечные поляны выбегали стайки влажных маслят. А в вереске под елью вдруг обнаруживался гриб на толстой, пузатой, как беременная баба на чёрной ножке с маленькой красной головкой. И вот всё это чудо разворочено бульдозерами. И стоят за тяжёлыми заборами ряды пошлых коттеджей, выставленных на продажу. Я уже слышу циничный возглас: « Чеховские сопли по «Вишнёвому саду»! Мы свой, мы новый мир построим!» Вот какое смешение стилей и верований. И дальше: «Здравствуй, племя молодое, незнакомое!». Чиновное «племя, молодое незнакомое» подъезжает теперь к сельской управе на дорогих иномарках. Вот он новый мир! Одно радует – пока никто не покупает эти коттеджи. Финансовый кризис, господа!
Это Всеволожский район Ленинградской области. Колтуши – посёлок, где разместился известный на весь мир институт физиологии имени И.П. Павлова, и где стоит не менее известный памятник «Собаке Павлова». А дальше деревни Хязельки и Канисты. И непосвящённому слышится в этих названиях финский говор. Здесь и есть «приют убогого чухонца». Но Александр Сергеевич не совсем прав. Места здесь не убогие – не каменистая, мшистая Карелия. Здесь всё похоже на среднюю Россию. Холмистые поля. В сосновых борах голубые озёра с чистыми песчаными берегами. И финские, добротные дома, хотя и с крышами покрытыми дранкой. Финнов перед войной выселили в Сибирь. Напомню, март 1940 года, только что закончилась не очень успешная, так называемая война с «белофиннами». В войне 41-45 годов Финляндия была хоть и не очень активным, но союзником Гитлера. Короче. В «последовательной мудрости» товарищу Сталину не откажешь: выселены были в Сибирь и в безводные степи Казахстана немцы Поволжья, позже чеченцы, ингуши, крымские татары. Не хватило времени только на евреев. В начале пятидесятых годов финнам разрешено было на 24 часа посетить родные места и за бесценок продать свои дома местным жителям. Где–то невдалеке от деревень Канисты и Хязельки – Коркинское озеро с его золотыми пляжами. И отойти от пляжа пару шагов, под стволами корабельных сосен неглубокие рвы и ямы, наполненные непотребным мусором. И кто помнит сейчас, что эти рытвины когда-то были окопами. Здесь проходила вторая линия обороны Ленинграда. «Внедорожник « въезжает прямо на пляж, и мордастые братки моют озёрной водой своё сокровище. А рядом плескаются дети. Среди деревьев выжженные плеши от костров и следы пожарищ. Ну, съел ты свой шашлык, ведь не один же ты. Ну, встаньте вокруг костра,  опорожните свои мочевые пузыри на костёр. Три-четыре струи, а какая польза для лесных угодий. Нет, бежит к озеру. Стоит по пояс с блаженной улыбкой и освобождается от пива. А потом опять за бутылку. И кинуть её куда попало. И непременно во «Внедорожник».  Конечно, драка.  Некому разнять драчунов. Воскресенье, милиция отдыхает. Да и кому  охота тащиться в такую жару в мундире. Нелепо. А без мундира тебя никто и слушать не будет. Тем более, что уже принято «на грудь» законные триста грамм. Это всё – из недалёких девяностых.

Сейчас, конечно, на Коркинском озере благодать. Нашёлся хозяин, взял в аренду озеро. Так и вспоминается благостная песенка: «Человек проходит как хозяин необъятной Родины своей». Но, заметьте, в песенке всё-таки, надо понимать «Как» в кавычках. А тут уже не «как» –действительный хозяин, и бумажка на это есть, и шлагбаум поставил, и охранников мордастых нанял. Вход пять рублей, въезд двадцать. Правильно, надо с богатых на «Мерседесах»  шкуру драть. И будто хозяин услышал наши причитания – вскоре стал вход бесплатный, а въезд сорок рублей. И охраняемая стоянка для машин в пятистах метрах от озера. Тоже за деньги. Накоси, олигархи, пройдитесь, растрясите свой жир!

И окопы с мусором засыпаны. И плешины от кострищ заросли травой. И установлен скромный обелиск «Защитникам Ленинграда» Народу всё это шибко нравится. Швеция, да и только!

А вот где совсем не Швеция, так это кооператив «Озеро». На озере Комсомольском в районе деревни Соловьёвка (Приозёрский район Ленинградской области) жители уже несколько лет борются за доступ к воде: судились, жаловались, даже дрались с охранниками. Им говорили, что всё это бессмысленно, потому что один из пайщиков некоммерческого кооператива «Озеро», огородившего около километра побережья Комсомольского, премьер- министр В.В. Путин.  (Премьер- министр – это было давно). Кооператив « Озеро» появился на Комсомольском озере в 1994 году. И люди там собрались непростые. Кто же может себе позволить поставить забор по урез воды и перегородить шлагбаумом муниципальную дорогу? В.В. Путин построил здесь свою дачу один из первых. Но с переездом в Москву его здесь не видели. Особенно заметная фигура в кооперативе некто Сергей Фурсенко, с недавних пор президент футбольного клуба « Зенит». Знакомая фамилия? Правильно. Это брат бывшего министра образования РФ Андрея Фурсенко. С. Фурсенко скупил несколько дачных участков в ста метрах от воды. А потом приобрёл территорию Лесного фонда РФ вдоль береговой полосы. Законность последнего приобретения весьма сомнительна.

Внутри этого земельного владения оказалась муниципальная дорога, которой пользуются дачники. Ленинградская инспекция по охране природы предписала С. Фурсенко убрать забор, ограждающий берег. Теперь вместо забора стоят столбики, предупреждающие, что эта территория частная. Формально путь к воде свободен, но если попытаться им воспользоваться, охрана может спустить собак. Садоводы обратились в суд. Но решение Приозерского районного суда даже не удивило: «Участок находится в частной собственности, и «неча там шляться кому не попадя». Таковы гримасы  российского капитализма. И нечего рвать рубахи, уважаемые ленинградцы: «За что в блокаду умирали?». С. Фурсенко вправе сказать, что он тоже ленинградец.
В блокаду умерло от голода около миллиона человек. В Смольном работали и  водопровод, и канализация, и электричество. В кабинете у А.А. Жданова всегда стояла ваза с пирожными буше. Ленинградцы ходили за водой на Неву. Напомню, что канализационные стоки из Смольного спускались тоже в Неву.

Промёрзшие комнаты жителей Ленинграда освещались по вечерам керосиновыми лампами. А на выходе из Смольного у «партийцев» можно было выменять золотые серёжки или колечко на буханку хлеба или банку тушёнки.

 

Осенью сорок второго года в Ленинграде появились объявления: «Возьму собачку в хорошие руки». Предусмотрительные люди готовились к голоду. К декабрю в городе исчезли все кошки и собаки. Зимой участились случаи людоедства. Отрезали мягкие  части у замёрзших трупов. Особенно ценилось детское мясо. Даже днём родители опасались оставлять детей на улице. Сначала умирали от голода самые спортивные и высокие мужчины. Потом женщины, отдавали свою пайку детям. А что касалось детей – счастье, если находились сердобольные соседи, которые помогали им выжить. Они не сообщали властям о смертях и пользовались продуктовыми карточками мертвецов-родителей, подкармливая детей.

«Смерть хозяйничает в городе. Люди умирают и умирают. Сегодня, когда я проходила по улице, передо мной шёл человек. Он еле передвигал ноги. Обгоняя его, я невольно обратила внимание на жуткое синее лицо. Подумала про себя: наверное, скоро умрёт. Действительно, можно было сказать, что на лице человека лежала печать смерти. Через несколько шагов я обернулась, остановилась, следила за ним. Он опустился на тумбу, глаза закатились, потом он медленно стал сползать на землю. Когда я подошла к нему, он был уже мёртв. Люди от голода настолько ослабели, что не сопротивлялись смерти. Умирают так, как будто засыпают. А окружающие полуживые люди не обращают на них никакого внимания. Смерть стала явлением, наблюдаемым на каждом шагу. К ней привыкли, появилось полное равнодушие: ведь не сегодня–завтра такая участь ожидает каждого. Когда утром выходишь из дома, натыкаешься на трупы, лежащие в подворотне, на улице. Трупы долго лежат, так как некому их убирать», – это свидетельство очевидца.

За Климом Ворошиловым был опыт гражданской войны, конница, тачанки, значок «Ворошиловский стрелок» и стихи Льва Квитко. (Расстрелян по делу ЕАК. 1952год):

«Климу Ворошилову
Письмо я написал:
-Товарищ Ворошилов,
Я быстро подрасту
И встану вместо брата
С винтовкой на посту».

Нормальный набор для довоенной пропаганды, но не больше. Позже, Ворошилов был заменён Г. К. Жуковым.

Амбициозный Жданов часто от решения трудных вопросов уходил в запой. Водка (у Жданова были серьёзные проблемы с сердцем) ускорила смерть Жданова в возрасте пятидесяти двух лет. Разрешать разногласия между военным и политическим руководством блокадного Ленинграда часто приходилось члену ЦК А.Н. Косыгину. Ему же в этот период приходилось решать многие хозяйственные вопросы Ленинграда, включая вопросы снабжения продовольствием.

На западе немецкие войска стояли в Стрельне, на юге в Пулково. С Пулковских высот немецкая дальнобойная артиллерия обстреливала Ленинград. Пулково и Стрельна находились от границ города в пределах 5-10 километров. В 42 году были нередки военные стычки с немецкими автоматчиками в районе Кировского завода – основной ремонтной базы советских танков. На востоке, во Всеволожском районе, граница блокады проходила от окраины Ленинграда в пределах пятидесяти километров. Фронт находился в районе Ладожского озера и «Невского Пятачка». «Дорога Жизни» проходила через Всеволожск.

По примеру «Хозяйства» Репальда во Всеволожском районе можно было организовать производство сельскохозяйственных и мясных продуктов. На обширных полях можно было бы выращивать картошку и злаковые культуры: овёс и рожь. Тем более, что в деревнях было много пустующих домов после высылки из этого района финнов. Почему-то руководство Смольного не догадалось найти среди ленинградцев ещё с десяток «репальдов». Это спасло бы от голодной смерти несколько тысяч блокадников.

Всеволожский район богат лесными угодьями. Можно было организовать активные лесозаготовки для отопления замерзающего Ленинграда. Для доставки леса при острой нехватке бензина, использовались бы грузовые машины «полуторки», которые работали на древесных чурках. Ничего этого сделано не было. Надо было пережить страшные зимы 41 – 43 годов, унёсшие около миллиона жизней ленинградцев, чтобы только весной 43 года вышел специальный указ, разрешающий организацию огородов в парках и садах города. В газетах блокадных времён можно было прочитать: «К 43 году было восстановлено теплоснабжение, и начали ходить трамваи». Действительно, стали ходить трамваи по Невскому, по Садовой к Кировскому заводу. По Литейному на правый берег Невы, где находились оборонные заводы. Что касалось «теплоснабжения» – даже первые послевоенные годы Ленинград в основном обогревался печами. Круглые, до потолка печки, покрытые рифлёным железом.

Во многих квартирах были роскошные изразцовые камины «Серебряного века». Но они «жрали уйму дров», а тепла давали очень мало. В основном, дымили. Дымоходы этих вестников «Серебряного века» не прочищались, наверное, со времён Блоковской «Незнакомки». Да и кто помнил тогда в суматохе будней о «Серебряном веке». В массовом сознании А. Блок – всего лишь «розовая водичка». А. Ахматова – «упадочнические стоны». Но и тогда никто не назвал бы Анну Ахматову «Ахметовой», а Антона Чехова «великим украинским поэтом». Это сейчас всё проще – и бывший президент Украины В. Янукович не стесняется своего невежества. Как говорится, короля делает свита. А в свите Януковича главные – это «донецкие» и среди них наиглавнейший олигарх Ринат Ахметов.  А нам остаётся только схватиться за голову: «Боже, кто нами правит!». И к большинству ленинградцев понимание величия Ахматовой и Блока придёт  позже. Только в шестидесятых годах на Невском  появится библиотека имени А. Блока. А пока к  зиме надо было копить денег на дрова, напилить их и сложить в подвал в свою клетушку, иначе за зиму разворуют. У каждого жильца в подвале была своя клетушка – единственная привилегия коренного ленинградца.

1950 год. Одним из пунктов обвинения руководителей блокадного Ленинграда по «Ленинградскому делу» было: «Питались в блокаду с непозволительной роскошью, проявляли личную нескромность, устраивали пьянки с женщинами». Но надо сказать, что в Кремле в тот период питались значительно лучше и пили не «плодово-ягодную» настойку из деревни Канисты, а коньяк «Греми».

А.А. Жданов умер в 1948 году от сердечного приступа после жёсткого разговора со Сталиным. Смерть Жданова дала толчок  кровавому делу – «Делу Кремлёвских врачей». Но не умри Андрей Александрович в 1948 году, может, и он пошел бы под расстрел вместе со своими соратниками Н.А. Вознесенским, П.С. Попковым и А.А. Кузнецовым по – «Ленинградскому делу». Как известно, все «дела» сталинского времени возникали вследствие борьбы за власть. В данном случае была борьба двух кланов – Маленков-Берия (Г.М. Маленков, член ЦК; Л Берия – министр внутренних дел СССР) и группа ленинградцев во главе с А.А. Ждановым (до 1948 года). В эту группу входили: руководитель Госплана Н.А. Вознесенский, член ЦК А.А. Кузнецов, бывший в блокаду первым секретарём Ленинградского обкома ВКП (б), П.С. Попков, председатель Ленгорсовета и другие руководители Ленинграда. Жданов стал в конце сороковых годов вторым человеком в партии после Сталина.

После смерти Жданова Сталин назначил своими преемниками по правительству Н. Вознесенского, а по партии – А. Кузнецова. Но, как явствует вся история сталинских лет, на кого товарищ Сталин обращал свой ласковый рысий взгляд, судьба того была предрешена. (Судьбы «любимца партии» Н. Бухарина, руководителя ленинградской парторганизации С.Кирова тому подтверждение). А.А. Кузнецов как руководитель блокадного Ленинграда пользовался в партии в 1945 – 49 годах огромной популярностью. И его идея создать в составе ВКП(б) Российскую компартию пользовалось поддержкой большого числа партийцев. Напомню, что все Союзные республики имели свою компартию, кроме РСФСР. И Кузнецов, встав во главе парторганизации России (а это бы произошло, возникни компартия России) стал бы реальным соперником Сталина. Доктор экономических наук, действительный член Академии наук СССР, заместитель председателя Совмина (Сталина), руководитель Госплана Н.А. Вознесенский был представителем когорты молодых и наиболее грамотных и авторитетных руководителей государства. Уже в те годы он видел недостатки советских методов управления народным хозяйством и пытался внедрить хозрасчёт как элемент рыночной экономики. Разумеется, слово «рыночная» было под запретом. Но лозунг «Хозрасчёт – мощный рычаг социалистического планирования» был популярен среди партийно-хозяйственных руководителей 1939 – 47 годов.

Однако уже к 1949 году хозрасчёт расценивался как буржуазный метод организации экономики. И вскоре стараниями следователей госбезопасности и не без подсказки Маленкова превратился в «злостное экономическое вредительство». Обвинения по «Ленинградскому делу»: «Создание антисоветской, антипартийной группы. Подрывная деятельность с целью развала партии. Вредительство. Контрреволюционная деятельность. Измена Родине: связь с английской разведкой». А.А. Кузнецов обвинён ещё и в русском шовинизме. Это за попытку организации Российской КП (б). Кстати, следователи на протяжении сталинского и раннего пост- сталинского периодов не очень мудрствовали с обвинениями. Связь с «английской разведкой» фигурировала и на процессах 37 года. И Никита Сергеевич Хрущёв нового ничего не придумал: Лаврентий Берия (расстрелян в 1953году) тоже оказался английским шпионом. Чем-то очень насолила нашим вождям английская разведка.

В 1947 году смертная казнь в Советском союзе была отменена. Но специально для «ленинградцев» 12 января 1950 года она  вводится  вновь. Следователи торопились. Через пару часов после вынесения приговора все обвиняемые были расстреляны. Не было возможности опротестовать приговор. И бессмысленно говорить о том, что был нарушен фундаментальный принцип Права: закон обратной силы не имеет. Всю грязную работу по «Ленинградскому делу» исполнял министр госбезопасности Абакумов В. С. Но уже в 1951 году Абакумов был арестован по обвинению в связях с сионистами (?). Расстрелян он Хрущёвым в 1953 году как соратник Л. Берии. Расстреляны были и все следователи, ведшие «Ленинградское дело». Это Никита Сергеевич Хрущёв зачищал следы. Уже в брежневское, относительно «вегетарианское» время в своих воспоминаниях он признавался: «У меня тоже руки были по локоть в крови». По «Ленинградскому делу» было расстреляно 200 человек, сослано в лагерь – 2000.
Здесь представлена всего лишь одна из версий «Ленинградского дела». Разумеется «дело» составлялось именем Сталина. Но заказчиком был Маленков. Действиями Маленкова во многом руководила месть Н.А. Вознесенскому. С 1943 по 46 год Маленков как член Политбюро ЦК ВКП (б) и секретарь ЦК ВКП (б) занимался вопросами промышленности и сельского хозяйства. Одновременно ещё с 1939 года Маленков возглавлял Управление кадрами ЦК ВКП (б). Как известно, «кадры решают всё». Обладая тонким, звериным чутьём, он был очень полезен Сталину. Чутьё было развито ещё в молодые годы, когда он, учась в Высшем техническом училище, успешно выявлял среди студентов сторонников Л. Троцкого. Как, говорится, «стучал». Вскоре он «достучался» до должности технического секретаря Оргбюро
ЦК ВКП (б). На эту должность он перешёл, не закончив ВТУ. Не до ученья было Георгию Максимилиановичу. «Учёность – вот чума. Учёность – вот причина, что нынче пуще, чем вчера, безумных развелось людей, и дел, и мнений». Вот уж с «безумными людьми, делами и мнениями» Георгий Максимилианович научился бороться беспощадно смолоду. Может, отчество бурлило в нём: Максимилиан Робеспьер руководил его большевистской гильотиной.

Работая с кадрами, Маленков всегда весьма своевременно улавливал предпочтения вождя. Этого товарищ Сталин не забыл. ВТУ Г.М. Маленков не окончил. И восстановление промышленности под его руководством шло плохо. Кроме того, ему припомнили, что он, «как шеф над авиационной промышленностью и по приёмке самолётов для ВВС, морально отвечает за те безобразия, которые вскрыты в работе ведомств (выпуск и приёмка недоброкачественных самолётов), что он, зная об этих безобразиях, не сигнализировал о них в ЦК ВКП (б)». Всё это дало повод заместителю председателя Совмина Н. Вознесенскому обвинить Маленкова в некомпетентности. По рекомендации Н. А. Вознесенского в 1946 году Маленков выведен из состава Секретариата ЦК ВКП (б) и назначен на партийную работу в Узбекскую ССР (город Ташкент). Но к 1948 году  Сталин почувствовал очевидную угрозу своей власти со стороны ленинградцев. И в том же году он возвращает Маленкова в Москву и вновь вводит его в состав ЦК ВКП (б). Маленкову не надо было говорить: «Фас!». Он на расстоянии чуял запах жертвы. Маленков был опытный царедворец. Все докладные Сталину и указания Абакумову писались в одном экземпляре. Маленкову удалось их вовремя уничтожить. На костёр пошли исполнители.  После XXII съезда КПСС, в 1961 году Г.М. Маленков был исключен из партии. Умер Георгий Максимилианович Маленков в своей постели в 1988 году. О смерти Маленкова в печати не сообщалось.

История обороны Ленинграда отражена в музее  « Обороны и блокады Ленинграда», который был организован в 1942 году. В связи с «Ленинградским делом» в 1949 году он был закрыт. Многие экспонаты были уничтожены. Открылся музей только в 1989 году. В музее парадные портреты маршалов Жукова и Ворошилова. Красное знамя с профилем Сталина. И где-то на невидном месте маленькие фото А.А. Кузнецова и П.С.Попкова.

Жданов был интеллигентным человеком, прекрасно знал литературу, об этом помнят в ленинградском журнале «Звезда», и некому вспомнить в журнале «Ленинград»**.
Были у товарища Жданова небольшие слабости, но это простительные слабости. Любил он пирожные буше и не любил «этих примазывавшихся литературных проходимцев: пошляка Зощенко и Анну Ахматову…

Зощенко, окопавшись в Алма-Ате, в глубоком тылу, ничем не помог в то время советскому народу в его борьбе с немецкими захватчиками… Он изображает советских людей бездельниками и уродами, людьми глупыми и примитивными».*** А Анна Ахматова: «Всё расхищено, предано, продано». Да кому это могло понравиться?! Да и сейчас в моём чудном Отечестве на это посмотрели бы косо.

Я иду по городу со славным именем Санкт–Петербург. Вот у метро розовая пристройка туалета, расписана в стиле граффити с жирной надписью «Синагога». Тут же вспоминаю сетования бессменного губернатора В. Матвиенко: «Мало, мало в Питере туалетов». И как бы ответ на сетования губернатора: Дворцовая площадь, под окнами Зимнего дворца два вагона – автобуса, общественные туалеты. И ещё вагон на выходе с площади, у Певческого моста через Мойку, напротив Капеллы. Рядом музей – квартира А. Пушкина. Попахивает слегка. Но свежий ветер с Невы всё исправит. Теперь уже никто не скажет, что правительство Санкт-Петербурга не заботится о гостях великого города.

Именно за заботы о туалетах В. Матвиенко была удостоена премии – «Золотой ёршик»**** (щётка для чистки унитаза, покрашенная золотой краской – цена 30 рублей).
Заслуги Валентины Ивановны Матвиенко несомненны. Для резиденции в Смольном были приобретены туалетные ёршики по 13 тысяч рублей.

Почему–то за моими соотечественниками закрепилась слава самой пьющей нации. Но во Франции и Италии пьют «на душу населения» гораздо больше: каждый день по стакану вина. Но мы-то пьём не каждый день. Много, но нечасто. И если начинаем, то трудно остановиться.
Вот вам Петербург. Роскошный супермаркет «Паттерсон» на Невском проспекте. Заметьте, не Петров из «новых русских», и даже не привычный слуху Абрамович, а Паттерсон. Ясно, кто нас спаивает. Это уже третья сила. «Кругом. Кругом враги!» – с болью в сердце восклицает писатель А. Проханов.

На полках супермаркета стоят бутылки: виски «Гленфидик» – 13000 рублей, коньяк «Хеннесси ХО» – 7600 рублей. Вот коньяк братьев по вере – «Армянский. 5 лет» – 1050 рублей. Это уже по-божески. А вот и наша родимая: «Водка. Ставропольский край. Село Гавриловка» – 50 рублей. Ну как не взять? Чем не сувенир! Конечно, село Гавриловка никогда не будет провинцией Шампань. Однако, как сказать… Надо же сувенир обмыть. Берём ещё одну. Для подарка другу – ещё одну. Ну, и на всякий случай – ещё одну. И как трудно потом остановиться!
Ведь как правильно говорил недавний президент Дмитрий Анатольевич Медведев: «Плохо. Очень плохо у нас с демографией». И ведь как верно! Мужик не доживает до пятидесяти девяти лет. А на каждую детородную семью приходится 0,15 ребёнка.

И тут же президентские умники нам сообщают: «Слишком дешёвая у нас водка». Вот и нашли крайнего. А мы-то всё думали, что всё ещё виноваты евреи. А где теперь они, евреи? Их нынче в России днём с огнём не сыщешь. Кто в Америке, кто в Германии. Российские девки сбились с ног в поисках, с кем бы навсегда за кордон слинять.

Вот я и думаю, водка не виновата. Телевизор виноват. До глубокой ночи оба морду в ящик. А потом задница к заднице и засопели в четыре ноздри, вместо того чтобы помочь Дмитрию Анатольевичу демографию исправлять. Вон в Китае, в прошлые времена, один телевизор на тысячу человек – так китайчата  и прут, так и прут. Пришлось правительству вмешаться. Закон издали:  «Одна семья-один ребёнок».  А нам бы ограничить выпуск телевизоров, чтоб люди делом занимались перед сном. Так нет же – нынче  в кармане у каждого молодого смартфон в кармане, эдакий карманный телевизор.

Ну, и как тут поможешь  Дмитрию Анатольевичу… А ведь нынче и Владимир Владимирович Путин тем же  озабочен – демографией.

А что касается меня с другом – на другой день выползли мы к «Паттерсону» на похмелье. Глядь, а «Гавриловка» уже по сто рублей. Верно, услышал Паттерсон голос свыше: «Слишком дешёвая у нас водка». И как тут не вспомнить добрым словом Владимира Владимировича! Пришлось взять водку «Путинку» по восемьдесят рублей.

Канал Грибоедова. Ресторан «Бухарин» заманил меня своим по-купечески разухабистым меню: «Оленина под персиковым консоме, настоянном на лимонном сорго с листьями кинзы по — французски. Пока ждал исполнения заказа, разговорился с официантом. Застенчивый, интеллигентный юноша. Спрашиваю, почему так назван ресторан. «Ну, – смеётся официант, – чего непонятного? Ясно, от слова – бухать. Спрашиваю: «А кто такой Николай Бухарин,**** вы знаете?» Отвечает: «Нет, Дима Билан*******– знаю. Николай Бухарин – не слышал». Оленина под персиковым консоме мне показалась суховатой. В ресторан на Фонтанке «Ленин@жив» я уже не решился зайти. А надо бы.  Пока ещё в Питере не нашлись истовые борцы за «идейную чистоту». Борьбу начал   аж из Москвы господин – товарищ  Митволь»*******. И ресторанчик «Ленин@жив» как и шашлычную «Антисоветскую» постигла несчастная судьбина. А всего-то: шашлычная «Антисоветская» находится напротив гостиницы «Советская». О чём и сообщил письменно хозяин шашлычной. Господин О. Митволь за крамольные названия шашлычной и ресторанчика пообещал хозяевам разобраться с их налогами. Всем известно, чем заканчиваются у нас такие разборки.

Но уважаемый О. Митволь далеко не однозначная фигура: потребовал он освободить  здание, где расположилась штаб-квартира «Наших», чтобы там, как и прежде разместился детский сад. Ведь весьма  похвальное предложение! В ответ «нашисты» расклеили на зданиях листовки: «Псих пархатый, мы тебя усмирим». И усмирили. В 2010 «неудобный» московский префект был освобождён от занимаемой должности.

Когда смотрел на вывески «Ленин@жив» и «Антисоветская», невольно возникал справедливый вопрос: «А с кем это вы, мастера пищепрома. Писатели, – едрёна вошь – инженеры человеческих душ!» Однако, заметьте, какая преемственность поколений: товарищ  А. Жданов и господин О. Митволь. Хотя, конечно, масштабы личности свершений несравнимы.
Вот и в нынешние времена тухлая отрыжка доклада товарища Жданова: в Петербурге запретили выступление писателя–сатирика Виктора Шендеровича, назначенное в Театре эстрады имени А. Райкина (художественный руководитель Юрий Гальцев). Билеты на выступление уже проданы, и вдруг отказ «в связи с необходимостью обследования театра для проведения капитального ремонта». Слава Богу, что не наводнения – Нева–то рядом с улицей Большая Конюшенная, где расположился известный театр Райкина.  На запрос организаторов концерта о причинах срыва выступления Шендеровича администрация театра потребовала от устроителей концерта гарантийное письмо о том, что «не будет политических акций». Причём должностные лица, принимавшие решения о срыве концерта, с серьёзным видом кивали наверх… После письма Шендеровича на имя губернатора В. Матвиенко писателю-сатирику предоставили помещение в театре «Лицедеи». Вот видите, нужны всё-таки нам «Салтыковы-Щедрины», как бы ни лицедействовали власти.

Ведь и товарищ Сталин стихи писал. Неплохие, однако: «…. гнетущий сумрак бездны Развеется в родном краю, И сердцу голосом небесным Подаст надежда весть свою.»… (Перевод Л. Котюкова)  О надежде на счастье писал поэт Сталин! А я бы посоветовал вам, господа, по утрам есть кашу из овсяных хлопьев. Пробуждает овсянка в человеке гормон надежды и счастья.
Город мой! По рождению и по крови. Спаси меня от гнева Всевышнего и помилуй, если что не так сказал. Не со зла. Из любви к тебе.

 

 

*Стихи М. Аранов.

**На сегодняшний день журнал « Ленинград» не издаётся.
***Сокращённая и обобщённая стенограмма докладов т. Жданова на собрании партийного актива и на собрании писателей в Ленинграде. «Правда» № 225 (10307) от 21 сентября 1946 г.
****Премию придумало питерское «Молодёжное Яблоко». Награждаются чиновники за самые бессмысленные траты бюджета.
*****Н.И. Бухарин – соратник В.И. Ленина. Экономист, теоретик марксизма, видный деятель Коммунистической партии. Расстрелян в 1938 году по делу «Правотротцкисткого  блока».
******
»Одна семья – один ребёнок»). Китай был вынужден законодательно ограничить размер семьи в 1970-х. *******Дима  Белан – эстрадный певец.
********О.Л. Митволь, префект Северного округа Москвы. (2009- 2010). Потребовал демонтировать вывеску шашлычной «Антисаветская» в СПб.

 

ФОТО: предоставлены автором

 

 

 

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Михаил Аранов

Читайте также

За чистоту веры!

Тамара Эйдельман: После изгнания иноверцев Испания стала одной из самых бедных европейских стран 9 апреля …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика