Старт // Новые статьи // Культура // Своя мелодия…
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Своя мелодия…

Елена Хейфец «На краю зимы» издательство ЭКСМО, Москва, 2020 год,  200 стр. ISBN 9788-966-525-860-5

 

Когда крупнейшее издательство выпускает в свет книгу литератора, живущего вдалеке от столичного писательского бомонда, это, в большинстве своем, явление исключительное, свидетельствующее, как о таланте писателя, так и о надежде издательства на коммерческий успех. А успех обычно базируется, кроме всего прочего, на оригинальности текста, увлекательности повествования и умении автора привлечь читательское внимание к своему произведению. Всё это в полной мере относится к новой книге рассказов Елены Хейфец «На краю зимы», где зима – не только время года, но и состояние души, свойство жизненного пространства. Читая книгу, начинаешь понимать обоснованность выбора издательства, ибо в рассказах ощущается стиль автора, его наблюдательная любовь к людям и их братьям меньшим, умение оценить главное и поведать о нем так, чтобы и читатели тоже смогли насладиться историей, посочувствовать героям, их переживаниям и приключениям в том пространстве, где «на краю зимы» жизнь продолжает быть бескрайней.

О жизни и её неповторимости, о любви, которая у всех имеет свою, не похожую на других мелодию, Елена Хейфец пишет во всех рассказах, даже в тех, в которых случившаяся с героями трагедия закрывает тучами горизонт повседневности. Пишет трогательно,  проникновенно и доверительно. Особенно это ощутимо в рассказе «Любовь – слово женского рода», где точно подмечено, что свою мелодию имеет не только любовь, но и судьба каждого из нас, все наши счастья и несчастья. В этой истории разлученные страшной войной и волей так и не ставшей тещей матерью героини два любящих человека, пронесших свое чувство через разлуку, которая длилась не одно и не два десятилетия, наконец, встречаются. Израненный, но выживший и проживший все годы в одиночестве Митя, и так и не вышедшая замуж, хранящая в себе память любви Люба. И так это трогательно, и грустно, и радостно, что понимаешь – придумать это невозможно, так может распорядиться только сама жизнь. А писатель свой талант реализует, поняв эту жизнь и сумев рассказать  так, без слёз читать трудно.

…Подъехали ко двору. Пират отчаянно залаял. Вышла Люба радостная, что дочь приехала. Руки все в вишне, ягоду чистила на варенье… А сама лёгкая какая-то, молодая, в белом переднике. Вышла и застыла. Замерла, не верила случившемуся. Из машины вышел седой мужчина с букетом ромашек в левой руке, весь в орденах. Это был её Митя, которого она так долго ждала. Закрыла вишнёвыми руками лицо и зарыдала:

– Вернулся! Вернулся! Я знала, что ты вернёшься, Митенька!

Обнялись. И были эти чувства вечными и прекрасными, как журавлиный клин над селом, как яблоневый цвет, бескрайнее небо, неумирающее слово «любовь» или ночь, что похожа на вздох скрипки.

О любви в книге говорится много, хотя, сразу отмечу, что это – не пресловутая «женская проза». Это проза поэта (ведь Елена  Хейфец – известный поэт, автор нескольких поэтических сборников), что ощущается в образности повествования, в пристальном внимании к деталям, в парадоксальности переклички целого и частного, в умелой смене ритма рассказов, хотя, в целом, все они написаны динамично и эмоционально. И во всех рассказах, даже самых трагичных, когда речь идёт о жизни и смерти, о детской жестокости, которая переродилась в беспощадность профессионального киллера, или о трясине наркотического дурмана, везде находится место для проявления любви. Это может быть воистину слепая материнская любовь, пытающаяся спасти сына от наркотической деградации, или оправдать его дезертирство с поля боя, а может — безграничная любовь и преданность собаки к бросившим её хозяевам. Именно любовь, а как иначе назвать чувство, с которым пёс три недели сидел на дороге и ждал хозяев, не мог поверить, что его бросили. Ловил полевых мышей и ждал. И, всё-таки, дождался. И в своей душе, вероятно, простил предательство тех, кому верил беззаветно. О любви и прощении интересно рассуждают герои рассказа «Формула любви», в котором проводится, якобы, импровизированный опрос на тему, что такое любовь.

«…Продолжите, пожалуйста, фразу «Любовь — это…»

Любовь — это вирус, разрушающий организм. Человек просто болеет и не может вылечиться…

Любовь — это рабство. Подчинение одного человека другому…

Любовь — это, когда нечем дышать, если ОН не рядом…

Любовь — это цветок, который надо поливать, окучивать и истреблять сорняки…

Олег, открыв дверь, пропустил Майку вперёд, задержался и, обернувшись, произнес: «Любовь — это, когда ты всё можешь простить! Понимаешь? В-С-Ё!!!»

Наверное, это действительно самое важное в любви и в жизни – уметь прощать (любимому человеку – всё). Научиться этому трудно, быть может, невозможно. Но именно этому учит мировая литература на протяжении всей истории. Елена Хейфец эту традицию продолжает. Мотив прощения слышится, практически, в каждом рассказе. Хотя, вряд ли достоин прощения киллер, ожидающий исполнения приговора в камере смертников. Его история превращения жестокого мальчика в беспощадного и равнодушного убийцу изложена намеренно спокойным, будничным тоном, за которым скрыт ужас происходящего.

«Было ли Игорю страшно человека убивать? Наверное, нет… Ему вспомнился щенок, которого утопил в детстве. Он каждый раз вспоминал его, когда убивал. Игорь не меняет своих решений. И никого не жалеет. Жалость – удел слабых. Ровно выполнял он все последующие заказы. Девять человек — девять уродов».

Никого не жалеет. Это, вероятно, ключевая фраза. Кроме себя, разумеется. Себя он, как раз, жалеет, сострадает, мучается в бессильной злобе. Но не чувствуется раскаяния в его переживаниях, он оправдывает себя по формуле «не мы плохие, жизнь такая». Должно ли быть прощение в этом случае? Ответа в книге нет.

Понять друг друга и простить – вот в чем надежда. Поскольку «быть или не быть»
страшит, как прежде. Они живут не так, как мы – они другие. Из ночи в ночь, во тьму из тьмы, благие деянья неизвестны им, и, всё же, терпеньем, мужеством своим

спаси их, Боже.

Раскаяние проявляют герои двух других рассказов. В одном из них случайные квартиранты похищают у приютившего их хозяина дома ценную икону, но через полгода возвращают её, переслав по почте. А во втором перекупщики военных наград дешево покупают орден у старика-ветерана, вынужденного от нищеты вынести на продажу самое дорогое, что у него есть. Старик оказывается похожим на деда одного из торгашей, и что-то происходит с этим, казалось бы, чёрствым, равнодушным, жадным молодым человеком. Он выкупает орден у главаря и бежит догонять деда, чтобы вернуть награду.

«Тарас бежал по улице, выискивая старика, но его нигде не было. Двинулся к остановке, сжимая в руках коробочку с орденом. Наконец-то. Вот он — сидит на скамейке,  троллейбуса ждёт. До чего же на самом деле на деда похож! Со спины особенно. Или это все старики со временем становятся одинаковыми? Сутулый, ботинки стоптанные, спина от дождя мокрая. Такая беззащитность во всем… Эх, не обнять ему уже своего деда никогда! Как-то в горле вдруг запершило. Подъехал троллейбус. Когда Тарас подсаживал старика на высокую ступеньку, то незаметно сунул ему в карман  коробочку. И тепло вдруг стало где-то внутри, в самой серединочке. Что, интересно, там находится в этом месте? Может быть душа»?

Душа… Где она на самом деле? Наверное, там, где сердце. И, хоть без души жить наверняка проще, с душой – лучше. Потому что без неё невозможны ни счастье, ни любовь. В одном из рассказов Елены Хейфец есть самая главная для понимания её мировоззрения фраза:

         «Смысл жизни в том, чтобы хоть одного человека сделать счастливым»!

Это – очень важно и «на краю зимы», и в разгар благодатного лета, в любое время так быстро проходящей жизни. Это – заглавная нота в «своей мелодии», которая должна звучать в каждой судьбе, но, увы, слышна не всегда. В книге Елены Хейфец она звучит ясно и убедительно.

Давай не думать о плохом, страницы дней листая. пусть даже, словно птица, в дом влетает весть лихая. И день пройдёт, и ночь пройдёт, и вместо утешенья судьбы продолжится полёт сквозь память и прощенье.

Владимир Спектор

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Владимир Спектор

Читайте также

КАК БОРИС РУНИН (РУБИНШТЕЙН) ЗАЩИЩАЛ МОСКВУ ОТ НАЦИСТОВ

В эти дни, 80 лет назад, происходила Битва за Москву, советские солдаты защищали российскую столицу …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика