Старт // Новые статьи // Культура // Искусство // Сергей Викман. «Из двадцатого года»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Сергей Викман. «Из двадцатого года»

Сергей Викман. «Из двадцатого года»*

*****

3

Здесь стены у дворцов и у домов как старые одежды

еще приличны с виду но по бедности поношены уже

их ветхое барокко и модерн приезжие невежды

без интереса изучают словно шлюху в скучном неглиже

историей и временем истерты улиц мостовые

по ним среди домов куда-то старые трамваи путь ведут

следят за ними днем и ночью окна словно бы живые

наверно Гуса Жижку Киша или Кафку безнадежно ждут

 

*****

4

В провинциях роскошные дома и акведуки

театры переполнены хотя пустуют храмы

разврат царит на улицах бессмысленный от скуки

рабы строптивы суеверны злобны и упрямы

и с каждым поколением сенаторы все хуже

монеты и матроны всё становятся порочней

поэтам все трудней живется в новый год при стуже

и граждане становятся бедней и худосочней

 

*****

9

Чтобы вальсы писать и стихи и картины

нужно быть не от этого мира слегка

так случайно плетутся узлы паутины

и рукой управляет господня рука

так же схимники пишут святые иконы

и от Бога нисходит на них горний свет

не помогут однако пустые поклоны

если Господа нашего все-таки нет

 

*****

11

Как дома одинок порой бывает человек

как просто в городской толпе бывает заблудиться

глаза пустые смотрят из полуприкрытых век

и к ночи будто стертыми людей бывают лица

бывает что судьбы ясней становится обман

когда на сонный черный город белый снег ложится

а если нет его но ты не слишком глух и пьян

услышать можно как в окно история стучится

 

*****

16

Когда узнаем что живем на свете не одни

и много есть других разумных во вселенной

но мы совсем не лучше не умнее чем они

всем так же трудно обладать душой нетленной

тогда узнаем выше всех нет вовсе никого

и божий промысел для нас не существует

бояться в этой жизни стоит только одного

что друг в саду у Гефсимана поцелует

 

*****

17

Черные крыши и черные окна

черное небо с багровой луной

лишь фонарей электрических охра

еле дрожит на асфальте струной

в лужах пытаясь опять раствориться

позднею осенью ранней зимой

нового здесь ничего не случится

в городе мертвом под мертвой луной

*****

24

Все чаще пожелания здоровья

все реже пожелания любви

наверно это признак малокровья

с похмелья это как ни назови

а может старость все-таки подкралась

и нет спасенья больше от нее

но вот подруга нежно так прижалась

и хочется приняться за свое

 

*****

25

Нам по природе нашей близок дуализм

вот палачи и жертвы белое на черном

добро и зло и гениальный кретинизм

в неясном рассужденье о бесспорном

есть в жизни красное и белое вино

так трудно выбрать в жизни между ними

но что природой несомненно нам дано

так это женщины с загадками своими

 

*****

31

Как хорошо наверно было быть в гостях у Мецената

тенистый сад поэты пьяные флейтистки и вино

как было далеко еще рабам его до колоната

пока они покорны и смиренны внешне были но

из них ведь кто-то нацарапал на стене и на скамейке

похабные стихи о девственных весталках и про Рим

об императоре и всей его распущенной семейке

и господину сам остался неизвестен и незрим

 

*****

40

Кусочек солнца золотой скользит вдоль стен в пустой  квартире

мгновению скажи постой поразмышляй о счастье в мире

проверь а вдруг ты не мишень для дураков в житейском тире

и ты не гость а только тень на Валтасара позднем пире

и все не взвешенно еще и можно в ладане и мирре

нырнуть на время в забытье и посмотреть на время шире

и это не твоя вина что голос подражает лире

что много выпито вина здесь у окна в пустой квартире

 

*****

42

Благоволенье божие лежит на Анне

на дочери ее и на ее семье

тебе даровано существовать в осанне

и место возле на вечере на скамье

мироточивая как древняя икона

своим даруешь близким счастье и покой

как роза дарит запах первого  бутона

под Господа еще спасающей рукой

 

*****

77

В переулках мистической Праги

возле полузабытых церквей

гонит ветер под вечер бумаги

голоса и надежды людей

на брусчатке следы от Голема

в стенах запах реторт и костров

в кабаках каждый вечер поэма

из людей позабытых и строф

 

*****

79

Ночь снова осень близится к концу

история последняя вина бутылка

мешает приобщиться к сыну и отцу

и боль застыла где-то сзади у затылка

по  городу в ночи ползет чума

наш мир кончается наверно вместе с нами

но это только наше горе от ума

приходит к нам под утро в холоде со снами

 

*Викман Сергей Александрович

Родился 11 февраля 1951 г в Москве. По образованию – радиоинженер. Жил и работал в Киеве, городе Грязи Липецкой области и в городе Винница на Украине, откуда и переехал в 1999 году в Германию. Живу в городе Ганновер.

Публиковался в журналах «Нева», «Студия»,  «Крещатик», «Радуга» Таллин, «Радуга» Киев, «Дон»,  «Новая Немига», «Семь искусств», а также в других изданиях в Москве, в Петербурге, в Ростове-на-Дону, в Сибири, в Виннице, в Киеве, в Харькове,  в США, в Англии, в Латвии, в Германии и на Кипре. Автор книги стихов «49». Совместно с М. Петровым написал книгу «Табаш». Редактор русско-немецкого Интернет-журнала Inter-focus.de

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Сергей Викман

Читайте также

Аникин Дмитрий: НЕМЕЦКИЕ СКАЗКИ

  НЕМЕЦКИЕ СКАЗКИ*   1 По галереям, по залам дворца шла королева, бледнела с лица, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика