Старт // Новые статьи // Политика и экономика // Политика // Истоки российского ковидодиссидентства
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Истоки российского ковидодиссидентства

Оригинал статьи: http://www.kasparov.ru/material.php?id=5FB823F48D692

Дмитрий Левчик: Это были удивительно мужественные люди

 

Ковидодиссидентство — социальное движение отрицателей пандемии COVID, объединяющее всех противников непродуманных, подчас полицейских мер по борьбе с пандемией коронавируса (настоящей или ложной — в данном случае не имеет значения, ибо имеет значение именно полицейщина, которая не красит ни одно государство мира).

Мне не нравится термин ковидодиссидентство, я предпочитаю термин — пандемодиссидентство, отрицание пандемии при признании фактов заболевания (их, конечно, отрицать нельзя).

Можем ли мы говорить о пандемодиссидентстве как социальном движении последних трёх столетий? Да! Даже в учебниках истории есть упоминания о «холерных бунтах» XIX века.

Время с начала XIX века по начало века XX можно смело назвать эпохой холеры. Пять пандемий холеры в те годы (1817–1824, 1826–1837, 1846–1860, 1863–1875, 1881–1896 годов) вынуждают признать первенство холеры по уничтожению людей того времени. Тогда и произошло возникновение пандемодиссидентства.

Вторая пандемия холеры началась в 1826 году. В Индии, Афганистане, Бухаре и Хиве. При этом холера не затормозила всерьёз торговлю между этими странами и Россией. Караваны с восточными товарами регулярно шли в Оренбург и Астрахань. Зная о лютующей в Средней Азии холере, русские таможенники просили купцов распаковать выборочно тюки, а затем пожевать хлопок, шерсть, попробовать на язык орехи или сухофрукты. «Ну, — думали таможенники — если сами караванщики спокойно едят свой товар, то, видимо, он безвреден!» Как вы понимаете, заражённый холерным вибрионом товар попал в Россию. В 1829-м — в Оренбург и Нижний Новгород, а в 1830-м — в Астрахань.

Холера вызвала панику. Власти ввели карантин чуть ли не в каждом городе Поволжья и юга России! Но известно, что на Руси кому — война, а кому — мать родна! И обрадованное начальство запрещает людям производственную деятельность под предлогом борьбы с пандемией, ограничивает ввоз продовольствия в карантинные зоны, но на самом деле — монополизирует его или действует через ассоциированных с властью негоциантов, взвинчивающих цены. Народ должен платить за всё! Ибо нечего болеть!

И здесь начинаются восстания. Севастополь, Тамбов, Старая Русса, Нижний Новгород — далеко не полная география восстаний 1830–1831 годов. Солдатская и мещанская революционность била через край! И ненависть властей к восставшим была соразмерной! Десятки казнённых, сотни запоротых шомполами, тысячи сосланных!

И мне хочется отвергнуть тезис о том, что пандемодиссиденты были отсталыми людьми, не верящими в медицину! Сами посмотрите на арсенал лекарей начала XIX века.

Он был колоссален и на удивление бесполезен. Холеру лечили «окуриванием» хлоркой, что усугубляло ситуацию, так как провоцировало бронхо-лёгочные заболевания и увеличивало смертность. Наружно лечили горчичниками, ношением набрюшников из кошачьей шерсти, растиранием нашатырным спиртом и распаренным в горшке сеном. Практиковали кровопускание, наложение пиявок и провоцирование искусственных язв. Широко применяли горячие ванны и бани (всё лечит, как известно). Внутренне рекомендовали принимать шпанские мушки, содержащие кантаридин. В большой дозе — это смертельный яд. Также рекомендовали принимать магнезию, гуммиарабик, хинин, яичную скорлупу, однохлористую ртуть (каломель), дёготь и, конечно, опиум. Впрыскивали в вены горячий соляной раствор (это хоть как-то могло помочь при крайней степени обезвоживания). Наконец, рекомендовали просто пить чай.

Сколько людей умерло от принятия внутрь кантаридина, дёгтя и ртути — неизвестно. Сколько стало наркоманами — тоже. Сколько скончалось от передозировки опиума — узнать невозможно.

Вас удивляет, почему пандемодиссиденты считали врачей отравителями? Меня — нет.

Друзья-историки! Вы создали культ дворян-декабристов, которые были не в силах организовать восстание в Питере. А знает ли страна про небольшую группу поручиков и унтер-офицеров, захвативших власть на несколько дней в Старой Руссе? Не знает? Расскажу.

Разберём пандемодиссидентское восстание в Старой Руссе. Старая Русса — один из самых древних городов Руси. Пожалуй, древнее Новгорода. Центр процветавшего в Средневековье солеварения. Но со временем месторождения соли истощились, а в середине XVIII века город был уничтожен пожаром и возрождён не на старом месте, а рядом. В начале XIX века на остатках соляных копей устроили бальнеологический курорт.

А во времена Александра I в городе и близ него разместили военные поселения, то есть «посадили» часть солдат на землю — пахать, сеять, обеспечивать армию фуражом и провиантом. При этом солдаты-крестьяне, жители поселений, были военнообязанными, несли службу, подчинялись регламентам и уставу. Баб для них купили. Насильно повенчали. Детей сызмальства учили быть солдатами и унтер-офицерами, для чего семейное воспитание и образование подменили армейским.

Хлеб, как известно, на новгородчине растёт плохо. Хозяйства были малорентабельными и убыточны. Но солдатам-крестьянам приходилось выкручиваться. Иначе — неуплата налогов, равно как невыход в поле, приравнивались к воинскому преступлению и наказанию. От палок до расстрела.

В 1831 году в новгородской губернии началась эпидемия холеры. Холерный карантин в новгородских условиях означал полное разорение хозяйства солдат-крестьян.

При этом издевательства над солдатами начинали носить массовый характер. Их обязывали «окуривать» дома, выгоняли из них, держали на улице, пока не «вымрет» в доме холера. Естественно, от этого умирала не холера. И народ не выдержал. Восстал. Фактически выдвинув пандемодиссидентские требования о прекращении нелепых, якобы противоэпидемиологических мер. Первым на борьбу за личные права выступил военно-рабочий батальон под руководством поручика Соколова. Это случилось 22 июля 1831 года. Армейских пандемодиссидентов поддержали горожане. 23 июля ударили в набат.

В ходе восстания был убит начальник местной полиции полицмейстер Манжос, артиллерийский генерал Менес, а также лекари, судебные приставы, аптекари, провизоры. На следующий день восставшие заставили духовенство совершить на площади города крёстный ход, высекли оставшихся в живых после ночи лекарей, приставов и офицеров среднего звена (майоров, полковников). Там же, на площади, шло открытое заседание избранного восставшими суда. К вечеру восстание радикализировалось. Начали избивать «всех господ». «Есть царский указ всех господ бить!» Пятнадцать офицеров и представителей городской элиты по приговору народного суда были приговорены к смерти, и часть из них обезглавлены.

25 июля в город были введены войска. Но произошло непредвиденное — войска перешли на сторону народа.

Были перебиты все офицеры-дворяне, кроме тех, кто выслужился из рядовых. По некоторым оценкам, более 120 офицеров нашли смерть от рук восставших. Генералы Леонтьев и Алексей Эмме, пытавшиеся увещевать инсургентов, были убиты вместе со штабными офицерами. Восставшие захватили пушки. Против них был брошен егерский батальон. Произошла перестрелка. 26 июля правительственные каратели были усилены, и им удалось взять под контроль большую часть города.

Городская герилья длилась до 2 августа. Часть царских войск объявила своеобразный нейтралитет. Очевидец событий полковник А. Ушаков так рассказывает об этом в своих мемуарах: «Унтер-офицер воротился и сказал, что поселяне прорвались через мост и бьют наповал всех господ. На вопрос наш, что же делают там батальоны 7-й егерский и 4-й карабинерный, он отвечал: «Да ничего. Стоят и смотрят, как господ бьют».

С 3 по 7 августа царём Николаем I были посланы дополнительные части для борьбы с повстанцами.

В целом начальству это не помогло. Восставшие контролировали значительную территорию. А ночью — почти весь город был в их руках. Помогла властям ложь и переговоры. 9 августа в город прибыл герой Бородина генерал-майор В. Микулин. Он сказал, что царь готов встретиться с руководством восставших и выслушать их требования. Солдаты-крестьяне ему поверили. И две тысячи восставших организованно двинулись на «встречу с царем». Однако около Ораниенбаума их окружили каратели, арестовали и заковали в кандалы. Оставшиеся в Старой Руссе восставшие были предательски атакованы и разоружены.

Арестовано было около шести тысяч пандемодиссидентов. Следственная комиссия приговорила три тысячи к наказанию шпицрутенами. 200 человек было забито до смерти.

Переформулируя требования восставших современным языком, нельзя не отметить, что это были удивительно современные требования:

  1. Уголовная ответственность врача за неверное лечение в ходе пандемии.
  2. Уголовная ответственность представителей власти за неверные управленческие действия во время пандемии.
  3. Независимое судебное расследование выборочно случаев смерти во время пандемии.
  4. Право на контроль общества за действиями властей в период пандемии вплоть до отмены общественными органами основных распоряжений властей.
  5. Право на контроль общества за работой лечебных учреждений в период пандемии.
  6. Соблюдение личных прав человека в ходе оказания ему медицинской помощи.
  7. Право на отказ от госпитализации.
  8. Право на выбор лечащего врача.
  9. Обязанность государства сообщать полную и достоверную информацию о ходе пандемии и врачебных мерах, принимаемых для её ликвидации.

И это были удивительно мужественные люди. Они готовы были идти на виселицу и под шпицрутены за реализацию этих прав!

Дмитрий Левчик

Оригинал статьи: http://www.kasparov.ru/material.php?id=5FB823F48D692

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Сайт kasparov.ru

Читайте также

Леон Мамонтов: «Вирус смерти»

Эта маленькая книжка написана с кучей грамматических и стилистических ошибок. Прошу именно так ее и …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика