Старт // Новые статьи // Культура // Шушана Абрамова: горско-еврейский Чуковский.
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Шушана Абрамова: горско-еврейский Чуковский.

https://stmegi.com/gorskie_evrei/posts/83743/shushana-abramova-gorsko-evreyskiy-chukovskiy/ — оригинал статьи.

Недавно израильский центр поддержки горско-еврейской культуры Sholumi выпустил долгожданную детскую книжку: стихотворение Корнея Чуковского «Муха-Цокотуха» в переводе на джуури Шушаны Абрамовой. Уроженка Баку Шушана — член Союза писателей Израиля — выходцев с Кавказа. В прошлом наша героиня окончила педагогический техникум, а после репатриации на историческую родину нашла свое призвание в новой для нее литературно-переводческой деятельности, глубоко увлеклась философией, психологией, историей. В нашей с ней беседе мы затронули самые разные темы — от древних достопримечательностей ее любимого города Акко до особенностей перевода стихов на горско-еврейский язык.

— Шушана, что сегодня наполняет ваши дни? Давно ли стали переводчицей детской литературы?

— Много лет пишу стихи, недавно начала роман, никак его не закончу. С удовольствием стала участницей невероятно мотивирующего языкового чата «Язык матери», посвященного изучению джуури. Администраторами в нашем сообществе являются всем известные Фрида Юсуфова и Чингиз Ханукаев. Однажды мои единомышленники, коллеги подкинули идею переводить на горско-еврейский что-то из детской литературы, откликнувшись на этот призыв замахнулась на «Дом, который построил Джек» Маршака. Замечу, мои переводы — не дословные, они обильно сдобрены нашим национальным колоритом, сатирой. Конечно, стараюсь не отходить сильно от первоисточника. «Дом, который построил Джек» действительно пришелся читателям по душе, и я взялась за следующую вещь. Раньше никогда не думала, что смогу серьезно переводить художественную литературу, пусть и со словарем, хотя знала основы стихосложения, понимала размер стиха. «Муху-Цокотуху» также перевела с нашими народными терминами, национальной сатирой, чтобы читалось повеселее. Далее принялась переводить басни Крылова «Ворона и Лисица», «Волк и Журавль», «Стрекоза и Муравей», украинскую сказку «Волк и Пес», «Винни-Пуха» — вышло тоже неплохо. Было приятно, когда центр Sholumi под руководством бессменного Шауля Симантов взялся за издание моего труда — «Мухи-Цокотухи» на джуури, выпустив эту книгу невероятно красиво, красочно, снабдив изумительными иллюстрациями. Весьма благодарна Шаулю — он подошел к издательскому процессу со всей ответственностью. А наш педагог по джуури Роза Мардахаева, участница нашего чата, педагог, бывшая радиоведущая, журналист, перевела сказку «Колобок», и Шауль также выпустил ее.

— Да, очень интересно…

— Не скрою, наш чат сильно воодушевляет, вдохновляет на творческие подвиги. У нас сложился приятный круг общения, поддерживаем друг друга, с утра отправляем всем ученикам теплые пожелания, знаем дни рождения участников, поздравляем друг друга с праздниками. Каждый раз, включая телефон, попадаем словно в большую семью, получая заряд солнечного настроения на целый день. Участник группы со стажем, Анар Ханукаев, житель Берлина, программист, помог мне обратить внимание не только на классическую детскую литературу, но и на мультики из нашего детства, как на материал будущих переводов. Уроки родного языка проходят у нас онлайн каждую неделю. Отмечу, сначала к нашему чату все относились просто как к развлечению, теперь же все стало происходить более серьезно: к нам подключается масса горских евреев со всего мира. Также переводим библейские притчи, которые собрал в своей книге уважаемый Рами Меир, мы переложили на джуури уже 10 притч в прозе — тяжелый, кропотливый труд, когда нужно подбирать особые слова. Многие наши чатовцы пишут на джуури рассказы, а я и Роза Мардахаева сочиняем на нем стихи. Выходит, по-моему, неплохо.

— В каком статусе вы находитесь в данном сообществе? Если хорошо знаете язык, может, пора из ученицы переквалифицироваться в учителя, ведь у вас есть педагогическое образование?

— Хотя закончила в столице Азербайджана дошкольный техникум, по профессии работала мало. Полагаю, у меня не хватает для этого необходимых качеств характера. Я рано вышла замуж и после декрета уже не работала. Боюсь показаться нетактичной, никому не делаю замечаний, однако если люди в группе обращаются, просят помочь — от всей души дам совет, подскажу, мне не в тягость, я совсем не конфликтный человек.

— В каком городе еврейского государства бросили якорь, за что полюбили это место?

— Живу в пропитанном историей Акко, где плещется море, которое так люблю, нравится по утрам совершать пробежку по прибрежной зоне. Тут можно встретить массу моих давних близких друзей, родных, многое здесь отлично знакомо. Акко делится на старую часть и район Илит, где и расположен мой дом. Уверена: именно с нашего древнего города начиналась история всего Израиля. Здесь можно найти потрясающие древние достопримечательности, в этом городе гостили греки, римляне, крестоносцы, турки, солдаты Наполеона — кого здесь только не было…

— Откуда родом ваши родители, кто они по профессии?

— Мои родители родом из Кубы, мама родилась в Баку, папа и бабушка — в Кубе, позже они переселились в столицу Азербайджана, где мы все росли. Отец зарабатывал на жизнь, трудясь простым рабочим — каменщиком, строителем. Мама, как многие кавказские женщины, значилась домохозяйкой, погибший в войну дедушка трудился инженером-экспедитором на нефтеперегонном заводе. Я вышла замуж по любви, у нас родились двое прекрасных детей. Сын женился, уехал из Израиля в Казахстан. У меня также у меня есть дочка, Белла, востребованный веб-дизайнер.

— Если говорить о вашем дедушке, знаю, вы храните удивительно трогательную, печальную семейную легенду, связанную с ним, погибшим в Великой Отечественной войне. Пожалуйста, поделитесь ею с нами.

— Мой дедушка, Мардахай Ильяев, погиб в Керчи в 1942 году, до войны он занимал должность главного экспедитора на нефтеперегонном заводе. Его жена, моя бабушка Зоя, уже растившая с мужем троих маленьких детей, к началу сражений с фашистами снова находилась в положении, ждала четвертого ребенка, мою маму. В 1941 году дедушку, ее супруга, призвали на учения, проходившие недалеко от Баку. Когда Зоя родила четвертую девочку, сообщила об этом Мардахаю, он на полдня отпросился, каким-то чудесным образом дошел до своего дома, к тому времени новорожденному малышу исполнилось семь дней. Учитывая реалии и обстановку того страшного периода, радостный отец поцеловал девочку, попросив назвать ее Светланой, как дочку Сталина. После теплых объятий с семьей мужчина снова ушел на фронт. В 1942 году от него пришло письмо, с пронзительными строками: «Зоя, не жди, отсюда никто не вернется живым, здесь мясорубка, массово гибнут не только солдаты, но и местные жители. Стоим под Сапун-горой, над нами немецкие танки, с моря на нас идет вражеская флотилия, вместо реки течет кровь. Ты еще молодая, старших отдай в детский дом, оставь только Светочку и снова выходи замуж, меня не жди». А через некоторое время бабушка распечатала извещение, где дедушка числился без вести пропавшим. После этого она накинула на голову черную шаль и до самой смерти в ней ходила, о новом замужестве не шло и речи. В дальнейшем ей пришлось очень тяжело, отважной женщине надо было в одиночку поднимать четверых детей, она устроилась трамвайным кондуктором на маршруте, ходившем в неблагополучном хулиганском районе, где человека могли убить за какую-то ерунду. Вдова возвращалась домой в 12 ночи, всегда невероятно дрожала из-за денег, пряча от окружающих горсть собранных за сутки медяшек за проезд. Всю жизнь искренне ждала мужа, не хотела верить, что он погиб. Когда мы в шутку, спустя много лет, пытались снова выдать ее замуж, Зоя твердо отвечала, что прожила с Мардахаем замечательные семь лет и такого человечного, доброго потрясающего спутника жизни все равно не найдет.

— Каким образом вы все-таки узнали о трагической смерти близкого человека, мужественного ветерана войны?

— В 1977 году мой дядя отправился служить в армию, по иронии судьбы тоже в Севастополь, где погиб мой дедушка, так получилось. В Крыму стал писать письма вышестоящим, задаваясь вопросом поиска дедушки. В итоге огромнейшее общее захоронение погибших воинов нашли пионеры из организации «Красные следопыты», среди груды погибших лежал и Мардахай. Как и других убитых, его опознали по капсулке с инициалами, спрятанной под воротничком военной формы. Здорово, что именно «Красные следопыты» обнаружили тогда тысячи без вести пропавших ветеранов. Потом бабушке, всю жизнь считавшей себя вдовой, пришло письмо из комитета партии, где говорилось, что Мардахай Ильяев будет захоронен в Дергачевской братской могиле, на похороны тогда отправились все мои родственники, включая Зою. После поезда, на перроне их невероятно тепло и любезно встретили разные официальные лица, представительница власти даже встала перед моей бабушкой на колено, сопереживая ее горю. В дальнейшем эту братскую могилу мои родные навещали каждый год, такая вот удивительная биография. Взяв за основу единственное письмо моего дедушки, адресованное бабушке, написала большую поэму на джуури, а в данный момент должна закончить свой роман на русском, сюжетом послужила реальная история смелой женщины, прошедшей лагерь Берген-Бельзен в Ганновере. Всем произошедшим она поделилась со мной, я записала ее рассказ на камеру, из ее исповеди в голове моментально возникла целая книга.

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О stmegi.com

Читайте также

О войне и не только. Памяти Вадима Викторовича Ковды (Ганновер-Москва) /10.09.1936 – 02.10.2020/

Памяти Вадима Викторовича Ковды (Ганновер-Москва) /10.09.1936 – 02.10.2020/ О войне и не только* ПАМЯТИ ДОКТОРА …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика