Старт // Новые статьи // Культура // Литература // ПЕРЕВОДЫ* /Перевёл с немецкого Виталий Шнайдер/
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

ПЕРЕВОДЫ* /Перевёл с немецкого Виталий Шнайдер/

РАЙНЕР МАРИЯ РИЛЬКЕ

Rainer Maria Rilke (1875 — 1926)

В МОРГЕ

Они лежат, чернеют многоточьем
и равнодушно ожидают знака,
что с этим холодом их свяжет прочно
и примирит друг с другом в царстве мрака;

иначе здесь финала вовсе нет.
И что за имя найдено в карманах
у них шпиком? Досады явный след
с губ мертвецов пыталась смыть охрана:

старались зря; остался зримым он.
Их бороды торчат уже не жестко,
пригладили их сторожа расческой,

чтоб любопытные не отшатнулись.
Глаза под веками перевернулись,
их взгляд в себя навеки погружен.

СМЕРТЬ ПОЭТА

Так отрешенно он лежал. Черты
его лица размытыми казались,
все связи с этим миром оборвались,
его познания скрижали
отныне достоянье пустоты.

Пока он жил, никто не знал о том,
что был он частью этого ландшафта;
луг и река, гор снеговая шапка,
весь этот мир и был его лицом.

Являясь продолжением простора,
его лицо пока еще живет,
но маска размывается, плывет,
поскольку тленьем тронута, и скоро
увянет, как в траву упавший плод

АЛХИМИК

Со странною улыбкой лаборант
прочь колбу оттолкнул, она дымила.
Теперь он твердо знал, что нужно было,
чтоб там возник, сверкая как брильянт,

искомый материал. Ста тысяч лет
ему и этой колбе будет мало,
где тот бродил; созвездие сияло
в его мозгу, — то моря знаний свет.

Чудовище, что вызвал он однажды,
он к Богу отпустил назад. В ту ночь
оно вернулось в свой извечный дом;

а сам, как пьяница, томимый жаждой,
он бормотал, не в силах превозмочь
желания владеть Златым тельцом.

СОСЕД

Далёкая скрипка, за мной по пятам
по сёлам ты следуешь и городам,
повсюду в ночи раздается твой плач.
Играет оркестр? Один ли скрипач?

Скажи мне, во всех ли больших городах
находятся вечно те чудаки –
без звуков чарующих — в тёмных волнах
топиться готовы бурной реки?

Зачем же я вечный сосед тех несчастных,
что струны терзают твои, не жалея,
и повторяют: «Ночей всех ненастных
жизнь и ненастнее, и тяжелее».

ТЕОДОР ФОНТАНЕ

Theodor Fontane (1819 — 1898)

НОВАЯ КНИГА, НОВЫЙ ГОД

Новая книга и новый год,
дней и ночей бесконечность круженья.

Смена времён что же мне принесет, —
радости взлёта, горечь паденья?

Но не хочу я напрасно сгореть,
словно огонь, затухая в камине.

Пеплом остывшим подёрнется медь,
сердце моё никогда не остынет.

ПАУЛЬ ЦЕЛАН
(1920 – 1970)

Фуга смерти

Черное молоко рани мы пьем тебя вечером
мы пьем тебя в полдень и утром мы пьем тебя ночью
мы пьем и пьем
мы копаем могилу на небесах там лежать нам не тесно
В доме мужчина живет он играет со змеями пишет
он в сумерках пишет в Германию золото волос твоих Маргарита
он пишет и ходит пред домом и звезды блестят и он свистом сзывает своих кобелей
он свистом сзывает евреев своих позволяет копать им могилу в земле
он велит нам играйте теперь потанцуем

Черное молоко рани мы пьем тебя ночью
утром мы пьем тебя и в полдень мы пьем тебя вечером
мы пьем и пьем
В доме мужчина живет он играет со змеями пишет
он в сумерках пишет в Германию золото волос твоих Маргарита
Пепельность волос твоих Суламифь мы копаем могилу на небесах там лежать нам не тесно

Он велит одним глубже вгрызайтесь вы в грунт а другим чтоб играли и пели
он хватает железо на поясе он им машет глаза его синие
пусть глубже втыкают лопаты одни а другие играют теперь потанцуем

Черное молоко рани мы пьем тебя ночью
мы пьем тебя в полдень и утром мы пьем тебя вечером
мы пьем и пьем
в доме мужчина живет золото волос твоих Маргарита
пепельность волос твоих Суламифь он играет со змеями

Он велит смерть играйте мне более сладко смерть мастер из Германии
он кричит гладьте скрипки темнее и тогда вы подниметесь в воздух как дым
есть могила у вас в облаках там лежать вам не тесно

Черное молоко рани мы пьем тебя ночью
мы пьем тебя в полдень смерть мастер из Германии
вечером мы пьем тебя и утром мы пьем и пьем
смерть это мастер из Германии глаз его синий
он встретит тебя пулей свинцовой он точно встретит тебя
в доме мужчина живет золото волос твоих Маргарита
он натравливает на нас своих кобелей он дарит нам могилу в воздухе
он играет со змеями и мечтает смерть мастер из Германии

золото волос твоих Маргарита
пепельность волос твоих Суламифь

Что случилось?

Что случилось? Кремень под горою.
Кто проснулся? Только ты да я.
Речь, лишь речь. В-созвездьях. Под-землею.
Бедная. Родимая. Моя.

И куда пришли? К глухонемому.
С камешком одним, чтоб в ров бросать.
Сердце к сердцу. Трудным было слово.
Было трудным, чтобы легче стать.

***
То знак наверно свыше,
ты не знакома мне:
твой пульс повсюду слышен
в колодезной стране,

губам там не напиться
и тени не найти,
там хрусталем искрится
струя и ввысь летит.

И ты врастаешь в струи,
и ты паришь сквозь свет.
Оставь игру пустую,
скажи желанью «нет».

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Виталий Шнайдер

Родился в 1954 году в Одессе. В 1962 году вместе с семьей переехал в Таллинн (Эстония). Профессия – журналист. Работал во многих русскоязычных газетах Эстонии, а также репортером еженедельной криминальной хроники на телевидении. В Германии с июля 2001 года. Живет в Ганновере. Входит в Объединение немецких журналистов и прессы (DPV e.V.), один из основателей Немецко-русского литературного общества «Die Fahre e.V.». Автор трех книг стихов и переводов: «Прерванный сон» (1996), «Знак совпадения» (2001), «Иные берега» (2008).

Читайте также

Шушана Абрамова: горско-еврейский Чуковский.

https://stmegi.com/gorskie_evrei/posts/83743/shushana-abramova-gorsko-evreyskiy-chukovskiy/ — оригинал статьи. Недавно израильский центр поддержки горско-еврейской культуры Sholumi выпустил долгожданную детскую книжку: …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика