Старт // Новые статьи // Культура // Искусство // Феномен композитора Марка Фрадкина.
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Феномен композитора Марка Фрадкина.


Марк Фрадкин — популярный советский композитор, Народный артист СССР, автор многих известнейших в середине XX столетия песен и музыки к кинофильмам. Внук маэстро, современный литератор Антон Фрадкин рассказал о творческом пути деда, поделившись семейными воспоминаниями.

Антон, как сохраняете память о Марке Фрадкине или «Маркуше», как его называли в теплом, домашнем семейном кругу?

— Много лет занимаюсь культурным наследием деда, поддерживаю интерес аудитории к его творчеству. Очень не хотелось бы, чтобы мелодии Фрадкина, как и песни других композиторов советской эпохи, забывались. Разумеется, Маркушей создан ряд «нетленок», таких как “Течет Волга” или “Увезу тебя я в тундру” и не менее десяти произведений о войне, которые помнят и поют, но его менее известные мелодии нужно постоянно продвигать в кино и телесериалах, предлагать к исполнению в концертах, на радио, популяризовать в сети. Недавно, совместно с компанией «Star Project», мы занялись подготовкой масштабного концерта из военных мелодий Фрадкина “Эхо прошедшей войны”, к 75-тилетию Победы, но воплотить проект в жизнь помешал коронавирус, надеемся скоро возобновить работу. За последний год провел в Витебске, на малой родине композитора, концерт его памяти и фотовыставку, составленную из домашних, ранее неопубликованных фотографий. Там также были представлены его личные вещи, ноты, афиши. Экспозиция, подготовить которую меня надоумила московский художник Елена Васильева, оказавшая неоценимую помощь, получилась содержательная, стилистически выдержанная и ностальгичная. Прошлой осенью эта выставка в расширенном формате была проведена в Москве — в Доме-музее Цветаевой, а день ее открытия ознаменовался замечательным концертом из произведений Фрадкина. Готовлю я концерты, естественно, не один. В последние годы опираюсь на мастерство и талант истинных профессионалов: горжусь сотрудничеством с замечательным пианистом и композитором Александром Покидченко, давно поставившим себе амбициозную и важную задачу — сохранение наследия советских композиторов, с ним работают серьезные музыканты и исполнители, которых он привлекает на концертные вечера. Телеверсии многих таких мероприятий затем выходят на канале «Культура». Александр, как никто знает историю советской песни, включая давно забытые мелодии и возвращает их к жизни. Я также искренне благодарен за отзывчивость и участие в вечерах памяти Маркуши королеве романса — Нине Шацкой, оперной певице Наталье Риттер, джазовой диве Карине Розиной и другим замечательным исполнителям.

Каким был Марк Фрадкин дома, среди родных и близких, вне сцены?

— Дом в Каретном Ряду всегда был открыт для гостей, Маркуша считался хорошим хозяином. Благодаря титаническим усилиям в области добычи гастрономического дефицита, осуществляемым его женой, известной широкому кругу богемных друзей под именем Раюша, стол наш не был скуден: из Дома композиторов доставлялась ветчина, семга и тарталетки с грибной икрой, мне поручалась закупка солений на Центральном рынке, ну а водки в СССР было хоть залейся. Раюша, весело матюгаясь, колдовала на кухне над рыбой-фиш, я расставлял тарелки, Маркуша замораживал воду, чтобы изготовить лед для виски. Дважды в неделю у нас собирались гости — среди них самыми остроумными являлись конферансье Борис Брунов, пианист Володя Крайнев и ярчайший Никита Владимирович Богословский. Выпить Фрадкин любил, но знал меру, пьяным его никто и никогда не видел, он был веселым и неконфликтным человеком. Выглядел элегантно, насколько было возможно в советское время: костюмы, сигары, шейные платки, строгий мужской парфюм – так Маркуша щеголял в 70-80-е годы. Кстати, партийным так и не стал, хотя ему навязчиво предлагали. Он имел свое понимание происходящего, порой у него проскальзывал весьма альтернативный взгляд на реалии тех дней. Но в целом, конечно, он был продуктом своей эпохи, советским человеком, в чем-то консервативным, а в чем-то — весьма продвинутым. Известно, что он лоббировал ВИА, позже даже пытался продвигать рок-группы. Меня Маркуша любил, посвящал много времени и не скупился на финансирование моих хобби, так что я рос избалованным ребенком, имевшим возможность, например, приобретать в букинистических магазинах редкие книги, вообще для тинейджера той эпохи жил “не по средствам”, всегда имея в кармане не менее пяти рублей.

Немногие знают, что во время Великой Отечественной войны Фрадкин получил орден Красной Звезды за цикл боевых песен о Сталинграде и завоевал народную любовь, его произведения успешно исполнялись Красноармейским ансамблем СССР.

— Верно. В начале войны он оказался на фронте в составе оркестра Киевского военного округа, первые тематические сочинения о битве с врагом создал в 1942-м году. Среди них — незабываемая “Ой, Днипро, Днипро” об оставлении Днепра частями Красной Армии, в его биографии — и выход из «Киевского котла», потом Сталинград, где деда прикомандировали к дивизии генерала Родимцева, героически оборонявшего клочок земли на Волге, когда город практически заняли немцы. В те дни композитор являлся своего рода музыкальным корреспондентом, поддерживал моральный дух бойцов песнями, которые нередко сочинял под аккомпанемент выстрелов и взрывов. Однако, широко известными эти вещи не стали, имея локальную задачу, будучи сочиненными на злобу дня, и посвященными конкретным военным ситуациям. Маркуша закончил фронтовую службу в 1944-м, почти сразу встретил Раюшу и женился.

Его близких унес Холокост?

— Да, во время войны у него случилось ужасное — в витебском гетто оказалась уничтожена вся его большая семья, включая маму. На эту болезненную тему он всегда отказывался с кем-либо говорить, а эхо войны прошло с ним всю жизнь, Маркуша всегда возвращался к роковым сороковым через песню, так происходило не по причине политического заказа, просто ему все это было очень близко, он многое повидал, особенно в отступлении. Конечно, композитор не бросался в атаки с автоматом, но внес в осуществление великой Победы личный, достойный вклад.

У Фрадкина сложились невероятно удачные тандемы с Робертом Рождественским, Евгением Долматовским, Михаилом Матусовским и другими поэтами, результатами чего стали любимые народные хиты — «А годы летят»,«Случайный вальс», «Течет Волга», «Увезу тебя я в тундру», «Комсомольцы — добровольцы» и пр.

— В военные годы Маркуша работал с Евгением Долматовским, чья биография соткана из фантастических пластов, он попадал в плен, в окружение, каким-то образом видимо проходил сквозь СМЕРШ и выживал, оставаясь нужным, востребованным, потрясающим поэтом — песенником. Отмечу, практически все военные композиции той поры написаны Фрадкиным в сотрудничестве с Долматовским, они дружили много лет, никогда не ссорились. В связи с этим хочется назвать их главные песни — «Случайный вальс», «Брянская улица» («На Берлин»), “А годы летят!” еще целый ряд культовых песен. Некоторые вещи, как музыку, так и слова, Маркуша писал сам, его «Песнь о волжском богатыре» гремела на нескольких фронтах. Надо отметить, что не имея углубленного музыкального образования, он обладал редким талантом создания красивых, необычных и запоминающихся мелодий. На поздних этапах его деятельности, в 70-80-е годы прошлого века, ближайшим соавтором Фрадкина стал Роберт Рождественский, несмотря на то, что они являлись представителями разных поколений, их сотрудничество было плодотворным. Рождественский — великий поэт — шестидесятник, пытавшийся изменить систему и страну изнутри, даже вступив в партию. С дедом они близко дружили, уважали и ценили друг друга, сотрудничали профессионально, дав жизнь ряду чудесных песен, среди которых — «За того парня» и «Там, за облаками». Еще нельзя не упомянуть таких поэтов, как Владимир Лазарев и Михаил Пляцковский, “Течет Волга” написана на слова Льва Ошанина.

Недоброжелатели порой ставили мастеру палки в колеса?
— На его пути встречались завистники, лжецы и придурки, но их было небольшое число, меньше, чем у большинства. Маркушу любили, и ссор происходило мало, в основном они носили краткосрочный характер.

Вы не отправились по музыкальным стопам деда, став писателем, читала вашу легкую, ироничную, юмористическую прозу. Какие качества переняли от своего известного предка?

— Ну, писатель я, каких мало! Если серьезно, не смею себя так называть, потому что не так много моих литературных поделок увидело свет, но книга есть, и читатели имеются, я, скорее, литератор. Недавно, кстати, вышел на Еврейский музей и центр толерантности, где проводятся творческие вечера, вскоре там предстоит моя авторская встреча с читателями, приуроченная к выходу книги «Борец за искусство». Думаю, перенял от Маркуши многое, в том числе желание в любых обстоятельствах оставаться порядочным человеком, ну и сдержанную любовь к некоторым благородным напиткам. Прежде, чем дед садился за песню, подолгу бродил по своему кабинету и насвистывал, сочиняя мелодию, к роялю шел, лишь когда композиция была готова. И по жизни он шел, насвистывая. Также поступаю и я, несмотря на все, что происходит вокруг, иду по жизни, насвистывая и получаю удовольствие. Научился у Маркуши определенной легкости отношения к различным обстоятельствам и к самому себе, самоиронии.

Часто ли сегодня, без согласования, крутят песни Фрадкина, насколько вы следите за соблюдением своих авторских прав?
— Постоянно держу руку на пульсе вместе с юристами, которые занимаются мониторингом нарушений авторских прав, что действительно иногда происходит. Однако, нынешняя ситуация несопоставима с тем, что творилось в девяностые, когда никто и ничего вообще не спрашивал. Моя задача — находить баланс, то есть, если вижу, что композиции исполняют без согласования, но это очень сильно идет на пользу делу, например почти забытые песни Фрадкина обретают новую жизнь, веду себя сдержанно, не предъявляю финансовых требований — гораздо важнее, чтобы люди помнили его мелодии.

Каких композиторов Маркуша любил и слушал, на кого равнялся?
— Он очень любил и уважал Исаака Дунаевского, находился под его творческим влиянием.

Пару лет назад, в Газетном переулке столицы появилась мемориальная доска композитору Эдуарду Колмановскому. Имеются ли подобные исторические, памятные вещи, посвященные Марку Фрадкину?
— В Москве «пробить» подобный проект очень сложно, надо обладать большими связями, финансами и силой убеждения, дабы получить желаемое. Юрий Лужков чрезвычайно затруднил процесс получения разрешений, а пробиться к Сергею Собянину сложно и не факт, что ему близка данная тематика, зато в Витебске, на малой Родине Фрадкина, такая доска установлена.

Если бы наш герой был жив, как бы относился к современной политике, эстраде, шоу – бизнесу?
— Отрицательно, ведь его профессия превратилась в ремесло, но настоящие музыканты, такие как Вова Пресняков и Сергей Мазаев не могли бы ему не понравиться, в Нину Шацкую он бы точно влюбился. Маркуша много читал Солженицына, а репрессии эпохи борьбы с космополитами не коснулись ни его, ни его коллег, только благодаря Тихону Хренникову — бессменному главе Союза композиторов. Фрадкин часто общался с бывшими узниками лагерей и немало знал, так что сегодняшнее возвращение имени Сталина в политическую повестку вызвало бы у него отвращение и стыд…

Благодарим Антона Фрадкина за помощь с интервью и предоставленные фото из семейного архива.

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О inter-focus.de

Читайте также

Преподаватель, музыкант, общественник.

https://stmegi.com/gorskie_evrei/posts/81591/prepodavatel-muzykant-obshchestvennik/  — ссылка на первоисточник. В 60-е годы прошлого века в Губе существовала добрая традиция: …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика