Старт // Новые статьи // Общество // Интеграция // Виктория Орти. Из Беэр — Шевы, с любовью…
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Виктория Орти. Из Беэр — Шевы, с любовью…

Виктория Орти– бывшая петербурженка, уже давно живет в Израиле. Поэт,прозаик,философ. Изучала в Ленинградском педагогическом институте им А. И. Герцена английскую филологию и литературу. В продолжение образования изучала в Университете им. Д.Бен-Гуриона в Негеве английскую филологию и литературу, журналистику и искусствоведение. Член Союза писателей Израиля и российско-израильского литературного содружества «Столицы». Произведения Виктории Орти публиковались в Израиле, России, Украине, США, Германии, во Франции(издательство ун.Сорбонна) с параллельным переводом на французский язык, в Новой Зеландии(в переводе на английский язык). Наша героиня — интересная и необычная личность, мама замечательных детишек, человек, которому есть, что рассказать…

Я родилась в Ленинграде, отец мой был этническим украинцем, мама — еврейкой из семьи, в которой до этого не допускались смешанные браки. Вот, пожалуй, основа моего характера и была заложена этой гремучей смесью двух культур. Семья мамы выходцы из местечек, перебравшиеся в Петербург и Петроград в начале 20 века, получавшие образование, выжившие в блокаду, сумевшие стать частью города, не принимающего всех подряд. А папина родня… Председатель колхоза, начальник ГЭС, Николаев, Александровка, Одесса — очень органичные в тех пейзажах. Папа рано оставил родные места, уехал учиться, а после армии поступил в ЛЭТИ, проректором которого стал уже в возрасте 30 лет, такая вот удивительная история. И вплоть до своего раннего ухода в 47 исправно служил своей любимой альма-матер. О детском воспоминании, пожалуй, расскажу в виде наброска к рассказу: «Ночью приснилась дорога на Буг и запах пыли этой дороги. Раз в году я приезжала к бабе Сане. Каникулы, украинское село, вертуты, вареники, пение взрослых по вечерам — на столе самогон, вареники, вертуты, борщ… Для питерского ребёнка это был вкус счастья и свободы, да. И ежедневные походы на Буг по этой вот дороге. Они только один раз были немного омрачены — бабе Сане настучали, что видели меня целующейся на валунах с цыганом Мишкой Опрей (в 14 лет я решила убежать с ним и выйти замуж в цыганском таборе, точнее — уехать на его мотоцикле, который был предметом и моего восторга) — баба Саня выследила нас на этих самых валунах и после этого исправно ходила за мной на Буг каждый день, пришлось отказаться и от тисканья на разогретых щедрым солнцем валунах и от прыжков с понтонного моста, и от поездок на мотоцикле за спиной у щербатого и вихрастого Опри. Запах пыли помню. И запах счастья тоже. Надо сказать, одно из лучших воспоминаний, бережно запрятанных в моей личной матрице под названием «Жизнь». Кто я сегодня? Считаюсь писателем, выпустила шесть книг. Работала в отделе туризма муниципалитета Беэр-Шевы, было и такое.

Занималась переводами, редактурой текстов. Я не сталкивалась в детстве с проявлениями антисемитизма, по-крайней мере — не помню. Записана была украинкой, фамилия была нееврейская, вот и… Знала, что мама и питерская мишпуха евреи, никакого надрыва в этом не было, не было ничего особого — а была лишь приятнейшая семейная атмосфера, сборы родни, цимес еврейского клана. А столкнулась я с литературой — антиизраильской, работая в библиотеке, подрабатывала там, будучи студенткой. Это была брошюрка про «народ Палестины и израильского агрессора». Я сразу почувствовала запах лжи, отвращение, поняла что и как, и… прониклась симпатией к Израилю. Надо сказать, интерес к этой стране возник задолго до этого, но именно как к Святой Земле, я читала Библию, позже в мою жизнь вошла Тора, ставшая надолго настольной Книгой. И я по сей день считаю величайшим счастьем и выигрышем в лоттерею под названием жизнь тот факт, что 26 год из моих 46 я живу именно на этой Обетованной земле. Я не принимала решения об от’езде в Израиль, это семья моего первого мужа увезла и меня, за что я им по сей день благодарна. В свои 20 лет я не очень понимала, что именно я хочу от жизни, кем быть и где жить — в том числе.

Переезд Ленинград-Тель-Авив дался легко, прошёл незаметно. Нас — меня, мужа и полугодовалого сына ждал кибуц Бар-Ам, программа «Первый дом на родине», абсорбция была лёгкой. Мой Израиль начинался в 1991 года в киббуце Бар-Ам на самой границе с Ливаном. Приехали мы в этот киббуц после зимнего Питера 91-года и я долго приходила в себя, просто оттого, что контраст был не из легкоперевариваемых — свободные и красивые люди показались персонажами сказки, а само место — даже не сказочной декорацией, а просто… землёй обетованной.

Иврит мне дался легко и был оценён самим президентом Хаимом Герцогом, который приехал в наш киббуцный ульпан тестировать акклиматизацию новеньких. В виде тестерной репатриантки перед ним выступила 20-ти летняя гордая дива, сумевшая и песню продекламировать (слуха-то нет) и текст красивый прочитать без бумажки, и глазки построить всей свите. Дива попала назавтра во все газеты, при этом все газеты по-разному переврали её фамилию, но – что главное! – опубликовали дивино фото с трогательнейшими подписями на тему «вот они какие, новые репатрианты из России».

Мама до сих пор в Питере. Она успешно работает, ведёт очень активный образ жизни, путешествует, часто бывает в Израиле. Имею двое детей, мальчика  и девочку, старшему 26, младшей 16.  Валерий Менахем сейчас снимает свой выпускной фильм, он выпускается этим летом из школы искусств «Миншар» в Тель-Авиве. Рахель учится в 11 классе.

Живу я в городе Беэр-Шева, это юг Израиля. Мне здесь хорошо и комфортно. Ну а как может быть плохо в городе, связанном с историей жизни Авраама, Ицхака, Яакова? Я и работала-то в историческом месте. Помните историю Авраама и царя Грара? Вот около колодца клятвы я и проработала немало лет, рассказывая туристам эти майсес. За это я и люблю Израиль, за привелегию жить в библейском пейзаже, за историю, за святость и обыденность этой святости, за ощущение Божественного в будничном. Родня моя разбросана по миру. Америка, Канада, Россия, есть и израильтяне. Но все отпетые сионисты, любящие и понимающие эту страну, её политику, её поведение и её уникальность.  Я долгое время соблюдала традиции довольно жёстко, по религиозной схеме, сейчас ослабила рамки — одеваюсь обычно, в шабат могу поехать на концерт, на море, но кидуш и основы — те же. Праздники, молитвы, псалмы — всё это часть моей жизни, я уже давно ощущаю себя еврейкой от и до.  Настольная книга моя, на этот момент — «Порядок поколений в Пятикнижии» Элиэзера Шульмана, этим всё сказано. За последний год я приобрела немало новых друзей, благодаря знакомству с арт-баром «bar7»  в Беэр-Шеве.  Арт-менеджер этого места Костя Локшин предложил мне совместный проект, в рамках которого мы приглашаем известных и не очень авторов, работает «открытый микрофон», все желающие могут выйти на сцену и почитать  стихи после основной части, этакий негевский Монпарнас, которого лично мне давно не хватало.  Дмитрий Воденников, Марк Галесник, Саша Окунь, Феликс Гойхман… многие другие интереснейшие гости приезжали и выступали перед местной публикой. К моему огромному удовольствию, ведь это, пожалуй, и есть то, за что мы пьём в этом же баре, поднимая тост — «за сбычу мечт!»

Записала Камилла Соловейчик, 2017г.

Фото из архива нашей героини.

 

 

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О inter-focus.de

Читайте также

Советы репатрианта от Ильки Гутман.

Илька Гутман давно живет в Израиле, куда приехала из голодного перестроечного Питера. Сама она называет …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика