Старт // Новые статьи // Стиль жизни // Здоровье // История болезни, живой он-лайн дневник больного коронавирусом
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

История болезни, живой он-лайн дневник больного коронавирусом

Добрый день, Дорогой читатель! Мне 38 лет, коренная москвичка, замужем, есть маленькая дочка. Здесь поделюсь с вами своей историей болезни по горячим следам, почти что в хронике «реального» времени. Конец марта 2020-го года у меня явно не задался, пришлось сдать долгожданные билеты в Германию, куда собиралась в конце апреля, так как полеты в Европу «Аэрофлот» отменил, из-за короновирусного кризиса и карантина потеряла любимую, безумно важную для меня журналистскую работу на фрилансе, которую выполняла три года, безумно привязавшись и к своему делу и к коллективу, было очень тревожно, страшно и горько, не знала, как жить дальше. Все мои попытки с 26-го марта найти новое, приносящее доход занятие на дому, поскольку работать могу лишь удаленно из-за своей четырехлетней дочки, окончились неудачами. После выполнения мной бесконечных тестовых заданий, на которые тратила уйму времени, потенциальный работодатель полностью пропадал, отчего перестала верить в себя, приходила в отчаяние и впадала в депрессию, а потом и вовсе перестала их выполнять, и если мне снова предлагали выполнение тестового задания, уже не пыталась его выполнить, просто закрывала предложение, ведь на предыдущие тесты ушло не менее 10 драгоценных часов моего времени, сил, глаз, ложных надежд. Конечно, не раз предпринимала попытки писать статьи по «старым» адресам, где раньше платили, но и там, из-за кризиса, они лишились финансирования, уже не в силах что-либо предложить авторам. Уже молчу о том, что большое число моих, заранее выполненных статей теперь придется выставлять бесплатно, так как мой работодатель больше не в силах оплачивать мой труд, в силу экономического кризиса. Конечно, несколько удаленных занятий с оплатой у меня остались, но это копейки, на которые невозможно прокормить дочку. Никаких знакомых о помощи в поиске работы не просила, это для меня чрезвычайно унизительно. Вообщем, проблемы заработка очень сильно тревожили меня с конца марта, не давали спать ночами, разъедали изнутри. Более того, «Аэрофлот» не спешил возвращать деньги за купленные билеты и несостоявшийся полет, а Московский центр занятости, куда подала заявление о признании меня безработной и выплате мне и моему маленькому ребенку хоть какого-то пособия молчит с конца апреля, хотя статус моего заявления значится, как «выполнено». Всю жизнь работала, с 22-х лет, и конечно, в связи с новой ситуацией, находилась в полном отчаянии, тревоге и самых худших мыслях. И тут, видимо, Всевышний решил меня немного отрезвить, заставив ценить совсем иные вещи, переключив внимание на более серьезные проблемы, что у него отлично получилось.

Если честно, коронавируса особенно не боялась, во время карантина мы с дочкой, так как ее не с кем было оставить, с утра обычно немного гуляли, посещали магазин и аптеку, сидели на лавочке во дворе, порой играли со знакомыми детьми. И когда вокруг заболевали люди, была уверена, что все это как-то далеко, и непременно обойдет нас стороной. Когда у нашего дома стала все чаще появляться скорая с врачами – «космонавтами», в специальной одежде, становилось ужасно страшно, просто не по себе, и мы стали выходить с дочкой пореже, опасность подступила совсем близко, а уехать из города, чего порой так хотелось, мы не имели возможности.

Начало болезни.

Все началось 28 апреля 2020-го года. Утром появилась боль в горле и першение, слабость и озноб, усталость, ленность, температуры не было. Была уверена, это мои хронические заболевания горла, последнее – моя ахиллесова пята, в течение года часто болею всякими ОРВИ, насморком кашлем, которые быстро сбивала противовирусными или антибиотиками. Поэтому, особенно не парилась о происходящем, пила много арбидола и сама, боясь посещать поликлинику, чтобы не заразиться, начала пить антибиотик юнидокс –салютаб утром и вечером, обычно он помогал. Так прошла неделя, и если после начала приема юнидокса, по обыкновению мне уже на второй – третий день становилось легче, то сейчас кашель, слабость и несколько раз озноб продолжались, как ни в чем не бывало, стало очевидным, привычное лекарство не помогает. Стала острее чувствовать необычайную быструю утомляемость от самых привычных дел, лишний раз не было сил выйти с ребенком на улицу. В воскресенье, третьего мая, вымыла окно в комнате, выполнила домашние обязанности, после чего почувствовала себя ужасно, болели ноги, слабость, с 17-00 валялась на диване, борясь со сном, крепкий чай помогал лишь на время, в 20-00 уже заснула и далее эта слабость никуда не ушла. Списала ее на сильнейшую тревожную депрессию из-за кучи навалившихся проблем и потери работы, читала, что при депрессии может возникать быстрая утомляемость и излишняя сонливость.

6 мая, 2020-го года

Проснулась утром с сильным першением в горле, хотелось кашлять, горло «чесалось», першило, всевремя старалась его чем-то промочить, запить и откашляться. Продолжила пить арбидол и юнидокс – салютаб, но становилось все хуже. Все это время, с начала заболевания, выходила с дочкой на улицу и в магазин, но находилась в маске, старалась держаться от других родителей с детьми подальше, все еще будучи уверенной, что у меня ОРВИ. При этом, стала чувствовать себя очень униженно и неуверенно среди других родителей, которые работали и не потеряли свою должность, как я, кормили свои семьи. Признаюсь, даже тихо начала себя ненавидеть, за то, что не могу заработать нормальные деньги, найти удаленный заработок и встать на прежний финансовый уровень, за то, что все мои попытки найти работу, сдать тестовые задания, терпят фиаско. Общаться с другими людьми мне тогда совсем не хотелось, и из-за депрессии, и из-за плохого самочувствия, делала это через силу, так как наши дети дружили и играли вместе. Кстати, многие спрашивали, чувствовала ли я весь этот период запахи? Чувствовала, как собака, самым лучшим образом, и запахи, и вкусы. Правда, аппетит то исчезал, то появлялся волчий, но при моем постоянном стремлении похудеть, лучше действительно не переедать, и данная проблема отсутствия желания поесть беспокоила меньше всего.

8 мая, 2020-го года.

Откашливаться стало все труднее, дышать тоже, особенно остро данная проблема возникала ближе к ночи, в области грудной клетки словно была колючая сетка. Пила массу средств от сухого кашля, гербион, амбробене, много горячего, но откашливаться стало все труднее, и вечером восьмого мая, в пятницу, нехотя отправилась в нашу районную поликлинику на метро, в маске, в защитном стекле на лице и в перчатках. Карта «Тройка», несмотря на оформленный пропуск, почему-то не сработала, сердобольные сотрудники метро пропустили меня так, поверив на слово, дочка осталась с мужем. Кроме меня, еще одной пациентки и массы сотрудников, в поздний вечерний час там почти никого не было. Дежурный врач, юркая женщина лет 60-ти, без всякой защиты, в одной лишь маске, постоянно бегала туда – сюда, носилась по коридорам, пришлось ждать ее минут 30. Я попросила ее выписать мне более мощный антибиотик, что мол, юнидокс не помогает мне от ОРВИ, а еще, очень хотелось, чтобы меня послушал профессиональный врач, так как стала подозревать у себя пневмонию. Врач послушала, сказала, дыхание жесткое, измерила уровень кислорода в крови, а он, к счастью, составлял 99 процентов, записала все мои данные о том, что кашляю давно, лечусь сама, температуры не было, только озноб и усталость, трудность дыхания. Потом она заявила, что должна ознакомить меня с постановлением, взяв мой паспорт. Узнав, что людей с симптомами ОРВИ приравнивают к «ковидным» и также закрывают их на 14 суток, я расстроилась больше всего, чуть не плакала, проклиная свой визит в поликлинику, ужасно ругая себя за произошедшее. «Само бы прошло! Зачем я туда притащилась?! Теперь не смогу гулять с дочкой, ходить в магазин, дышать воздухом! Какой ужас! Как же жить дальше?!» — сокрушалась я. Врач выдала мне (!!!!), а за всю историю моего посещения поликлиник, случай, чтобы лекарства мне выдали бесплатно был в истории первый раз, две пачки антибиотика азитромицина и большую пачку арбидола. Знаю, азитромицин стоит в аптеке 350-400р, большой арбидол – под тысячу рублей, мне же дали их бесплатно, чтобы, очевидно, я не пошла за ними аптеку с возможным заражением. После чего, подписала постановление, что обязуюсь не покидать квартиру до 22-го мая, две недели, по этой бумаге мне позволялось только съездить на КТ, нельзя было даже вынести мусор. У меня взяли мазки из зева и ноздрей: «Если ковид подтвердится, вам позвонят из роспотребнадзора! Если не подтвердится, не позвонят.» — сказал врач. Шла домой, еле волоча ноги, очень огорчилась из-за введенных ограничений, прежде редко оставалась дома больше, чем на один день, не могу без свежего воздуха, который дает мне силы, ведь все еще думала, что у меня ОРВИ, была в этом полностью уверена из-за отсутствия температуры, которая должна быть при ковиде, как прочла в интернете, в 90-та процентах случаев.

9 мая 2020-го года.

Сижу дома, настроение на нуле, дышать тяжело, усталость, сухой кашель, излишняя потливость, просто необычайная, с утра названивали из каких-то структур по здравоохранению, но два раза не слышала звонков, а когда перезванивала, постоянно было занято. Не придав этим звонкам особого значения, очень ругала себя, что все-таки пошла в поликлинику, перекрыв свою свободу, а не лечилась дома самостоятельно, авось стало бы легче без запрета передвижений: «Ковидные то ладно, но я – за что?!» — продолжалось мое возмущение. С ребенком пока гулял муж, и он и ребенок находились в масках, ведь их пока «не закрыли».

11 мая 2020-го года.

После приема азитромицина стало чуть полегче, мокроты отходили с трудом, но по сравнению с приемом юнидокса чувствовался положительный эффект. Вместе с ним пила вобэнзим для иммунитета, пью его с 2007-го года и арбидол, по советам знатоков заливала в себя много различной горячей жидкости, без нее было невозможно откашляться. По утрам все равно мучал сухой изнуряющий кашель, очень сильно кашляла уже и ночью, причем при кашле начались неприятные боли в левом легком, горло першило постоянно, не покидала слабость. Утром звонили из Минздрава, спрашивали о самочувствии, решила, что они опрашивают и тех, кто слег с ОРВИ, не придав особого значения этому звонку, ведь никаких плохих новостей мне не сообщили. Очень радовалась, что мне так и не позвонили из Роспотребнадзора, значит нет у меня никакого ковида! Тревогу забила в 17-00 вечера, когда мне на телефон пришло смс, с требованием установить программу «социальный мониторинг» для отслеживания ковидных. Тут уж со мной случилась первая истерика из-за несправедливости происходящего, два часа пыталась дозвониться до разных социальных ведомств, чтобы спросить, зачем мне устанавливать эту программу, но дозвониться не удалось. Нервы были и так на пределе, больше не могла «держать удар», все еще считая происходящее какой-то ошибкой, но приложение все-таки скачала. В 20.30 позвонили из «Роспотребнадзора». – «Ага, наконец-то! Очень хорошо, что вы позвонили, хочу спросить, почему меня так достают звонками из разных ведомств, ведь у меня всего лишь ОРВИ?!!!» — завопила я в трубку. «Дело в том, что у вас подтвердился ковид…» — грустно сказал мужчина – «при более точном и пристальном анализе.» Я жутко испугалась – «И что же теперь делать? Ехать на КТ?» — спросила его с ужасом. – «Никуда не надо ехать, через 2-3 дня к вам придет врач. Ждите, соблюдайте самоизоляцию.» — ответил голос. После этой новости плакала два дня, почти не спала, было очень больно и страшно оставить дочку без мамы, обнимала ее, целовала, спала с ней в обнимку, мысленно прощаясь, звонила на многие горячие линии бесплатной психологической поддержки, чтобы как-то успокоиться, и мои краткие разговоры со специалистами помогали как-то держаться и не сойти с ума. – «Не хочу умирать!» — кричала я в трубку бесплатной психологической помощи. – «А почему вы должны умереть, это же ОРВИ!» — спокойно отвечал психолог ( а может быть психиатр. ) Эту ночь боялась задохнуться, спала приподнявшись на подушках, с открытым окном, кое-как заснув, а утром продолжив лечение. Огромный страх, невероятный шок и ужас, вот, что испытала, узнав диагноз. В Европу после осени 2019-го не летала, из Москвы не выезжала и никак не ожидала заразиться. Все остальные проблемы с работой резко отошли на второй план. «Жизнь изменилась…» — грустно вздохнул муж, предполагая наш совместный невеселый, длительный карантин….

Фото из интернета, для примера.

 

12 мая 2020-го года.

Лечусь, как и раньше, страх немного улегся, но звонить на горячие линии психологической поддержки продолжаю, это помогает не наложить на себя руки от отчаяния. Чтобы попасть на КТ, сама вызывала врачей из поликлиники. Замученная, уставшая молодая девушка –терапевт пришла вечером, совсем без «защиты», только в маске, маску надела и я. Она послушала меня, обозначив некоторое ослабление дыхательной функции, выдала еще азитромицин, записала на ближайшее КТ – в ночь с 14-го на 15-е мая, более близкой и удобной даты не было, а тянуть мне с этим совсем не хотелось. Все это время около нее орала моя дочка, чтобы ее тоже послушали, атмосфера в воздухе витала нервная, напряженная, тяжелая. Врач взяла постановление и с мужа, что ему также нельзя покидать квартиру в течение 14 дней с момента ее визита, как «контактного». Скажу честно, большую часть приема терапевт молча фотографировала наши документы, нас самих и что-то писала, говорила по мобильному по работе, общалась с нами совсем немного, неохотно, была крайне нелюбезна. Уверена, врач не должен быть таким холодным и равнодушным. Мазки у мужа также взяли, впоследствии, его ковид не подтвердился, и слава богу, супруг – астматик, но чувствует себя отлично, ни на что не жалуется. Очень рада, что он не инфицирован, так как если меня заберут в больницу, он останется с доченькой. Муж очень расстроен и подавлен, что не сможем выходить такое огромное количество дней, не сможем погулять с дочкой и сходить за продуктами, а самое главное, что он не сможет ходить на работу, зарабатывать деньги, и еще, мы никогда не были все вместе и так долго, с самого момента знакомства, никогда! Это — тоже определенное испытание для психики, находиться вместе так долго, в одной, не самой большой квартире, да еще по такому грустному поводу. Муж судорожно пишет всем знакомым, что «нас закрыли», а для меня теперь главное – выжить, ведь дышать по-прежнему непросто, остальные трудности – поиск работы, постоянные звонки в «Аэрофлот» по возврату денег, тотальный контроль властями «ковидных» и все эти предложения по работе, ничем хорошим не заканчивающиеся, теперь отошли на двадцать пятый план, главным стало банально выжить. На ночь растираю грудную клетку водкой, пью очень много чаев, ромашки, грудных сборов, отхаркивающих, имбирного напитка, компотов, утром — кофе.

Скорее бы на КТ…

 

13 мая 2020-го года.

Проснулась утром с сильной болью в правом легком, дышать было реально тяжело, именно сделать вздох, покалывало сердце, это был очень тяжелый день, снова пила массу всего горячего и отхаркивающего. Пришлось сообщить новость о подтверждении ковида родителям, до этого скрывала, а тут испугалась умереть, не попрощавшись. Конечно, они очень огорчились. Впервые ощутила сильную нехватку кислорода, поняла, что такое – тяжело дышать. Пришел наш детский врач в белом защитном китайском костюме, осмотрела дочку, уверила, она в порядке, мазки у дочуры взяли лишь на следующий день. Померяла уровень ее кислорода в крови, у Лизочки он составлял 98 процентов, а вот у меня ( сама напросилась ) — 94, почти гипоксия. Очень расстроилась, врач предположила, что у меня пневмония. После чего, я вызвала терапевтов из поликлиники, чтобы мне снова померяли уровень кислорода в крови, и для своего спокойствия. Родственники кричали, чтобы я вызывала скорую и ложилась в больницу, но я категорически не хотела оставлять дочку и держалась до последнего. Терапевты обещали быть до 23-00, но приехали спустя час после вызова, так как сказала оператору, что задыхаюсь. На мое удивление, прибора по измерению кислорода в крови у них не было. Они просто послушали меня, не нашли ничего страшного и оставили лекарство от малярии, которое велели принимать два раза в день, во время еды. Почти до сна сидела на балконе и плакала. Родители прислали дачное фото ежика, а на самой даче я не была 4 года, и именно сейчас, во время болезни, ужасно захотелось там побывать, хлебнуть целебной силы природы. Уверена, дачный воздух обязательно бы вылечил меня. Дала себе слово обязательно отправиться на дачу, когда поправлюсь. Перед сном выпила горячую ромашку, растерла грудную клетку спиртом, приняла противомалярийное средство, сразу две штуки, арбидол, вобэнзим, азитромицин и легла на две подушки, открыла окно. Открытое окно со свежим воздухом – моя кислородная подушка. Как советовал врач, полоскала на ночь рот морской водой – сода, соль и йод. Ночь прошла с кашлем, неспокойно.

14 мая. 2020г.

Спала плохо, но с утра дышу сама и легче, чем вчера. Видно, противомалярийное средство ( не помню названия ) в сочетании с азитромицином начали действовать. Легкие больше не болят. Сегодня ко мне вернулся насморк, пришло постоянное чихание, которого раньше у меня не наблюдалось, и стало першить горло, но все это ерунда, ведь впервые с 7-го мая стало гораздо легче дышать. Сегодня важнейшая для меня ночь, когда меня повезут на КТ на скорой. Ближайшее время в поликлинике было лишь 2.15 ночи, но прекрасно знаю, как опасно здесь промедление, поэтому, согласилась на это время. Закажу за 4 часа машину скорой помощи и поедем. По-прежнему выполняю массу домашних дел, это отвлекает от грустных мыслей, хотя из-за болезни очень быстро устаю. Дочка Лиза очень переживает, постоянно смотрит в окно, просится на улицу, чем меня безумно расстраивает, смотрит в окно, видит своих друзей, плачет, сердце разрывается. Скорее хочется выйти с ней и целый день не возвращаться домой, с раннего утра до позднего вечера.

15 мая 2020-го года.

Про мою «модную» болезнь узнали соседские родители с детьми, спрашивают по вотсапу, как я себя чувствую, что очень приятно, главное, чтобы они теперь не сторонились меня во дворе, но чувствуется их искреннее сочувствие. К счастью, пришли анализы дочки, у нее нет коронавируса, ураа!! Получается, из всей семьи болею только я. Оказывается, бывает и такое. Вчера, к своему ужасу, перепутала время КТ, так как оно было ночное, 14.05, 2.15 ночи и решила, нужно ехать в ночь с четверга на пятницу, а надо было в ночь со среды на четверг. Огорчилась до слез, произошедшее стало почти катастрофой. Перезаписаться удалось лишь рано утром, теперь КТ будет в ночь с субботы на воскресенье, в 3.15 ночи. Главное, не проспать и успеть заранее вызвать скорую. Почему время осталось лишь ночное? Потому что, по словам врача из моей поликлиники, «все остальное нормальное время забрала «скорая»». Кстати, сегодня чувствую себя получше, мокрота отходит, остался лишь кашель, сил чуть больше, чем раньше, дышать легче… Кажется, выздоравливаю, но счастье любит тишину, поэтому, таю лишь робкую надежду на это. На всякий случай, вызвала терапевта из поликлиники, чтобы доктор меня послушал и выдала еще азитромицин и арбидол, на вечер осталась последняя таблетка. Терапевт побывала у меня, самый лучший врач из всех, кто приходил ранее. Принесла много антибиотика, удвоив его дозу, то есть теперь я получаю в день 1000мг азитромицина, измерила кислород в крови, и если в среду он был 94, то сейчас – 99. Послушала меня, сказала, что небольшая вирусная пневмония у меня все-таки есть, но вряд ли меня госпитализируют, так как есть пациенты гораздо хуже меня, по своему состоянию. Домашним с отрицательными тестами на коронавирус из-за меня нельзя гулять, и кажется, они начинают меня тихо ненавидеть. Почему-то знакомые, узнав, что вируса нет ни у мужа, ни у ребенка, не верят, что он есть у меня, хотя таких проблем с дыханием, как сейчас, я никогда не имела. Например сегодня пропылесосила в квартире, после чего уже два часа задыхаюсь. С нетерпением жду КТ. Аппетита нет, заставляю себя есть, скоро пойдем с дочкой сидеть на балконе, наши маленькие вечерние радости. Сегодня также продолжаю пить много горячего. Кстати, спросила врача о необходимости пить антибиотик, называющийся, кажется — левофлоксацин. Она ответила, что это — «наш резерв», и если мне не поможет азитромицин, мне дадут его, что он – очень сильный, и пить его, значит палить из пушки по воробьям.

Продолжение следует…

https://zen.yandex.ru/media/id/5ebe81b1ed526f6abcb9648e/istoriia-bolezni-jivoi-onlain-dnevnik-bolnogo-koronavirusom-5ebe81ccf7249d56194d81b3

 

Bild von Myriam Zilles auf Pixabay

Яна Любарская (Москва)

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Яна Любарская

Читайте также

Очень странная эпидемия. Часть 2

Цифры обманчивы, я убедился в этом на собственном опыте; по этому поводу справедливо высказался Дизраэли: «Существует три вида лжи: ложь, наглая …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика