Старт // Новые статьи // Культура // История // Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир

Швейцарский историк Франсуа Визард считал, что рассмотрение Холокоста часто ограничивается противопоставлением палачей и жертв. Однако, по его мнению, существовала третья группа лиц, чья деятельность имела важное значение, к ней относятся те, кто выручал преследуемых и помогал им.

При этом, они составляли небольшую долю от равнодушного к трагедии большинства. Серьезное число праведников признали по обращениям самих спасенных, меньшинство — по заявкам спасителей, историков или иных граждан, но и по сегодняшний день, данные о спасителях и спасённых ещё весьма неполны. В честь каждого признанного Праведником проводится праздничная церемония награждения, на которой ему или его наследникам вручается почётный сертификат и именная медаль, где на двух языках — на иврите и на одном из европейских языков выгравирована надпись: «В благодарность от еврейского народа. Кто спасает одну жизнь, спасает весь мир».

Софку Скипвит, гражданку Великобритании и бельгийскую учительницу-католичку Жанну Даман, не знакомых друг с другом, объединили кровопролитная война и истинное неравнодушие к боли еврейского народа, подвергнутого жестоким преследованиям и последующему, почти полному уничтожению. Две мужественные женщины и поддерживающие их ценнейший труд единомышленники, сделали все от них зависящее, чтобы спасти несчастных, часто обреченных на верную гибель, еврейских детей и взрослых.

Софка Скипвит, дочь князя Петра Александровича Долгорукова из Санкт-Петербурга, родилась в 1907-м году. Ее дед, князь Долгоруков, был великим маршалом при императорском дворе и потомком одного из основателей города Москвы.

Будучи русской эмигранткой, женщина проживала с мужем — Львом Зиновьевым, который также принадлежал к выдающейся российской семье, почитаемой как в Англии, так и во Франции. Пара растила двух сыновей – Петра и Йена. В 1937-м году Софка развелась и вскоре вышла замуж за Грея Скипвита, англичанина, позже погибшего во время той самой страшной войны в 1942-м году, будучи на службе в королевских ВВС. До этого, в 1939-м году, у них родился сын Патрик.

Когда французская армия потерпела сокрушительное поражение от вермахта в июне 1940-го года, Софка находилась в Париже и была арестована немцами, вместе с другими гражданами Великобритании, считавшимися теперь «вражескими иностранцами». Поначалу всех их заключили в казарму «Безансон» — гражданский лагерь для интернированных лиц. А в мае 1941-го года, граждан Великобритании в количестве четырехсот человек, доставили в нацистский лагерь для интернированных — «Виттель». Софку освободили лишь в июле 1944-го года, при обмене пленными между Великобританией и Германией.

В середине 1943-го года, пока Софка еще находилась в заключении, в лагерь прибыли 280 польских еврея, имевших латиноамериканские паспорта. Многие из этих документов считались поддельными, будучи выданными правительствами стран Южной Америки, а также в консульствах Швейцарии, при этом, даже власти стран Латинской Америки официально не признавали их. Немцы не считались с этими «паспортами» и вскоре, депортировали обладателей подобных подделок в лагеря смерти, наравне с остальными евреями.

Софка была глубоко потрясена жуткими, трагическими историями, услышанными от еврейских узников, решив во что бы то ни стало им помогать. Позже, в своей книге «Софка, автобиография принцессы», она напишет: «Польские евреи выглядели будто вышедшими из сна, казались унылыми, мало говорили, никогда не улыбались, медленно бродили по лагерю и будто переживали за какую-то свою ошибку.»
Софка Скипвит, совместно с некой Мадлен Вайт (позже — Штейнберг) и еще с одной из задержанных британских гражданок, стараясь помочь своим печальным соседям по «Виттелю», регулярно контактировали с французским Сопротивлением, добывали фальшивые документы, которые Софка раздавала евреям. 3-го апреля 1943-го года, ей удалось спрятать в тюбике зубной пасты список имен евреев этого лагеря, имевших южноамериканские паспорта. Эту записку она тайно передала французским партизанам, для дальнейшей переправки ее западным дипломатам в Лиссабоне, чтобы те хоть как-то помогли обреченным на гибель людям. К тому самому списку из тюбика зубной пасты прилагалось описание трагической судьбы многих задержанных. Когда в январе 1944-го года, немцы начали проверку достоверности латиноамериканских паспортов у еврейских заключенных в «Виттеле», то обнаружили, что эти паспорта недействительны. Вскоре, над еврейскими владельцами таких документов нависла серьезная опасность отправки в лагеря смерти, и когда для них доставили настоящие, неподдельные удостоверения, оказалось слишком поздно. Начиная с конца апреля и по август 1944-го года всех, кроме 60 оставшихся в транзитном лагере евреев, двумя большими группами выслали через «Дранси» — транзитный лагерь, в логово смерти — Освенцим-Биркенау.

Софка мало, что могла сделать для помощи евреям, глубоко переживая смерть своих новых друзей, которых затем, как она писала в своей биографии, обнаружили в виде «мертвых скелетов». Конечно, английским подданным, каковой являлась наша героиня, гибель в фашистских лагерях не угрожала. После первой депортации польских евреев из «Виттеля» Софка и Мадлен использовали свои контакты с силами Сопротивления, чтобы вывезти на свободу некоторое количество еврейских детей. К примеру, им удалось спасти жизнь одного еврейского младенца, мать которого после больницы подвергли депортации, но жизнь еврейского малыша, благодаря дамам из Великобритании, все-таки удалось сохранить. Опасаясь, что немецкие власти уничтожат ребенка, Софка и Мадлен вывезли его в безопасное место, рискуя своей жизнью.
14 июня 1998-го года, в Израиле, Софку Скипвит (урожденную Долгорукову), признали в Яд ва-Шеме Праведницей народов мира.

Следующая наша история об очень смелой и отважной жительнице Бельгии. Живущая там Жанна Даман работала учительницей в школе в Брюсселе. В начале сороковых годов прошлого века, когда за окном стояло достаточно тревожное время, еврейская община занималась созданием собственных детских садов и школ, поскольку еврейским детям больше не разрешалось посещать дошкольные и школьные учебные заведения вместе с бельгийцами.

Фела Перельман, игравшая в организации по спасению еврейских детей главенствующую роль, весьма нуждалась в обученных, квалифицированных силах из бельгийцев, чтобы всем вместе помогать еврейским мальчикам и девочкам, оставшимся за бортом государственной образовательной системы. По рекомендации Управления образования Брюсселя, она попросила Даман присоединиться к учебному корпусу ее детского сада «Нос – Петиц», который посещало примерно 325 еврейских детей. Вскоре, отважная бельгийка начала самостоятельно участвовать в операциях по спасению этих еврейских детей. Скромная католичка, ранее вообще никогда не сталкивавшаяся с «еврейским вопросом», но выросшая с ярко выраженным чувством права и справедливости, приняла приглашение Перельман. Она воочию наблюдала, что еврейское общество становится все более изолированным, из-за жесткой нацистской дискриминации и безумно переживала происходящее. Став заведующей еврейским детским садом, Жанна с болью в душе созерцала массовое, жестокое задержание евреев. Каждый новый школьный день детей на занятиях не хватало и оказалось, что такие еврейские семьи постоянно высылались немцами в лагеря смерти. Часть еврейских ребят мгновенно превращалась в сирот, так как родителей забирали нацисты, пока их чадо находилось на школьных занятиях. Матери, предвидевшие худшее, просили у Даман поддержки уже не для себя, а для своих детей. Вскоре стало ясно, что еврейские учебные заведения следует закрыть, ради спасения самих юных учеников, и их еврейских подопечных решено было поселить в семьях бельгийцев, для чего спасителями еврейских детей был установлен контакт с влиятельными лицами Бельгии. Благодаря этому плодотворному сотрудничеству, Даман хотя бы на какое-то время смогла обеспечить безопасность ребят.

После закрытия детского сада и школы, Фела Перельман предложила бельгийке Жанне Даман продолжить свою деятельность. Теперь все должно было происходить в еще более секретной обстановке и полностью на нелегальном положении, тем более, что все больше мальчишек и девчонок внезапно лишались мам и пап, поэтому спасителям евреев приходилось прятать их у себя. Зачастую, Даман лично сопровождала их в новые семьи, оставаясь с ребятами в постоянном контакте. Иногда смелой католичке приходилось проезжать всю Бельгию, чтобы посетить господина Рауша, в Хильене, на юге провинции Намур, на французской границе, который принял у себя 50 еврейских детей. Степень секретности деятельности всей этой группы постоянно усиливалась, теперь, маскироваться приходилось все тщательнее, ведь нацисты не спали и вели круглосуточную охоту на детей Сиона. Из-за постоянных арестов, Сопротивлению требовались все новые укрытия.

Перельман и Даман заботились не только о ребятах, но и о взрослых, которые нуждались в их помощи, они создали специальную сеть из еврейских женщин, трудившихся на дому у бельгийских семей, снабжая таких «сотрудниц» питанием через продуктовые карточки и поддельными удостоверениями личности. Иногда, задуманные схемы не срабатывали, и спасителям приходилось резко менять планы. Также, Даман изо всех сил старалась передать еврейским мамам, отдавших своих детей в бельгийские семьи, ради их же спасения, какую-то информацию об их отпрысках, не называя конкретных адресов.

Фела Перельман действовала под псевдонимом «Дюмон» и познакомила Жанну Даман с Альбертом Домбом из еврейского подполья, он попросил бельгийку помочь в слежке за евреями – предателями из еврейской полиции, действовавшими против своего же народа. Мужчина объяснил, что наблюдение за ними требуется для дальнейшей ликвидации этих полицаев. Жанна согласилась помочь, ради этого устроившись социальным работником благотворительной организации, созданной немцами, вошла в доверие к фашистам. Ее нужные, свежие связи с влиятельными людьми и специальная униформа, которую ей при этом выдали, открывали этой героической женщине новые двери и уникальные возможности, ведущие к спасению евреев. К концу войны, бывшая брюссельская учительница также участвовала в бельгийском движении Сопротивления, перевозила на велосипеде оружие, была разведчицей, активно помогая подполью.
В мирное время, Жанна Даман стала действовать в «обратном» направлении, помогая вернуть еврейских сирот своим семьям, если такие сохранились, или устраивала их в детские дома. В 1946-м году, находясь в США, она собирала деньги для Израиля.

12 октября 1980 года, под эгидой бельгийского короля, Жанна Даман получила медаль Бельгийского еврейского комитета, а 2-го февраля, 1971 года, стала в Израиле Праведницей народов мира.

Автор благодарит за подробные консультации по материалу германского журналиста,
поэта Виталия Шнайдера. 

https://stmegi.com/posts/75227/kto-spasaet-odnu-zhizn-spasaet-ves-mir/?lang=ru&fbclid=IwAR2jVg4zmMSAM8qAlpe3ZKENlT5-RbrUV0CfJv4f8nAwlockBsBQbfAsAHg

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Яна Любарская

Читайте также

К столетию героя. Абба Ковнер: «Сопротивление до последнего вздоха!»

                              …

One comment

  1. Уважаемая Яна, Вы много пишете статей о трагедии евреев 20 века. Недавно журнал «Дружба народов» опубликовал главы моего романа » Баржа смерти» ( № 12. 2018г). Живя в Ганновере, я иногда выступаю -тема «Роман «Баржа смерти» как краткий фрагмент Всемирной истории еврейского народа». Если Вас заинтересовал мой комментарий, можете прочитать роман в интернете. Он широко рекламируется, задайте в интернете: Михаил Аранов Баржа смерти.
    Или могу выслать Вам текст по интернету. На сколько я понял, Вы живёте в Москве. А я в прошлом житель Ленинграда- Петербурга.
    Михаил

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика