Старт // Новые статьи // Стиль жизни // Путешествия // Мозамбик, частица Мозамбика
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Мозамбик, частица Мозамбика

Остров Мозамбик заслуживает, конечно, дней и недель пристального внимания, а вовсе не часов. Но получилось так, что у нашей машины испортились аккумуляторы и необходимо было засветло успеть в Нампулу – ехать вечером без огней в этих местах небезопасно. Поэтому за те немногие часы, что мы провели на острове, нужно было узнать максимум интересного при минимуме затрат времени.

С чего же все началось? Для португальцев в XV веке – с Васко да Гамы. Для нас – с длинной пыльной дороги…

На среднемасштабной карте страны остров Мозамбик представляется совсем рядом с районом Альто-Лигонья, где мы работали, – всего 150 километров до Нампулы. За первые полтора часа езды из нашего геологического лагеря руки, ноги и шея деревенеют от постоянных усилий сохранить тело в неподвижности. Скачущая за окном картина – типичная парковая саванна, разбавленная отдельными скальными образованиями – инзельбергами.

В Нампулу въезжаем ранним африканским утром. На небе ни облачка, но жары пока нет. Столица провинции встречает нас аллеями оранжевых акаций и розовыми олеандрами. Проходим город насквозь, иначе не успеть на остров к обеду. От Нампулы до океана дорога прекрасная, после 150-километровой грунтовки асфальт с выбоинами кажется зеркалом. Исчезают горы и холмы, тянутся поля сизаля, появляются пальмы и баобабы. Гигантские деревья стоят по краям дороги серые и голые, будто из камня, –зелень на них появится позже, в Мозамбике – зима.

И наконец, последняя развилка. Налево – дорога в порт Накала, направо – на остров. Гигантская трехкилометровая стрела из бетона и железа соединяет материк с островом. Еще несколько минут – и наш «лендровер» ныряет в лабиринт узких улочек. Мы на острове.

На острове все как в прошлые века

Заглянем теперь в век пятнадцатый…

«Люди на этом острове красны кожей и хорошо сложены. Одежда их сшита из тонкого льна и хлопка и украшена золотом. Они – купцы и торгуют с маврами…» И дальше: «Четыре судна имелось здесь на погрузке, и нагружали их серебром, золотом, тканями, перцем, имбирем, жемчугом и прочими богатствами». Это строчки из судового дневника экспедиции Васко да Гамы. В первых числах марта 1498 года после многомесячного плавания эскадра пришла на остров Мозамбик. Первое, что узнали португальцы, были данные о золотой торговле на побережье. «Эти сведения, а также многое другое так нас порадовали, — записал в дневнике один из участников экспедиции, – что мы закричали от счастья и возблагодарили всевышнего за то, что после долгих мытарств он дал нам наконец искомое…» Сам да Гама проявил меньше эмоций. Узнав о многочисленных торговых операциях золотом и камнями, он уже прикидывал, как лучше закрепиться на острове, и недоумевал, почему здесь так много арабов.

Тогда, в 1498-м, ему неоткуда было узнать всей предыстории этого района Африки. Не знаем ее досконально сегодня и мы. По фрагментам уцелевших хроник, свидетельствам ранних путешественников-арабов и португальцев ученые только начинают восстанавливать отдельные вехи богатой событиями истории этой части восточноафриканского побережья.

…Да Гамма пригласил на борт местного правителя, и тот был очень польщен приемом и подарками. Португальское знакомство с островом состоялось.

Через два года остров посетил направлявшийся в Индию флот Алвариша Кабрала. Взяв воды и лоцманов, Кабрал ушел дальше, в Килву. На обратном пути мореходы вновь зашли на Мозамбик – стоянка на острове становилась необходимостью.

Эти пушки умеют стрелять

Проходили десятилетия. Как грибы росли форты на побережье и по берегам крупнейших рек Юго-Восточной Африки – Замбези и Сави. Застраивался и остров. Сменялись коменданты, оставляя творения рук своих подчиненных: крепости, тюрьмы, склады…

После сытного обеда в таверне «Сухой док» – крупного лангуста с рисом, устриц под острым соусом карри и португальского «тинто» – захотелось посидеть на берегу, посмотреть на океан, подышать живительным морским воздухом. Мы вышли на набережную. Весь берег справа занимала величественная крепость.

…Крепость Сан-Себастьян на острове Мозамбик – крупнейшее из всех укреплений португальцев в Юго-Восточной Африке. Этот форт, охранявший пролив между островом и материком, построен из массивных гранитных блоков и вооружен превосходными, дальнобойными по тем временам пушками, простреливавшими пролив. Эту крепость видел русский путешественник начала нашего века Сергей Аверинцев, она поразила его размерами и мрачностью.

Ее не раз испытали на прочность и голландцы, и арабы, и французы. Крепость отбила все атаки. Сейчас под ее стенами мозамбикские мальчишки ловят крабов, а чуть дальше в море белеют паруса рыбачьих суденышек. От этого промысла зависит благосостояние всего населения острова. Запах рыбы преследует нас повсюду. Остров пропах морем, чешуей, раковинами. Лучшее время лова – шесть месяцев лета. У жителей три основных типа лодок. Алмадиаш, выдолбленные из цельного ствола дерева, могут достигать значительных размеров. Лодки эти узкие, и для устойчивости рыбаки ставят на них балансир. Кашкиньяш сшиты из шкур животных («кашка» в переводе с португальского означает «кожура», «шкурка») или из коры дерева. Кахото наиболее современны, сделаны из досок или другого удобного материала.

Что берут с собой в море? Только пресную воду. Несмотря на то, что ловля продолжается шесть-восемь часов, люди не запасаются едой – лишний груз на борту ни к чему.

Нам посчастливилось: в той части пляжа, где мы смывали накопившуюся за день усталость, расположилось семейство – мать и трое детей. Расставив на берегу корзины с мокрыми водорослями внутри, они поджидали отца. Тот охотился под водой на осьминога. Скоро появился рыбак с длинной острогой. В левой руке он держал за щупальца некрупного осьминога. Как он его поймал? Когда рыбак увидел головоногого в расселине, то всплыл, глотнул воздуха и снова ушел под воду. Потом прицелился и воткнул гарпун в тело животного. И тут же снова всплыл. Будь рядом напарник, он помог бы вытащить животное из расселины, но рыбак был один, осьминог яростно сопротивлялся, меняя окраску, пытался обвить противника щупальцами. Но поединок закончился победой рыбака – добыча в корзине. Сейчас ее понесут на рынок.

Редкий снимок, когда сражаются крокодил и акула

После полудня цвет океана немного меняется. Он перестает искриться и становится синим. Такого цвета мы не видели пока нигде – ни на юге, в бухте Мапуту, ни севернее, в Накале. Может, здесь особое, волшебное море? В каком-то смысле да. Ведь воды острова – настоящий музей археологии…

В португальских архивах сохранился интереснейший документ – Кодекс Лузуарти ди Абреу, в котором отмечены все перемещения флотов в XVI – XVIII веках в водах Мозамбика. Кодекс иллюстрирован. На рисунках изображены острова Мозамбик, Сантьяго, Сан-Жоржи, Терра-Фирме и указана эскадра из 16 кораблей. Эскадра затонула. Причины неясны. Зато известно место – где-то около крепости Носса Сеньора. Еще одно упоминание о крушении – в работе Антониу Дурау 1633 года: в 1607 году голландские суда подожгли и потопили два галеона, шедшие из Индии с ценными товарами. Произошло это около крепости Сан-Себастьяна. Еще через четыре года комендант крепости приказал сжечь два корабля, чтобы не достались врагу. Вполне естественно, сами голландцы не имели в XVII веке достаточных технических средств, чтобы поднять суда с богатствами…

Такое случается на африканских реках

Десятки случайных любителей-рыболовов, подводников и моряков заставили ученых серьезно отнестись к подводным исследованиям. Комиссия по памятникам и историческим реликвиям начала работу несколько лет назад и продолжает ее по сей день. Здесь, на острове, ученые с успехом применили сравнительно новый метод поисков – интерпретацию аэрофотографий. Впервые ее использовали археологи при поисках руин торгового порта в Карфагене. Тогда. в 1947 году, порт нашли, а ныряльщики прояснили картину окончательно. Так же решили сделать и на острове Мозамбик. Выбрали места вероятных крушений – в проливе у стен крепости и возле маленького островка с фортом Сан-Лоренсу. И сразу же обнаружили несколько затонувших судов. Но велики были трудности их идентификации. Во-первых, можно было определить только крупные объекты, во-вторых, течения сильно повредили затонувшие корабли, смыв с них все, что можно, и, в-третьих, суда и лодки заросли кораллами и подводными растениями, полностью слившись с фоновой окраской.

В водах острова пока что скрывается много затонувших богатств. Вполне вероятно, что там лежит значительная часть того золота, которое арабы и португальцы не смогли вывезти из страны из-за штормов и аварий, и оно до поры покоится в трюмах под охраной лангустов, крабов и осьминогов…

Наше время истекло. Близился вечер. Сделав прощальный круг по набережным, мы въехали на мост. И бросили последний взгляд назад. Мы знали: таким, как мы его видели, он навсегда останется в памяти – белой полоской низких строений на берегу, кучкой перевернутых лодок на зеленом от водорослей песке, серым пятном форта на островке Сан-Лоренсу… Остров – тезка и неотъемлемая часть большой красивой страны, связанный с ней прочным мостом…

Николай Непомнящий (Москва)
Фото автора

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Николай Непомнящий

Читайте также

Bodensee – озеро на Рейне

И это вовсе не «продающий» заголовок. Вот цитата из Википедии: «Боденское озеро – озеро, находящееся …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика