Старт // Новые статьи // Культура // Литература // «Зазеркалье» в СССР. Интервью с Энн Эпплбаум.*
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

«Зазеркалье» в СССР. Интервью с Энн Эпплбаум.*

На днях Энн Эпплбаум вручили Cundill Prize — самую престижную в мире премию за историческую книгу. Награду американская журналистка и публицист получила за «Железный занавес», в котором отвечает на вопрос, каким образом Советский Союз сумел ввести коммунистическую диктатуру в существенно отличающихся от себя странах, используя одни и те же методы. Напомним, что за предыдущую книгу «История ГУЛАГа» в 2004 году Энн получила Пулитцеровскую премию. В интервью журналу Inter-Focus.de Энн Эпплбаум рассказала о своем путешествие в «зазеркалье» и причинах увлечения историей коммунизма.**

 

 

— Энн, вы помните свое первое путешествие в Советский союз?

 

— Все началось в 1984 году. Тогда я еще была студенткой и провела в Ленинграде месяц, изучая русский язык. Для меня путешествие в Советский Союз, еще до появления понятия «гластность» было чем-то вроде перехода в зазеркалье. Там все было наоборот. Даже цвета исчезли, сменившись в черный и белый.

На этот раз вы описываете историю подчинения Восточной Германии, Польши и Венгрии в 1944-1956 годах. Что вызвало интерес именно к этому периоду времени и этим странам?

 

— Окончив курс в Ленинграде, я покинула Советский Союз. Тогда вместе с друзьями мы сели в поезд и отправились через Украину в Венгрию. То, что я там увидела, меня очень удивило. Эта страна выглядела совершенно иначе. На полях цвели подсолнухи. И что особенно удивило, на вокзале в Будапеште можно было купить маковый пирог. Люди на улицах и в магазинах не боялись разговаривать с иностранными студентами. Я была под большим впечатлением. В то время все мы думали, что «Сибирь начинается в Чекпойнт Чарли». Но это было не совсем верно. Венгрия, хотя еще в те годы коммунистическая страна, очень и очень отличалась от СССР.

 

— С этого эпизода ваши приключения в Европе только начинаются?

— Да, несколько лет спустя я обратилась с просьбой к главному редактору журнала The Economist, чтобы меня отправили в Польшу в качестве корреспондента-фрилансера. В 1988 году я прибыла в Варшаву. Как раз тогда начинала сыпаться социалистическая система. В последующие годы я смогла собственными глазами увидеть крах коммунизма в Польше и падение Берлинской стены. В то же время мне приходилось много путешествовать по Прибалтике, Беларуси и Украине. Казалось, что люди в этих странах хорошо понимали, почему коммунистический режим должен рухнуть. Жизнь в «системе» дальше не имела никакого смысла и была для них полным абсурдом.

Два десятилетия спустя я начала задавать себе вопрос: если коммунистический режим был настолько абсурдным, как вообще могло дойти до того, что он появился? Как угрюмая система, которую я видела в 80-х годах в России, распространилась в самом сердце Центральной Европы? Этот ход мыслей и привел меня к исследованиям, которые, в свою очередь, привели к этой книге.

portrait smiling

Энн Эпплбаум.

 

— Энн, расскажите, пожалуйста, о специфике работы над исторической книгой.

— Процесс написания книги включает в себя два очень разных вида работы. Первый, и который я люблю больше всего — исследование. На мой взгляд, это занятие сильно не отличается от журналистики или даже детективной деятельности. Надо скрупулезно идти по тропам исследуемой структуры, человека или идеи. Я очень люблю работать в архивах. Никогда не знаешь, что сегодня найдешь: важные цитаты или забавный анекдот, похороненный в файлах отдела культуры ЦК Восточной Германии. Для «Железного занавеса» я также провела около ста интервью. Разговор со свидетелями истории дает полную картину того, как на самом деле выглядела тогда жизнь. Даже если эти люди были очень молоды в тот момент.

— Как выглядит вторая часть работы над книгой?

— Вторая часть самая сложная. Процесс написания, селекции информации и структурирования книги это очень трудоемкий процесс. Какая из глав должна быть первой? Что лучше привести в качестве примера? Которая из цитат должна быть использована? Это занимает много времени. Тем более, что над «Железным занавесом» я обычно работала рано утром. А вторую половину дня использовала для других вещей: журналистики и исследований, которые я выполнила для лондонских организаций «think-tank» за последние несколько лет. Я очень люблю проводить время с моими детьми, которые уже в подростковом возрасте. Тем более, что они также, как мне кажется, интересуются историей… К сожалению, я не в состоянии писать по 8 часов в день.

— Из вашей книги следует, что с помощью тайной полиции и пропаганды советскому режиму быстро удалось покорить три абсолютно разные страны. Значит ли это, что сталинские методы были универсальными?

— Многие диктаторы двадцатого века удерживали власть, используя методы, описанные в этой книге. К примеру, Саддам Хусейн в Ираке и Муаммар Каддафи в Ливии сознательно приспособили некоторые элементы советской системы. В том числе тайную полицию, которую «адаптировали» при непосредственной помощи СССР и Восточной Германии. Но многим другим не потребовалась «официальная» помощь, чтобы скопировать советские методы по удержанию контроля в сфере экономики и права, в обществе, культуре и политических оппозициях. По сути, до 1989 года режим, который СССР ввел в Центральной Европе, был прекрасным примером для всех потенциальных диктаторов в Азии, Африке и арабских странах.

— Да, это страшное оружие… Какие выводы стоит извлечь?

— Я бы сказала, что понимание размера ущерба и вреда, которые принесли тоталитарные режимы, является абсолютно необходимым. Особенно сейчас, когда такие «системы» терпят крах. Так же очень важно понимать, какую роль в 2011 году сыграла Арабская весна. Надо отдавать себе отчет в том, что чтобы наверстать упущенное, будь то в Польше или в Египте, одной только «демократии» не достаточно. Посттоталитарные общества должны создать или воссоздать независимые СМИ, частное предпринимательство и правовую систему, уже не говоря об образовательной системе, свободной от пропаганды. Надо найти способ говорить об обществе и экономике без употребления партийного жаргона. Чем лучше мы понимаем природу тоталитарных обществ, тем больше мы сможем помочь людям, которые пытаются ее изменить.

Фотографии из личного архива Энн Эпплбаум.

——————————————————————————————————————

*Энн Эпплбаум родилась в 1964 г. в Вашингтоне. Окончила факультет французской литературы и российской истории в Йельском университете. Докторскую диссертацию защитила в Оксфорде. Во время ее написания студентке стало скучно и она решила отправиться в Восточную Европу. Перед отъездом Энн хотела проведать родителей в США. Но за день до отлета сменила билет и тем самым спасла себе жизнь. Оказалось, что в самолет, которым она изначально должна была лететь, ливийские террористы подложили бомбу. Ее родители несколько дней были уверенны, что их дочь погибла.

В 1997 г. Энн собрала у знакомых в Лондоне несколько сот долларов для деятелей антикоммунистической польской Солидарности и приехала в Варшаву. Журналистка быстро выучила польский язык. Зарабатываемых тогда денег едва ли хватало на съем однокомнатной квартиры, тем не менее, проводила там что-то вроде политического салона. Тогда же познакомилась с будущим мужем — Радославом Сикорским, ныне министром иностранных дел Польши, с которым имеет двух сыновей. Как гласит история, вместе поехали смотреть, как рушится Берлинская стена, а вернулись в Польшу, будучи уже супружеской парой.

Позже Энн работала заместителем главного редактора еженедельника „The Spectator” в Лондоне. В 2002-2006 гг. была членом редколлегии „The Washington Post”. Недавно получила польское гражданство. Живет и работает в трех странах — Польше, США и Англии. Автор четырех нашумевших книг. За книгу «Между Востоком и Западом» получила в 1996 г. премию им. Адольфа Бентинка, а за «ГУЛАГ: история» в 2004 г. премию им. Пулитцера. Так же совместно с приятельницей выпустила кулинарную книгу «Рецепты из моего сада». В настоящее время работает над новой исторической книгой, посвященной Голодомору в Украине.

 

**Авторский стиль практически сохранен.

Татьяна Колесничнко, спецкор в Варшаве.

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Татьяна Колесничнко

Читайте также

Время.

Наша юбилейная встреча выпускников закончилась теми же словами, что и начиналась: — А помнишь, помнишь, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика