Старт // Новые статьи // Культура // Литература // Русская поэзия в Еврейском центре Франкфурта-на-Майне
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Русская поэзия в Еврейском центре Франкфурта-на-Майне

Творческий вечер поэта Юрия Берга состоялся в еврейском культурном центре Франкфурта-на-Майне. Как отметила руководитель центра Яна Островская, здесь стремятся максимально насытить общественную жизнь подобными событиями, приглашая на встречи поэтов, музыкантов, литературоведов, мастеров прикладного искусства. Названия клубов, работающих здесь: «Стихи-я», «Цимес», «В кругу друзей», «Особое мнение» — говорят сами за себя. Вот и встреча с Юрием Бергом позволила всем пришедшим не только пообщаться, но и словно побывать в творческой мастерской автора, послушать стихи в его исполнении, поговорить о поэзии, о том, как рождаются строки, которые, соединяясь вместе, создают неповторимый эффект поэтического слова и песенной фантазии. Юрий Берг был искренен и общителен, отвечая на вопросы и рассказывая истории возникновения своих произведений.

Поэт и журналист Юрий Берг.

Из досье:

     Юрий Берг – писатель, журналист. Автор нескольких книг стихотворений и прозы. Лауреат международных конкурсов «Литературная Вена», «Перекрёсток», «Золотое Перо Руси», лауреат премии им. А.И.Куприна «Гранатовый браслет», обладатель звания «Золотое Перо Руси». Родился в 1948 году, большую часть жизни прожил в Луганске и Киеве. С 2002 года живет в Германии.

«…И прощальным кивком уходящего лета полыхает кленовых лесов киноварь»

 

Афиша творческого вечера журналиста и поэта  Юрия Берга во Франкфурте-на-Майне.

Творческий вечер поэта обычно лишен развлекающей компоненты, которая включает в себя песни, танцы или анекдоты. Ничего этого не было и в выступлении Юрия Берга, хотя предполагалось звучание песен на его стихи, но, к сожалению, исполнитель песен приболел как раз накануне концерта. Тем не менее, полтора часа пролетели незаметно, поскольку были наполнены не только стихами (авторское воспроизведение их всегда особенно интересно), но и общением, краткими, но ёмкими рассказами о малой родине и событиях прошлого, а также искренними рассуждениями о настоящем и будущем. В начале вечера Юрий Берг сказал, что постарается, чтобы выступление было максимально лиричным, лишенным политического контекста, который и так определяет житейскую прозу. Но, видимо, в наше время отделить прозу от поэзии не реально. И хоть впрямую речь о политике не шла, тень её витала и над стихами, и над воспоминаниями о прошедшей жизни, в которой был Донбасс и Киев, Беларусь и Казахстан. Но, наверное, самым пронзительным в тот вечер было стихотворение «Желтые таблички», в котором говорится о проекте немецкого художника Гюнтера Демнига «STOLPERSTEINE» («КАМНИ ПРЕТКНОВЕНИЯ»). Латунные таблички, вмонтированные в мостовую, должны напоминать людям о судьбах жертв нацизма, о тех, кто был убит, выслан или вынужден пойти на самоубийство. Большая часть «камней» установлена в память еврейских жертв нацизма. Они встроены в мостовые или тротуары перед бывшими домами жертв нацизма. На латунной пластине выгравировано имя, год рождения, год и место смерти человека. Спокойно слушать эти строки просто невозможно:

…Только одно заставляет смутиться: смотрят из прошлого скорбные лица –
видите, шепчут разбитые губы: «Помните нас? Это мы, ваши Jude
»! …Марты и Генрихи, Эммы и Ривы, разве была к вам судьба справедлива?
Кто мог подумать последним тем летом, что ваши жизни закончатся в гетто…

Из лета страшной военной поры стихи переносили в нынешнюю осень, в которой, как во все времена, поэты могут видеть больше и пристальнее всех, и Юрий Берг не исключение. Его взгляд, наблюдательный, поэтичный и ироничный, вскрывает глянцевую поверхность бытия и проникает в суть вещей и явлений, приглашая за собой читателей и слушателей:

     Что же это такое творится на свете – заправляют делами шафран и янтарь,
и прощальным кивком уходящего лета полыхает кленовых лесов киноварь.
А над сонной землёй, в тёмно-синим покое, тает медленный звон потревоженных струн,
и с уснувших полей тянет мёдом и хвоей, и дрожат в колеях отражения лун.

И, конечно, звучали строки о любви, которой овеяны стихи и песни, воспоминания и мечты, невзирая на место проживание, время года и жизни. Это были стихи глубоко лиричные и шутливые, грустные и озорные:

У нечаянной любви тяжкие последствия — осуждён навеки я без суда и следствия.
Разлюбезная моя, сарафан в горошину, я к тебе приговорён, милая, хорошая!

На мой взгляд, очень трогательно воспринимались стихотворения о юности, прошедшей в далёком, но остающемся родным Луганске. Именно там закладывались основы будущей судьбы поэта и журналиста, историка и публициста, чьи очерки и воспоминания, представленные в социальных сетях и на литературных порталах, привлекают внимание значительной читательской аудитории. Вот одно из стихотворений, названное «Неизвестному бетонному горнисту в парке над Луганью»:

       Загребая ногами листву, я бреду – наплевавший на всё второгодник. В парке нашем пустом надышаться свободой – не хватит на это и дня! И туманный ноябрь, не стесняясь ничуть, словно опытный сводник, Обещанием первой любви вглубь прозрачных аллей завлекает меня.  Мнится мне, что из старых витрин, что когда-то газетными были, Типографская чернь каплет наземь из старых советских статей, И беседка давно стала серой от въедливой угольной пыли, И трубач-пионер срок уже оттрубил в синем дыме иных лагерей.

Это голос сына своего времени, поколения, в котором у каждого остался в памяти свой парк, и свой гипсовый трубач, и эхо его сигнала будит воспоминания, причем, невзирая ни на что, они остаются светлыми и чистыми. В рассказах о городе детства – Луганске, переживающем один из самых трагических периодов своей биографии, Юрий Берг остался верным своему обещанию – не говорить о политике. И потому в его словах не было оценки действий сторон военного конфликта на Донбассе, но было сочувствие людям, землякам, ставшим заложниками чужих злорадных амбиций, ненависти и жестокости. Удивительно актуально прозвучали стихотворения из библейского цикла, словно подтверждая вечную ценность и мудрость книжного Слова, в котором вопросы не менее важны, чем ответы.

 Где же наши друзья, Симеон и Андрей, И мечом опоясанный Пётр? Ожидают они, что у райских дверей Им петух на заре пропоёт? Эту чашу, что нынче мне подал Отец, Выпить должен по капле до дна. Но насмешка солдата – терновый венец – Станет символом Судного Дня!

 

«Точка кипения»

 

Юрий Берг во время своего творческого вечера.

Этот вечер, кроме всего прочего, стал еще одним представлением книги Юрия Берга «Точка кипения», которая, объединяя поэзию и прозу, свидетельствует о творческой зрелости писателя, многожанровости и полифоничности звучания его авторского голоса. Есть такой термин «проза поэта», и он призван подчеркнуть образность, лиричность, зачастую бессюжетность повествования, в котором на первый план выходит умение передать настроение, словесная вязь и изысканность авторского почерка. В какой-то степени всё это присутствует и в прозе Берга. Но, учитывая долгий опыт работы журналистом, его проза всегда информативна, динамична, насыщена конкретными фактами и, в то же время, раскрашена авторскими комментариями и реминисценциями. Особенно хочется сказать о произведениях, которые, как рассказал автор, станут основой следующей прозаической книги. Это исторические миниатюры, посвященные осознанию бесчеловечной сути германского нацизма, его печально известных лидеров, их спесивой уверенности в собственной непогрешимости и избранности, рассказы о кошмарных в своей жестокости действиях по «решению еврейского вопроса». Уверен, что новая книга Юрия Берга будет востребована читателями. Ибо пишется интересно, честно и увлекательно. А завершить краткий рассказ о творческом вечере поэта хочу ещё одной цитатой. В ней внешнее переплетение понятий войны и мира, немецкости крови и русскости веры, только подчеркивает внутреннее напряжение и мучительность размышлений о смысле и разумности жизни, о вечных поисках своего места там, где теснота не в силах скрыть простора, где молодость, проходя, остается неизменным ориентиром. И где добро и зло поочередно одерживают мимолетные победы, сменяющиеся, увы, поражениями и не меркнущими упованиями на чудо.

     Здесь вечный мир и здесь война, немецкость крови, русскость веры, здесь Рай земной, и здесь галеры, а пядь земли – на всех одна. Висбаден – русская душа и упорядоченность немцев, как будто кто-то в водку с перцем их кислый «Ordnung» подмешал.

«Спасибо автору и организаторам за интересный вечер». В этой фразе одного из присутствовавших сконцентрированы общие впечатления. Хорошо, что жизнь и поэзия хоть иногда соприкасаются. Это не дает угаснуть надежде на то, что будущее не совсем пропащее.

 

Владимир Спектор.

Фото автора.

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Владимир Спектор

Читайте также

Игорь Елисеев. Подборка стихотворений.

Дороги   В лесах российских нет глуши, и как себя, дружок, ни мучай, такой же, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика