Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Песня-юбиляр

В этом году песне «Я люблю тебя, жизнь!» исполняется 60 лет. Она уже надолго пережила своих создателей.

А ведь поначалу её судьба висела на волоске, вызывала у советских идеологов от искусства, по меньшей мере, удивление, поскольку в ней сочеталось, казалось бы, несовместимое: маршевый ритм и полное отсутствие идеологии, «трубные звуки весеннего гимна» и характерная для Колмановского грустинка, глобальность темы и «полумрак», да ещё и «поцелуй на рассвете».

Но ломавшееся время требовало именно такой песни, где человек был бы виден и слышен во всей его многозначности. Поэтому нет ничего удивительно в том, что инициатора создания песни Марка Бернеса привлекли стихи, совершенно не традиционные, да и не предназначенные для этого жанра.

(слева направо)
Эдуард Колмановский и Константин Ваншенкин.

Константин Ваншенкин до этого вообще не имел к песне никакого отношения. Надо сказать, что у Бернеса, помимо ощущения острой общественной необходимости «пост-оттепельной» революции в песне, был ещё личный художественный интерес. К этому времени у него уже не было таких интересных ролей в кино, как раньше, и в связи со скоротечной болезнью и смертью жены, он очень сильно сдал и постарел, его всё реже приглашали на телевидение. Ему позарез нужна была «вневозрастная» песня, с помощью которой он снова стал бы нужен средствам массовой информации, и любим слушателем.

(слева направо)
Константин Ваншенкин и Эдуард Колмановский во время совместной работы над песней..

Работа над песней была мучительной. Было очень непросто довести до нужного формата стихи Ваншенкина, по объёму и характеру близкие к поэме, а потом начался долгий и тернистый путь к музыке. Шесть композиторов пытались создать мелодию на эти слова, и ни один из этих вариантов Бернеса не устроил.

Один из претендентов, нарушая джентельменское соглашение с Марком Наумовичем, стал исполнять забракованный Бернесом вариант. Только где он, этот опус? Нет, приговор Бернеса обжалованию не подлежал. И артист, буквально заболевший этой идеей и никак не намеревавшийся выпустить песню из рук, стал просто читать эти стихи с эстрады. Эдуарда Колмановского он ещё не знал, а Ваншенкин этой фамилии даже и не слышал.

Дружная семья Колмановских.

Но как раз в это время было принято решение записать папину песню «Перекрёсток» в исполнении Марка Бернеса. Так они познакомились. Бернесу очень понравился «Перекрёсток» и он, нисколько не смущаясь молодостью и малой известностью композитора, предложил ему стихи «Я люблю тебя, жизнь!».

Через несколько дней Эдуард Колмановский показал Марку Наумовичу свой вариант мелодии, и Бернес (как всегда, сразу) сказал: ребе, это не получилось! Но отцу тоже до безумия нравились эти стихи, и он решил попробовать ещё раз. Вот только долго не показывал второй вариант мелодии, боялся второго отказа. К этому времени они с Бернесом подружились, и вот как-то поздно вечером отец решился, позвонил и сказал, что просто зайдёт.

За дружеской беседой папа, как бы невзначай, пробрался к роялю и просто стал наигрывать мелодию. Марк Наумович сразу вскинулся: что это? И тогда отец стал играть и петь со словами то, что вы все знаете и любите. Прослушав первый куплет, Бернес пришёл в неописуемый восторг и сразу предсказал всё то, что произошло с песней в будущем.

Впоследствии содружество всех троих героев этой истории привело к ряду других значительных художественных результатов. Однако их сотворчество началось с кульминации, изменившей судьбу каждого из них. Эдуард Колмановский перестал быть «чистым лириком», ему удалось создать музыкальную эмблему не только своего творчества, но и определённого времени.

(справа налево) Отец и сын Колмановские.

Ваншенкин уверенно, с парадного входа вошёл в песню. Бернес обрёл второе дыхание. О том, как трудно эта песня проходила инстанции, я уже очень много писал, да и какая настоящая песня с интонациями от жизни, а не от придуманного властями благополучия, проходила тогда легко? По случаю юбилея хочется просто сказать несколько добрых слов о создателях песни. Думается, стихи Евтушенко памяти Бернеса, кстати, написанные в размере «Я люблю тебя, жизнь!», могут быть обращены к каждому из авторов этой замечательной песни:

Вновь пластинка кружись,
Настоящее прошлым наполни.

Он любил тебя, жизнь.

Ты люби его тоже и помни.

 

Сергей Колмановский (Ганновер)
Фотографии из архива автора.

 

 

  

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Сергей Колмановский

Читайте также

БАЙ МИР БИСТУ ШЕЙН.

Эта песня облетела весь мир, ее пели самые знаменитые исполнители на многих языках, но ее …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика