Старт // Новые статьи // Карьера // Успех // Эдисон: от фонографа к электровозу
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Эдисон: от фонографа к электровозу

150 лет назад великий Томас Альва Эдисон изобрел электрический счетчик голосов на выборах, не предполагая, вероятно, что проблема вмешательства в подсчет голосов или в проведение выборов когда-то станет не менее важной самого процесса выборов. Это изобретение не стало самым значимым из почти 1100 его патентов, среди которых – фонограф, электрическая лампа накаливания, железо-никелевый аккумулятор и многие другие. Но оно стало знаковым. Оно востребовано и сегодня. Впрочем, как многие другие. Что подтверждает гениальность их автора. А ведь в школе учителя признавали его умственно ограниченным. Его судьба – ещё один пример превращения гадкого утенка в прекрасного лебедя…       

https://en.wikipedia.org/wiki/File:Edison_and_phonograph_edit1.jpg

Эдисон и его первый фонограф.

В 1730 году в Америку из Голландии, с побережья Зейдер–Зее, прибыла   в числе других переселенцев семья мельника Эдисона. С тех пор жизнь всех поколений этой семьи тесно связана с поворотными пунктами в истории Соединенных Штатов. Отец Томаса Альва Эдисона – Самуэль отличался прекрасным атлетическим сложением и огромной физической силой. Так что, жизненную энергию великого изобретателя стимулировала живая и горячая кровь его предков. В возрасте 24 лет Самуэль женился на 19–летней Нэнси Эллиот, дочери священника, получившей весьма хорошее образование. Целеустремлённый, разносторонний, Самуэль всегда преуспевал, но только до тех пор, пока дело его интересовало. Он делал гонт для крыш, ремонтировал корабли, торговал хлебом, воевал, работал на железной дороге… 11 февраля 1847 года в Майлане в штате Огайо у него родился сын Томас Альва. Самуэлю Эдисону в это время было 43 года, его жене – 37 лет.

Я САМ ВСЁ ЭТО СДЕЛАЮ

Эдисон родился на заре новой технической революции, произведенной электричеством. 16 лет назад Майкл Фарадей, вращая медный диск между полюсами подковообразного магнита, получил электрический ток. Вряд ли общество подозревало, что именно этому открытию суждено было коренным образом изменить весь уклад жизни. Томас Альва, или Аль, как называли его в детстве, был маленького роста и, в отличие от отца, не производил впечатления атлета. Тем не менее, мальчик живо интересовался окружающей его жизнью. Дети и их обычные игры не привлекали Аля. Он прекрасно рисовал и обладал изумительной памятью.

К концу первой половины Х1Х века северные и центральные штаты Америки сильно изменили свой облик. В частности, с поразительной быстротой там выросла железнодорожная сеть, стимулируя развитие промышленности и экономики этого края. В 1854 году семья Эдисонов покидает захолустный Майлан, деловая жизнь которого замирала, и переселяется в штат Мичиган, где открывает торговлю хлебом, овсом и строительным лесом. В Порт–Гуроне Альва в течение 3-х месяцев посещал школу, где учителя, к изумлению родителей, да и к нашему, признали его умственно «ограниченным».

«Я чувствовал, что учителя мне не симпатизируют и что мой отец думает, что я глуп, и потому почти решил, что я, должно быть, тупица» — вспоминал потом Эдисон. Мать Аля, считавшая, что «нет проблемы детей, а есть только проблемы родителей», поняла, что лучшее, что она может сделать для сына – это дать ему следовать своим наклонностям. Она забрала его из школы. Дома мальчик много читал. Книги отвечали на его многочисленные вопросы. Первый научный труд – «Натуральная и экспериментальная философия» был прочитан в 9 лет. И это оказалось именно тем, что он искал, хотя, вряд ли, книга предназначалась для ребёнка такого возраста. С течением времени он проделал почти все эксперименты, указанные в книге. «Я сам все это сделаю» — таков был его девиз уже в детские годы. Эдисон остался верным этому принципу всю свою жизнь. Однажды, решив проверить теорию, по которой газы при своем образовании, поднимаясь вверх, за счёт реактивной силы могут дать некоторым предметам возможность летать, убедил своего друга принять сильную дозу порошков, применявшихся при производстве сельтерских вод. При этом заверил, что он взлетит, как птица. В результате доверчивый товарищ несколько дней мучился с расстройством желудка, а экспериментатор был наказан плеткой.

НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

Химические опыты требовали средств. Карманных денег не хватало. Юный Эдисон приходит к мысли стать продавцом газет и журналов на железной дороге Грэнд–Трэнк между Порт – Гуроном и Детройтом.

Торговая предприимчивость, стремление и способность одновременно вести несколько дел, редкие для мальчика таких лет, были унаследованы им от отца. Дела шли хорошо. Заработок достигал 8-10 долларов в день. Вскоре Томас добился разрешения устроить лабораторию в багажном вагоне поезда, где он работал. Часть оборудования для лаборатории была, кстати, выполнена Джорджем Пульманом, будущим железнодорожным магнатом, который в то время держал небольшую лавку в Детройте. Два года работал он таким образом, продавая газеты и попутно познавая на практике законы физики и химии. Начавшаяся гражданская война между Севером и Югом Америки стала не только могильщиком рабства, но и мощным катализатором развития техники. Если в период с 1790 по 1811 год приходилось в среднем на каждый год 77 патентованных изобретений, то с 1850 по 1860 – ежегодно 2800 патентов. Поток высочайшего развития науки вынес на гребень своей волны изобретательский гений Эдисона. Но всё это случилось позже. А пока…

В августе 1862 года во время стоянки поезда Аль увидел, как отцепленный товарный вагон спускался с горы с большой скоростью на запасной путь, где на рельсах играл ребенок. Не задумываясь, Аль, выпустил из рук свои газеты, соскочил вниз с платформы, перебежал через полотно, и в последний момент успел спасти ребенка. Отец спасенного мальчика, начальник станции Маккензи, в благодарность предложил обучить Эдисона телеграфному делу. Аль в совершенстве овладел им, далеко превзойдя учителя. Вскоре Тома постигло несчастье. В лаборатории от удара воспламенился фосфор. В вагоне начался пожар. После того, как его потушили, кондуктор на ближайшей станции выбросил из поезда Тома вместе с его лабораторией и типографией. Даже в старости Эдисон вспоминал об этом, как о своём самом большом злоключении. Говорят, что кондуктор так жестоко оттаскал его за уши, что при этом повредил барабанную перепонку. С этого времени начинается глухота Эдисона, особенно проявившаяся в зрелом возрасте. Пожар определил новый этап в жизни будущего изобретателя. Он достаточно долго работает телеграфистом в разных городах, продолжая при этом самым серьезным образом заниматься самообразованием. Примером себе он избрал английского государственного деятеля и историка Маколея, обладавшего удивительной способностью читать книги со скоростью, необходимой для перевертывания страниц. Томас изучает испанский и французский языки, читает научную литературу. В меньшей степени увлекается художественной. Любимые писатели — В.Гюго, Жюль Верн, Дюма, Шекспир. «Шекспир! Вот, где вы черпаете мысли! Он был бы изумительным изобретателем, если б настроил свой ум в этом направлении!» Кто знает, может быть, и Эдисон стал бы замечательным писателем, не будь он великим изобретателем.

ТЕЛЕГРАФИСТ — ЭКСПЕРИМЕНТАТОР

Бостонская телеграфная контора находилась в первом этаже дома в помещении, прежде занятом рестораном, в наследство от которого остались кучи тараканов. Том обычно работал только в ночную смену, чтобы днем читать книги и заниматься экспериментами. В полночь в конторе был обед, после которого начиналось нашествие насекомых. Чтобы избавиться от них, Эдисон укрепил на стене над своим окном две пластинки, соединенные с полюсами аккумуляторной батареи. Как только ползавший на стене таракан входил в контакт с пластинками, происходило короткое замыкание, и виновник «превращался в дым». Однако начальник смены, отметив остроумие подчиненного, запретил эти казни из-за их «чрезмерной жестокости».

Тем временем настала пора второй технической революции. На смену ручному приводу, водяному колесу пришли паровые машины. Промышленный переворот вызвал огромную централизацию производства. Государственный аппарат, биржа, пресса, армия требовали новых средств связи. Возникшие крупные города нуждались в новых способах освещения и новых видах городского транспорта. Этим требованиям отвечало электричество. Забегая вперед, скажем, что на рубеже Х1Х и ХХ веков внедрение электричества в промышленное производство породило третью техническую революцию, и Эдисон был также в рядах ее героев. Однако в первой половине Х1Х века электротехника ещё являлась только дополнением к паровой. В 1820 году Ампер предложил использовать электрический ток для передачи сообщений. После пропускания тока по соответствующей проволоке, установленная в ее конце магнитная стрелка отклонялась, формируя сигнал. Русский ученый Шиллинг значительно упростил схему Ампера, создав первый аппарат для передачи сигналов на расстояние. Позднее американец Морзе изобрел пишущий телеграфный аппарат, а профессор Юз – буквопечатающий аппарат. До 1876 года (до изобретения Беллом телефона) телеграф оставался единственным средством электросвязи. В 1867 году скончался величайший экспериментатор и гениальный создатель теории электричества Фарадей.

Широкий путь его идеям открыла блестящая плеяда последователей – ученых и инженеров. Эдисон был в их числе. Как-то, в последний год жизни, Эдисона спросили о том, какая книга принесла ему наибольшую пользу? Он кратко ответил: «Книга Фарадеевых экспериментов».

ПЕРВЫЕ 45 ПАТЕНТОВ

Впервые Эдисон появился в патентном бюро с остроумным приспособлением, которое назвал «электрическим баллотировочным аппаратом». Эта машина напоминала гостиничный «номерник». Перед каждым членом конгресса устанавливались 2 кнопки: «да» и «нет». На столе у председателя эти сигналы регистрировались на циферблате. Председатель парламентской комиссии, ознакомившись с работой аппарата, воскликнул: «Если есть на свете изобретение, которое нам менее всего нужно, так это оно». Предложение Эдисона было отвергнуто. Том видел, что он ошибся не как техник, а как коммерсант. Оказывается, главное, чтобы изобретение было не только технически грамотным, но и востребованным. Вскоре Эдисон переезжает в Нью-Йорк, рассчитывая найти там знакомых и устроиться на работу. Случай проявить свои знания представился при поломке системы   по сигнализации курсов на золото. Владелец фирмы предложил ему руководство технической эксплуатацией с окладом 300 долларов. Однако деятельность служащего не удовлетворяет талантливого инженера. Стремясь к самостоятельности и независимости, он создает фирму, занимающуюся усовершенствованием системы телеграфирования биржевых бюллетеней. За свою модель биржевого тиккера Эдисон получил 40 тысяч долларов. Это дало ему возможность приобрести несколько станков и машин и открыть собственную мастерскую в Нью-Йорке. Здесь он начинает изготовлять свои биржевые тиккеры. В процессе работы над созданием системы быстрого телеграфирования Эдисон попутно изобрел парафинированную бумагу, при этом выписки и формулы из книг по химии составили целый том. В течение 6 недель он практически не вставал из-за стола. Было произведено около 2000 опытов. Скорость передачи слов увеличилась с 40 до 3000 в минуту. Среди участников работы над бумагой была будущая жена Эдисона Мэри Стилвелл. В 1873 и 1876 годах у них родились дочь и сын. В эти годы Эдисон занимался разработкой системы дуплексной и квадрдуплексной телеграфной связи. В результате патенты были внедрены, но вознаграждение за них Эдисон так и не получил. Вот, что он говорил о судьбах изобретений: «Общество никогда не готово принять какие–либо изобретения. Каждая новая вещь встречает сопротивление, и изобретатель тратит годы на то, чтобы заставить себя услышать, и еще годы, чтобы внедрять изобретения, а когда это сделано, наши судебные законы и судебная процедура используется грабительским торгашеством, чтобы разорить изобретателя. Они не оставляют ему даже средств, достаточных, чтобы начать новое изобретение».

Эдисон все больше убеждался, что изобретателя–одиночку должно сменить изобретательское предприятие. Во время работы в нью-йорских мастерских Эдисон усовершенствовал пишущую машинку Шальза, которая до этого была непригодна к эксплуатации. После этого он продал эту модель братьям Ремингтон. За три года, с 1873 по 1876, он 45 раз являлся за новыми патентами, так что директор бюро изобретений         по этому              поводу выразился так: «Дорога ко мне не успевает остывать от шагов молодого Эдисона». Его гений начинает проявляться в самых разнообразных отраслях. Мало кто предполагает, что предложение о применении парафинированной бумаги для обертки шоколадных конфет тоже принадлежит Эдисону.

ПРОФЕССИЯ — ИЗОБРЕТАТЕЛЬ

Для активной изобретательской деятельности нужна была большая, хорошо оборудованная лаборатория. Эдисон переселяется в небольшой городок Менло–Парк, расположенный в 25 милях от Нью-Йорка, и там оборудует новую лабораторию. Здесь родились телефонный микрофон, фонограф, электрическая лампочка накаливания, новая система освещения, динамо–машина. Здесь впервые в мире маленькая центральная электростанция залила светом целый поселок, а вокруг Менло–Парка двигался первый электровоз.

Именно здесь изобретательство становится основной профессией Эдисона, принося ему не только моральное, но и значительное материальное удовлетворение. Одной из первых проблем, к разрешению которой приступил Эдисон в новой лаборатории, было усовершенствование телефона Белла, запатентованного незадолго до этого. Однако, прежде чем удалось сконструировать первый, получивший практическое применение угольный микрофон, пришлось перебрать массу вариантов. В качестве наполнительной коробки микрофона он использовал воду, губку, увлажненную бумагу, войлок, тонкие пленки графита.

Результаты были удручающие. Проходили месяцы. Эдисон продолжал эксперименты. Однажды, при виде коптящей керосиновой лампы, ему пришло в голову испробовать копоть. Первые же результаты оказались блестящими. Применение чистого угля решило задачу. В результате усовершенствований, произведенных Эдисоном, телефон Белла заговорил громко. За свое изобретение Эдисон получил от компании «Вестерн Юнион» 100 тысяч долларов, которые он предложил выплачивать ему в течение 17 лет.

ФОНОГРАФ – ДЕДУШКА МУЗЫКАЛЬНЫХ ЦЕНТРОВ

Работа над телефоном, глубоко изученная связь между звуковыми колебаниями мембраны – все это привело к мысли о том, чтобы записывать колебания мембраны, вызываемые звуковыми волнами, а затем их воспроизводить. Разработанная идея дала миру одно из самых замечательных изобретений Эдисона – фонограф. В 1877 году он зарегистрировал фонограф в Бюро изобретений в Лондоне, а затем в США. Однако своего совершенства аппарат достиг лишь после дальнейших 12 лет работы над ним. Эдисон при этом получил до 200 патентов на фонограф и его различные элементы. Идея фонографа, как всё гениальное, очень проста. Звуковые колебания передаются очень тонкой стеклянной или слюдяной пластинке, и при помощи приклеенного к ней острого штифта переносятся на поверхность вращающегося цилиндра. В день 45-летия изобретения фонографа Эдисон сказал: «Сейчас я задался целью в совершенстве воспроизвести 9-ю симфонию Бетховена в исполнении оркестра в составе 70 чел.» Сегодня техника звукозаписи достигла воистину космических высот, но начало ей положил именно фонограф Эдисона.

ДА БУДЕТ СВЕТ! И ЛАМПОЧКИ ТОЖЕ…

70-е годы Х1Х века дали начало эпохе электрического освещения, отцом которого по праву считают Эдисона. Ещё в 1802 году профессор Петербургской военно-медицинской академии В.В.Петров при опытах с батареей из большого числа медных и цинковых кружков, получил вольтову дугу. Между двумя кусками угля появился «весьма яркий, белого цвета свет, от которого темный покой довольно ясно освещен быть мог». В 1876 году выдающийся изобретатель П.Н.Яблочков получил во Франции первую привилегию на свою «электрическую свечу». Однако мощность дуговых ламп была невелика, стоимость эксплуатации слишком высока. Изобретательская мысль работала по пути создания электрической лампочки накаливания. Отдохнув после действительно громких успехов фонографа, Эдисон с новыми силами принялся за работу над электрической лампой накаливания. Он поставил перед собой задачу: с помощью электричества получить чистый, ровный и негаснущий свет и притом настолько дешево, чтобы он мог конкурировать с газом. В качестве нити накаливания он применял сначала платиновую проволоку, потом – угольную нить. Эдисон установил решающее значение вакуума. Накаливая нить в воздухе, получил силу света в 4 свечи, в вакууме – 25 свечей. В октябре 1879 года, благодаря своеобразной комбинации воздушных насосов, добился вакуума в одну миллионную долю атмосферы. Разрешив эту проблему, изобретатель мог идти дальше,   сосредоточив внимание на поисках материала, наиболее пригодного для нити накаливания. В этот период в одну из своих рабочих ночей Эдисон сидел в лаборатории, обдумывая одну из очередных задач, и при этом рассеянно катал между пальцами кусок смешанной со смолой спрессованной сажи, которую он использовал при разработке телефона. Пальцы механически превратили кусок в тонкую нить. Случайно взглянув на нее, он решил испытать эту нить в лампе. Немедленно был поставлен опыт, который дал положительный результат. После многочисленных экспериментов Эдисон изготовил лампочку с обугленной хлопчатобумажной нитью, помещенной в стеклянный баллон, из которого был выкачан воздух. Так родилась электрическая лампочка накаливания с угольной нитью, одно из крупнейших изобретений Х1Х века. Однако потребовалось еще около 13 месяцев упорной работы и затраты 40 тысяч долларов, чтобы достичь результатов, могущих найти широкое практическое применение. Все эти долгие месяцы Эдисон и его помощники работали с огромным напряжением. Надежды сменялись разочарованиями. Но рабочий процесс продолжался с неослабевающим усердием.

Сила Эдисона состояла в созданной им совершенно новой системе научно–экспериментальной работы. Лампу накаливания не могли создать изобретатели–одиночки в маленьких мастерских и лабораториях. Эдисон организовал изобретательскую работу по принципу крупных предприятий. Он был гениальным техником – изобретателем, но, кроме того, он был пионером крупный промышленной организации научно– экспериментальной работы. В канун 1880 года состоялась первая демонстрация нового освещения в Менло – Парке.

В начальный период производства ламп Эдисон сосредоточил свое внимание на исходном материале для изготовления нити накаливания. Он пытался использовать шелк, картоны, рисовальную бумагу, лески удочек, хлопчатобумажные нити, фибру, целлулоид, скорлупу ореха и кедра и т.д. Однажды он испробовал листья бамбука. Оказалось, что наиболее подходящей является бамбуковая нить. В поисках лучших сортов бамбука сотрудники Эдисона, иногда даже с опасностью для жизни, побывали в Китае и Японии, Южной Америке, на Кубе, Ямайке, в Индии и Гвиане. В лаборатории было произведено за этот период около 6 тысяч обугливаний разных сортов бамбука и тростника. И около 10 лет основным материалом оставался японский бамбук. Но Эдисон никогда не останавливался на достигнутом. В этих поисках, в исследовании, раскинутом на громадном пространстве, — яркий пример тех методов, которыми производил свои опыты великий изобретатель. 4 сентября 1882 года весь Нью- Йорк, первым из городов мира, освещается электрическими лампочками накаливания от центральной электрической станции Эдисона. 

ОТ ДИНАМО-МАШИНЫ К ЭЛЕКТРОВОЗУ

Появление промышленно выпускаемой лампы накаливания вызвало необходимость разработки улучшенного типа генератора электрической энергии – динамо-машины, изобретение которой явилось одним из самых крупных событий в истории техники. Первые электрические машины, основанные на законе электромагнитной индукции Фарадея, были сконструированы еще в 1832 году. Однако только в период 1871-1886 годов были разработаны основные элементы конструкции электрической машины промышленного значения.   Роль Эдисона в длинной цепи изобретений, определивших развитие динамо-машины постоянного тока, трудно переоценить.

Он впервые дал наиболее правильное решение по конструкции тела якоря электромашины, а также впервые предложил способ выключения электрического тока путем многократного разрыва дуги. В 1881 году Эдисон сконструировал и построил в мастерских динамо-машину, способную питать током 1200 лампочек. Иллюминация в Менло-Парке превзошла все ожидания. В процессе научных исследований Эдисон стремился привить своим помощникам практическую сноровку. Однажды он попросил сотрудника измерить объем колбы электролампы. Тот принялся чертить и вычислять. Тогда Эдисон, спокойно взяв колбу и налив в нее воду, сказал: «А теперь возьмите мензурку и измерьте количество воды – вот и все». Одной из выдающихся работ его компании было создание центральной электростанции в Нью-Йорке с 6-ю динамо-машинами мощностью в 540 кВт. Впервые кабельные жилы были проложены под землей. Как изобретатель центральных станций, Эдисон впервые сконструировал рубильники, изобрел плавкие предохранители, начал собирать все измерительные приборы и коммутационные устройства на общем щите, разработал известную трехпроводную систему распределения электрической энергии для освещения, которая значительно экономила количество необходимой меди. В начале 1880 года, лишь только наладилась реализация изобретенной им лампочки накаливания, и были сконструированы первые динамо-машины, Эдисон приступил к сооружению железной дороги в Менло-Парке и к постройке электрического локомотива. На стальном четырехколесном шасси была смонтирована динамо-машина мощностью 12 л.с., игравшая роль мотора. Электрический ток, доставлявшийся двумя другими эдисоновскими динамо-машинами из машинной мастерской, подводился к рельсам по подземным кабелям. К электровозу цеплялись 3 вагона. Тогда же была испытана тормозная электромагнитная система. Среди многих замечательных качеств Эдисона важной является способность объективно оценивать перспективы своего или чужого изобретения. Он никогда не был слепым энтузиастом электричества. Когда молодой Генри Форд рассказал ему о двигателе для автомобиля, Эдисон сказал: «Это очень перспективная вещь. За вашим экипажем – будущее».

НОВЫЙ АККУМУЛЯТОР

На предприятиях Эдисона изобретения не сопутствовали промышленной деятельности, а были ее основой, здесь они рождались и вслед за собой вызывали к жизни новые предприятия, распространявшие их по всему свету. Такая широкая деятельность захватывала подчас и области, весьма далекие друг от друга. Так, Эдисон изобрел «патентованное медицинское средство от невралгии «полиформ». Ярлык удостоверял: «Этот состав сделан согласно формуле, разработанной мною». Несколько лет он занимался магнитной сортировкой руды, организовал цементное производство. Очень важным этапом его изобретательской деятельности было создание щелочного аккумулятора. Почти ни одно из всех других изобретений не потребовало столько работы, сколько это.

Труд Эдисона над щелочными аккумуляторами напоминает его методы работы над лампочкой накаливания – огромное количество экспериментов, настойчивость, неутомимость. Методы и приемы Эдисона увлекали его сотрудников. Один из них, работавший с ним в течение почти 10 лет, посвященных аккумуляторной батарее, сказал: «Если бы эксперименты, исследования и работы Эдисона над аккумуляторной батареей были единственным, что он сделал за всю свою жизнь, то я, все же, мог бы сказать, что он не только крупный изобретатель, но и великий человек». Первые десять тысяч опытов по получению аккумулятора оказались безрезультатными. Они велись в течение многих месяцев непрерывно круглые сутки. В неудачном исходе эксперимента Эдисон видел лишь приближение к цели по методу исключения непригодных решений. «Идти к цели через опыты и учиться на ошибках!» — таков был его девиз. После долгой, упорной работы Эдисон в 1901 году изобрел, наконец, свой щелочной аккумулятор, применив в качестве электродов железо и никель, а в качестве электролита – едкий калий.

ДЛЯ ВОЕННЫХ ЦЕЛЕЙ

28 июля 1914 года началась первая мировая война. Для производства пикриновой кислоты, входящей в состав сильнейших взрывчатых веществ, требовалось промышленное производство фенола, который до войны импортировался в США из Англии и Германии. Эдисон проектирует и в течение 18 суток строит первую в Америке фабрику синтетического фенола. Столь же быстро были спроектированы и построены заводы по производству бензола, анилиновых масел. Кроме этого, Эдисон возглавил департамент изобретений и исследований в морском ведомстве. В 1923 году он сказал: «Я сделал около 45 изобретений во время войны, все они превосходны, но они все замаринованы. Морские офицеры не признают вмешательства штатских.»

Вот несколько из тех изобретений:

1.Ночной бинокль.

2.Реактивные снаряды.

3.Подводный прожектор.

4.Масло для смазывания перископов.

В мирное время Эдисон обратился снова к реализации новых идей и новых планов.

ГЕНИАЛЬНОСТЬ ПЛЮС ТРУДОЛЮБИЕ

Как и в юности, он был всегда готов истратить последние деньги на опыты, чтобы удовлетворить свою безграничную жажду знаний. Все опыты выполнялись по определенному, хорошо продуманному плану. Он не шел методом – «попробовать все, — в конце концов, что-нибудь и получится». Все его инструкции сотрудникам были всегда ясны и точны, и необходимо было следовать им систематически, чтобы получить необходимый результат, и в определенное время. Меньше всего можно было приписывать удачу работы Эдисона слепому случаю или счастливому стечению обстоятельств. Всеми успехами он обязан своим феноменальным способностям, богатой фантазии, смелости в решениях, так же, как и точности и обширности опытов, которые он выполнял с терпением и настойчивостью. Когда Эдисон начинал работать в какой-нибудь области, он, прежде всего, стремился изучить все, что было написано по этому вопросу. Он хотел знать все, что было сделано до него, и не только потому, что не считал окончательными полученные уже результаты. Нередко, идя путями, уже ранее известными, но, повторяя заново иным методом опыты других, он приходил к новым решениям. Эдисон мог идти проторенными дорогами, и находить девственные тропы. Он никогда не признавал, что большой успех зависит только гениальности человека. Его знаменитое выражение: «Гений – это на один процент вдохновение, а на девяносто девять процентов потение» во многом раскрывает суть научной и инженерной деятельности. Как-то раз, в беседе его назвали гением. Эдисон воскликнул: «Что за пустяки! Я вам говорю, что секрет гения – это работа, настойчивость и здравый смысл».

При своей жизни Эдисон получил 1098 патентов и один патент был присужден ему после смерти. В США воздвигнуто несколько памятников в его честь. Но лучший памятник он воздвиг сам, оставив в памяти человечества неизгладимый след о себе, великом изобретателе и выдающемся исследователе.

 

                                                                                                                          Владимир Спектор

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Владимир Спектор

Читайте также

«НИЧЕГО СТРАШНЕЕ В ЖИЗНИ УВИДЕТЬ НЕВОЗМОЖНО…»

Известный режиссёр и драматург, художественный руководитель московского театра «У Никитских ворот» Марк Розовский в интервью …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика