Старт // Новые статьи // Культура // Литература // Памяти Иосифа Мокова (1929 -2013).
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Памяти Иосифа Мокова (1929 -2013).

Памяти Иосифа Мокова (1929 -2013)

Берёзы

Берёзы белые у дома,

Речушка узкая, лужок.

Знакомо всё и незнакомо,

Как сна забытого намёк.

 

Едва колышет тёплый ветер

Верхушки дремлющих берёз.

Свисают гибких веток плети,

Как пряди длинные волос.

 

Берёзы шепчутся невнятно,

Мне словно слышится порой:

«Наш край родимый был когда-то

Твоей родною стороной».

 

 

Магнолии в цвету

 

Как будто пламенем объяты,

Стоят магнолии в цвету,

Они впитали свет заката,

Небес прозрачных чистоту.

 

За речкой вспаханное поле.

Чуть внятных запахов волна.

В холодном пламени магнолий

Сгорает ранняя весна.

 

Цветов фарфоровые чаши

Сияют хрупкой красотой,

Подобно бренной жизни нашей,

Недолговечной, непростой.

 

Увянет их убор нарядный,

Но будут по весне опять

Магнолий пышных канделябры,

Как отблеск вечности, сиять.

 

 

Magnolien

 

Als ob erfasst von kalten Flammen,

erblühn Magnolien am Hang.

Wie Eis und Glut vereint zusammen,

wie reiner Sonnenuntergang.

 

Gleich Porzellan die Kelche beben.

Bewahre Gott sie vor dem Sturz.

Sie widerspiegeln unser Leben,

das so zerbrechlich ist und kurz.

 

Kaum spürbare Gerüchte ziehen

am Fluss über gepflügtem Land.

Sobald Magnolien verglühen

ist auch der Frühling ausgebrannt.

 

Doch kommen diese Blüten wieder.

Im nächsten Jahr mit gleicher Pracht

erscheinen diese kalten Flammen,

als ob der Himmel dazu lacht.

 

(Übersetzt von Melitta Neumann., April 2005)

 

 

{Из Эриха Кестнера}

 

Январь

 

Год мал ещё и дремлет в колыбели.

И Дед Мороз уйдёт в лесную тишь.

Остыть ещё оладьи не успели.

Год мал ещё и дремлет в колыбели.

А ты, старея, у окна стоишь.

 

Дрозды продрогли, и вороны тоже.

И наших нужд привычных круг не мал.

Снопами бредит нива, днём погожим.

Бесцветный мир на черно-белом ложе

охотно был бы жёлт, лазурен, ал.

 

Беcпошлинно через границу тучи

приносят снег в предновогодний час.

Эфир вещает голосом певучим:

ждём перемен, и жить мы будем лучше,

всё станет лучше. Правда, кроме нас.

 

Год ещё мал, лежит он в колыбели,

хотя ему уж много тысяч лет.

О мире ли мечтает, о войне ли —

как знать? Он мал и дремлет в колыбели,

но через год уйдёт – за старым вслед.

Ведь год – что миг: глядишь – его уж нет.

 

 

{Из Роберта Гернхарда}

 

* * *

Хвалю уродство сущее:

есть что-то в нём влекущее,

надёжное, манящее,

без фальши, настоящее.

У красоты иная роль:

она нам причиняет боль;

один лишь взгляд, пронзая душу,

навеки твой покой нарушит;

к тому ж она, свой зная срок,

не даст нам насладиться впрок.

Она, краса, недолговечна

и легкомысленно-беспечна.

 

Хоть и уродство не без слёз,

зато надолго и всерьёз.

 

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О inter-focus.de

Читайте также

Время.

Наша юбилейная встреча выпускников закончилась теми же словами, что и начиналась: — А помнишь, помнишь, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика