Старт // Новые статьи // Культура // История // «Марголинская арка»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

«Марголинская арка»

29 января (по старому стилю) 1906 года родился мальчик. Назвали его Михаилом. Первые двенадцать лет он прожил спокойно и обеспеченно, учился в гимназии (эти три класса оказались единственным официальным видом образования). Поэтому в сорок лет пришлось сдавать экстерном экзамены за среднюю школу. Мальчик проявил способности к живописи – фантазия, прекрасная зрительная память, умение видеть, твердая рука, чувство перспективы – позднее это пригодилось.

 

Буря, охватившая страну в 1917 году, сорвала семью Михаила с места и понесла по городам и весям. В 1918 Михаил с родителями перебрался к родственникам в Киев, — при гетмане Скоропадском жизнь в городе была вполне терпимой. А потом…

За два года Киев 14 раз переходил из рук в руки и, конечно, почти всякий раз новая власть отмечала свой приход погромами. Марголины решили уехать на Кавказ – там, по слухам, было спокойнее. В Хосте Миша стал помощником конюха, и тут-то его заприметили местные ЧОНовцы – им очень нужен был связной со своим конем.

С конем дело не сладилось, но хлопец оказался ценным приобретением. Настолько ценным, что вскоре стал комендантом штаба батальона. Штатных образцов оружия в Красной Армии тогда не было. Ну, трехлинейка и карабин Мосина, «Наган»… Но зато сколько трофейного! Пулеметы Льюиса и Гочкиса, австрийские винтовки «Манлихер», японские «Арисака», английские «Ли-Энфилд», а еще – пистолеты и револьверы: «Маузеры», «Браунинги», «Смит-Вессоны», «Уэбли-Скотты», гранаты Мильса… Любил оружие юный комендант, осваивал быстро, стрелял метко, да так быстро и хорошо, что сам стал готовить пулеметчиков. Тут к нему отцы-командиры и присмотрелись.

И пошел юный комендант в строй, взводом командовать. Командовал грамотно, умело – но недолго. В ночной стычке был ранен в голову – пуля прошла через оба виска, повредив зрительные нервы. Ни в госпитале города Очамчира, ни даже в Москве помочь не сумели. Юный взводный ослеп навсегда.

Тяжелое увечье может низвергнуть человека в пучину ничтожества, но может и поднять до невиданных высот. Что ж, посмотрим, что было дальше с нашим взводным.

Времена были тяжелые – безработица, отсутствие жилья. Все, кто мог, стремились в столицу (там легче прокормиться), а Наркомсобес, «разгружая» Москву, распределял своих подопечных по всей стране. Михаила направили в Киев.

Киевский вокзал Михаил помнил прекрасно, найти трамвай оказалось сложнее, но тут повезло: Михаил услышал, что кто-то у кого-то уточнял, здесь ли остановка второго трамвая – и дело сделано, дальше все просто – Безаковская – Фундуклеевская – Крещатик – Думская… простите, Советская площадь. Дальше – инвалидный городок в Печерской Лавре (туда от горсовета добрался тоже сам, благо Институтская улица рядом), потом курсы массажистов в Харькове. Массажисты новым аристократам нужны. Вот тебе и спокойная, сытая жизнь (как серпом под коленку!) – холить жен нэпманов.

Старый друг, работавший в комсомольской ячейке Наркомсобеса, помог – направил на работу с пионерами. Работа оказалась интересной, но – стенгазета! Это ж наглядная агитация. Наглядная! В стенгазете лозунг и рисунок частенько оказываются куда важнее, чем текст. Рисовать-то Михаил умел, а дальше? Пришлось научиться точно представлять себе, как должен выглядеть номер, а потом подробно рассказывать подопечным, как на листе компонуются тексты и рисунки, как оформляется лист, орнаменты придумывать и прочее. Старался, получалось вроде неплохо. И знать не знал Михаил, как эти навыки потом ему пригодятся!

В 1926 году он уехал к своим родителям в Москву, встал на учет в Замоскворецком райкоме комсомола – и завертелось! Михаил обучает комсомольцев военному делу, активно работает во вновь созданном ОСОАВИАХИМе (будущий ДОСААФ), на параде 7 ноября ведет сводный замоскворецкий рабочий батальон ОСОАВИАХИМа по Красной площади (командир тяжело заболел, ну, некому больше было, кроме комиссара батальона Марголина), ориентируясь по слуху – на дробь, которую выбивал идущий впереди барабанщик. Зрители и не заметили его слепоты.

В числе прочих, бывал в Замоскворецком райкоме комбриг Александр Смирнский, член сборной России по стрельбе на Олимпиаде 1912 года в Стокгольме, один из трех первых чемпионов СССР по стрельбе и, позднее, первый в СССР конструктор спортивного оружия. Тогда спортивным оружием в стране почти никто не занимается – конструкторы есть, а оружия специального, в сущности, нет. Комбриг сказал, что Михаил, несмотря на слепоту, вполне мог бы заняться разработкой спортивного оружия. Ведь Марголин любит, чувствует, понимает оружие.

Но какой из него конструктор? Зрение! Зрение… Убогий, значит. Ущербный, понимаете ли! Я вам покажу – «ущербный»!..

marg-mmg 

Как бы там ни было, но «вирусом» конструирования Марголин заразился основательно. Дирижабль с новым видом балласта, субмарина с винтом по периметру корпуса… Все это либо уже было сделано, либо делалось, либо было бесперспективно, да и знаний маловато.

Остается оружие. А изобретать велосипед не хочется – и Михаил изучает все конструкции, до которых только может добраться: на выставке ЦДКА, в Покровско-Стрешневском лагере, в музее научно-исследовательского полигона, слушает пояснения и отзывы, разбирает и собирает образцы и экспонаты по многу раз – и запоминает, запоминает, запоминает. Удивительное дело – детали и узлы конструкций начинают нравиться или не нравиться ему на ощупь.

Первая система – самозарядная винтовка с переводом на автоматический огонь. По просьбе председателя Центрального Совета ОСОАВИАХИМА Роберта Эйдемана, экспертом выступил сам Василий Дегтярев. Он одобрил, похвалил простоту и смелость конструктивных решений, рекомендовал продолжать, обещал консультации и поддержку. Под такой отзыв на научно-исследовательском полигоне Марголину выделили группу (чертежников, расчетчиков), помещение – письменные столы, чертежные доски (на одной из них хоть пушку в натуральную величину изображай), начальник мехмастерских лично контролировал чертежи, технологические карты, сроки, качество исполнения

Винтовка получилась удачной, но в серию не пошла – мол, нечего зря расходовать патроны… Но зато – опыт! Опыт и совершенно необходимые конструктору знания и связи. Теперь Марголину доверяют оружейный цех при центральных экспериментальных мастерских. Три года работы – четыре малокалиберных системы: пистолет (на базе ТТ), пистолет для совсем юных (стрелял дробинкой), малокалиберный пулемет (переделка Дегтяревского РПД) и карабин – для стрельбы в тирах. Это уже результат! Михаила переводят в ОКБ Тульского оружейного завода (!), и там он создает очередной пистолет, настолько удачный, что после испытаний решено было рекомендовать образец Наркомату вооружений для серийного производства. Решение было принято 21 июня 1941 года.

Во время войны не до спорта. Марголин руководил артелью инвалидов – делали валенки, полушубки, металлические кровати. Но с 1943 он работает в ОКБ при Артарсенале ГАУ. Основные задачи – практическая проверка пригодности к использованию, ремонт и восстановление оружейных механизмов. Снова отличная школа и богатый опыт – на этот раз в области технологии ремонта и восстановления, ремонтопригодности, надежности и долговечности оружейных систем.

Благодаря этому опыту в 1946 Марголин выпускает еще одну конструкцию. Тоже переделка ТТ. Это уже работа грамотного, уверенного в себе специалиста, знающего не только то, что нужно исполнять, но и то, что можно нарушить. Впервые Марголин использовал для крепления ствола электросварку – тогда это строжайше запрещалось. Он даже первым проверяет качество своих изделий. Да, именно стреляет! Еще в Туле, до войны, Марголин научился стрелять на звук палочки, которая ударяет по месту на мишени, в которое нужно попасть. И весьма недурно попадал. Даже ножи метал на звук – однажды на спор попал финкой в часы.

Новую модель Наркомат вооружений не принял – склады были забиты изделиями, которые никто не хотел брать, и неважно было, какое из них лучше, а какое хуже –переделка есть переделка. Уж лучше подождать, пока что-нибудь стоящее появится.

Вот так. Переделка. Значит, все сначала. Вспоминать, изучать на ощупь до крови на пальцах, комбинировать в уме детали, узлы, материалы, стволы, нарезы, бойки, целики, рукояти, щечки рукоятей, затворы – до головокружения, до спазма сосудов, до полного изнеможения. Последним препятствием оказался целик. Целик пистолета обычно связан с затвором. Но затвору необходим небольшой люфт – для плавной и безотказной работы, а из-за люфта целик смещается, чем кучность и точность попаданий снижаются. Как зафиксировать целик, не мешая ходу затвора? Что ж такое придумать?.. Ньютон сидел под яблоней. Марголин сидел в трамвае. Там и сообразил. Как всё, оказывается, просто: целик крепится на специальную арку, арка приваривается к раме пистолета наглухо, для регулировки целика ставятся винты. Все. «Красные ворота», как говорили заводские шутники. Знаменитая «Марголинская арка». Уникальная конструкция!

Осенью 1947 года опытный образец показали председателю Всесоюзной спортивно-стрелковой секции генерал-полковнику Ивану Волкотрубенко. Очевидцы вспоминают, что генерал осмотрел внимательно пистолет, выпустил из рук с видимой неохотой и веско молвил:

— Поймал-таки Марголин жар-птицу. Рекомендуем к серийному выпуску.

Первое серьезное испытание на Олимпиаде в Хельсинки – и первый успех: К. Мартазов и Л. Вайнштейн входят в шестерку лучших (пистолет, 50 метров), и – командное первое место! Спустя два года, на чемпионате мира в Каракасе – 20 золотых медалей, Николай Калиниченко оставил далеко позади всех соперников, и всех оставил далеко позади пистолет МЦ-1 (Марголина Целевой, первая модель).

Опытные стрелки говорят, что такое оружие мог сделать только слепой – малая сила отдачи, высокая сбалансированность, удобный «хват» рукоятки, очень удобен наощупь. Дружелюбен, как сказал один полковник спецназа. И, конечно, «красные ворота», путь к признанию.

Спортивные показатели растут быстро, а с ними растут и требования к оружию, но еще в 1963 году Александр Крапотин установил мировой рекорд и стал чемпионом Европы с моделью МЦ, модернизированной под короткий патрон. Еще в первой половине 70-х годов МЦ оставался лучшим пистолетом для женщин. Лучшим оружием для начальной подготовки стрелков МЦ остается и теперь. На базе пистолета Марголина изготовлено оружие для спецслужб.

Михаил Марголин удостоился правительственных наград, Большой серебряной медали ВДНХ (1960), звания «Заслуженный изобретатель РСФСР» (1965). Что же касается невиданных высот…

28 марта 1983 года малую планету №2561 назвали в честь Михаила Марголина.

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Даниил Ткачуковский (Киев)

Читайте также

Чудесное спасение

Во время войны в Эстонии было уничтожено около восьми с половиной тысяч евреев. Всего, по …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика