Старт // Новые статьи // Культура // Литература // Александр Квиткин
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Александр Квиткин

АЛЕКСАНДР КВИТКИН Родился в 1958 году на Верхнем Дону. Окончил Ростовский государственный педагогический институт. Автор 5-х изданных сборников стихов. Первые стихи относятся к середине 70-х годов. Имеет чин казачьего полковника. Член Международного союза литераторов и журналистов APIA. Награждён президентом APIA почётным дипломом за большой вклад в развитие Международного союза литераторов и журналистов на юге России. Проживает в Ростовской области.

 

 

                                                        О ХРАМЕ

 

«Немало лет тому назад», *

Собрали казаки деньжат,

Чтоб Божий храм здесь возвести

На месте, где сошлись пути

Проложенные с давних лет

Людьми, которых больше нет

И теми, кто ещё живёт,

Кто ездит здесь, да хлеб жуёт.

Пожертвований было много,

Давали щедро, ради Бога.

Священник место освятил

И казаков благословил.

Их атаман бедовым был,

Он первый камень заложил,

В фундамент Храма, и как есть,

Счёл это за большую честь,

Размашисто перекрестился,

Растрогавшись, аж прослезился!

Господь же, Ангела послал

И тот с мечом у камня стал

В своём сиянии небесном,

А для чего, уж то известно —

Во все века, чтоб там стоять,

Святое место охранять,

Блюсти его со всех сторон,

До окончания времён.

Потом работа закипела,

Богоугоднейшее дело!

Строительство велось умело

Ещё прилежно до предела

И боголепно и с душою,

Строенье выдалось большое!

Сработали за сорок дней,

Солидный цоколь из камней.

По ходу с чертежом сверялись,

И вот уже за стены взялись.

Извёсткой кирпичи скреплялись

Друг к другу плотно пригонялись.

Позолотили купола!

И привезли колокола,

Чтоб звон малиновый потом,

Превозносил сей Божий дом!

И стены тонко расписали

И пол мозаикой убрали.

Под светлым сводом засверкало

Церковной утвари немало,

Окладов дорогих икон —

Всё это, как чудесный сон!

Великолепие такое,

Что посмотреть уж точно стоит!

Всем миром строили тот Храм

На радость и себе и нам.

Ну а потом, промчались годы,

И счастье было и невзгоды.

Бесцельно или ради цели,

Но сроки быстро пролетели.

Другие стали времена

И изменилася страна.

А кто в России жил тогда

И босяки и господа,

Им всем с лихвою перепало

И прошлого потом не стало.

Исчезло милое, простое

Горбом, трудами нажитое,

Как пережиток, рудимент,

Вот он истории момент!

Виток такой, что скулы сводит,

И ерунда на ум приходит.

Тот ум за разум заскочил

И исчерпал остаток сил.

Бунтарский подхватив синдром,

Россия корчилась потом

В конвульсиях затем металась,

Но всё же, кое-как осталась

В ряду всех прочих государств

Республик, федераций, царств.

Но в революциях, бунтах,

Ей выпал ад и сущий крах.

Разгулу, войнам предаваясь,

Кровавой юшкой умываясь

Среди раздрая и невзгод

И дальше чтил её народ

Иезуитские законы,

Забросив веру и иконы.

А как пора эта настала,

Житья, совсем почти не стало.

Чекисты хлеб едят не зря,

Забиты тюрьмы, лагеря

И кровь невинная течёт,

Забрызган нею эшафот.

Её обильно проливали,

Краёв и удержу не знали,

И напиталась ней земля

И стены древнего Кремля.

А партия наш рулевой,

Ведёт, конечно, за собой.

Идеологией простой

На рабский труд и прямо в бой!

В разгуле, глупости своей,

Но добрались и до церквей —

На переплав колокола

И полетели купола

Снеся где свод, а где карниз,

Крестами с верхотуры вниз!

………………………………

Святыня наша без сомненья,

Не представляла исключенья.

Убранство всё разворотили,

Да на телеги погрузили

И арестованы попы

Под улюлюканье толпы,

Никто не видел больше их

Ни мёртвых, ни среди живых.

На радость и на смех врагам,

Разрушен был Господень Храм.

Осела пыль, да щебень битый

И хам возрадовался сытый.

И молча, отвернулся Бог

И Ангел тоже не помог.

Кто сожаленье проявил,

В немилость тут же угодил.

Последствия плачевны были

Поскольку, многие в могиле.

А чтобы выжить, как-то жить,

Боялись люди говорить,

Чтоб сдуру лишку не сказать,

Предпочитали промолчать.

Ведь слово, случаев немало,

Похлеще пули убивало.

Сковала волю страха сеть,

Людей тех можно пожалеть

И содрогнувшись расступиться,

Попристальней вглядевшись в лица.

И на одной шестой Земли,

Иным путём потом пошли.

Неверной их была дорога

И отошли они от Бога.

И поломали, что ломалось,

И обглодали, что глодалось

А в результате оказалось —

Святынь почти, что не осталось.

Храм, о котором наш рассказ,

Разрушен был ещё до нас.

Святое место это всё же,

Теперь заброшено, похоже.

Потом быльём всё поросло,

Когда немало лет прошло.

Где стены были, нынче луг

И одичало всё вокруг.

Щебечет жаворонок звонко,

Пасутся козы да бурёнки.

За сенокосом хуторок,

За ним сады наискосок.

Левее балка и река

И проплывают облака.

А дальше под шатром небес,

Зелёной кромкой старый лес…

………………………………

И вот истории финал.

На месте том, где Храм стоял

Лишь столб ограды сохранился,

И тот осел, перекосился,

Напоминаньем о былом,

Покрылся трещинами, мхом.

И прислонясь к нему теперь,

Стоят последствия потерь,

Немилосердия итоги —

Тоска, невзгоды да тревоги,

Несправедливость, нищета,

И бездуховность, пустота,

Жестокость, жадность и обман

Поглаживая свой карман.

А рядом с ними, ещё двое,

Будто Сервантеса герои —

Я, не жалея ни о чём,

Да Ангел с огненным мечом.            

 

* — Такой же строкой, начинается знаменитое стихотворение

                             М. Ю. Лермонтова «Мцыри».   (Немного лет тому назад,

     Там, где сливаяся, шумят, Обнявшись, будто две сестры,

     Струи Арагвы и Куры, Был монастырь …)

 

                     НЕ Я

 

У правды казачьей — прямая дорога!

С минуты рождения, до райских чертогов.

В оливковой выси, малиновый звон,

Встречает гостей монархический Дон…

………………………………………………

…Вот ревности, хоть бы немного сберечь,

От гноя любви, нею раны прижечь

Но, ненависть входит в свои берега

Обманутый муж, примеряет рога,

Мошенник надул, а ворюга украл,

Сыграл музыкант и поэт написал.

Уже разводные мосты развели,

Упрямо идущие, к цели дошли.

На поле хоккейном, крутая игра,

А в слое озоновом, снова дыра.

Уже задушил Дездемону Отелло,

Уже много лет над землёй пролетело,

Уже нету нашей советской страны,

Проблемы республик, давно решены.

Наметился в жизни России прогресс,

Она, соблюдает и свой интерес,

В конце-то концов, вспоминая о нём

И мы с каждым годом всё лучше живём.

Вращается нашей страны лохотрон,

Под бредней тирады, под трепет знамён.

Майдан пузырится под каплями ливня,

Донская природа, умылась обильно,

Но снова забот и хлопот через край,

В засушливый год, привалил урожай,

Вот в самом разгаре учебный семестр,

А это — грохочет военный оркестр.

Кружится от первой любви голова,

И осень свои заявляет права.

Сидельцы в тюрьме отсидели уже,

А   МИГ-29   в крутом вираже.

Подводная лодка, как приведенье,

В пучине холодной, скользит чёрной тенью.

Роса луговая, в ладони   руки

И медленно движутся материки…

…Вот лунный пейзаж в телескопе возник,

Вот киллер на крыше к прицелу приник,

В научных таблицах, заполнен пробел,

И папсик, богатенький, не уцелел.

Вот Конюхов полюса снова достиг,

А это – рожденья загадочный миг.

А вот, синтезирован новый состав…

…(Я «принял на грудь», лишь слегка расплескав).

И чувство такое!.. Что важное что-то,

Меня ожидало за тем поворотом,

Что всё без меня в этом мире вершится,

Случается то, что могло не случиться,

Гранёный стакан наполняю не я

И кровь на трёхгранном штыке не моя.

Не я мертвецу закрываю глаза,

Не я лихорадочно жму тормоза,

В раскрытом убийстве, моей нет вины,

На службе не я протираю штаны,

Не я, оступившись, теряю лицо

И у парашюта, срываю кольцо.

Трепещет под скальпелем плоть не моя,

По лунной поверхности прыгал не я,

Не я прикрывал отступление взвода,

И спившись, не я превратился в урода…

Вина, и заслуга, и жизнь не моя.

Вчера, и сегодня, и завтра — не я!

Как так! Без меня! Здесь ошибка! Обман!..

…(Не мне достаётся, последний стакан).          

 

 

                                                          О ЖИЗНИ                                                              

                                          

                                       Среди знакомых компанейских,

                                       Средь всяких там тревог житейских

                                       Разлук и встреч и ожиданий,

                                       Сердечных драм, пустых метаний

                                       Средь обещаний и обид

                                       Имеющих серьёзный вид,

                                       Среди надежд и веры в чудо,

                                       Недостижимое покуда

                                       Проходит жизнь за годом год

                                       Она, как реченька течёт.

                                       От дельты до её истоков,

                                       Такая даль! Не водит око.

                                       В запрудах, заводях её,

                                       Кружится, тонет бытиё.

                                       Средь омутов, водоворотов,

                                       Речных изгибов, поворотов.

                                       События подобны волнам,

                                       То плеск да рябь, то штиль здесь полный.

                                       А иногда волна вскипает

                                       И пену жёлтую швыряет

                                       За валом вал тогда летит

                                       На серый, палевый гранит

                                       И ударяется тараном

                                       И разлетается фонтаном!

                                       И точит берег где утёс,

                                       Который в крону кедров врос.

                                       И освещается картина,

                                       Едва-едва чем на половину,

                                       Но можно, если пожелать

                                       Увидеть больше так сказать.

                                       А дали в отблесках лиловых,

                                       Средь тёмных облаков багровых.

                                       Средь шумных всполохов вдали

                                       Вдоль кромки неба и земли.

                                       И занимается заря

                                       И поднимают якоря.

                                       И кто-то будет разъезжать,

                                       Рубя форштевнем нашу гладь.

                                       И разрезать напополам,

                                       Хребты податливым волнам.

                                       По нашим судьбам, жизням нашим,

                                       Нет нет да иногда пропашут.

                                       Садится солнце и встаёт,

                                       Проходит так за годом год.

                                       Кому то Бог сполна даёт,

                                       Ну а кому, наоборот.

                                       И горемыка тот бывает,

                                       Уже последнее теряет

                                       И зачастую безвозвратно,

                                       Что не логично, не понятно,

                                       Мы сплошь и рядом замечаем,

                                       Находим меньше чем теряем.                                              

                                       Так пейте волю полной чашей,

                                       Она, как зорька в жизни нашей.

                                       О ней быть может скажут больше

                                       Те кто страдал, и жил подольше?

                                       Жизнь то, чем люди дорожили,

                                       Пока на этом свете жили,

                                       Пока стояли на ногах

                                       Кто босиком, кто в башмаках

                                       Кто карликом, кто великаном,

                                       Кто с полным, кто с пустым карманом.

                                       Она текла себе, лилась,

                                       Пока совсем не прервалась.

                                       Потом иная ипостась,

                                       Жизнь по другому началась…

                                       Но жизнь какая, кто мне скажет?

                                       Кто мне её сполна покажет?

                                       Какая жизнь вообще бывает?

                                       Какие стороны скрывает?

                                       И, что снаружи у неё?

                                       И что же это — бытиё?

                                       Загадка жизнь, не дать не взять,

                                       Что я могу о ней сказать?

                                       Она сугубо личная,

                                       Расхожая, обычная.

                                       Она, как старое вино,

                                       О ней всё сказано давно.

                                       Верь на слово, ведь не проверишь,

                                       Да и проверив, не поверишь.                  

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Александр Квиткин

Читайте также

Поэт Александр Елин. «ДИТЯ ЗАСТОЯ».

Александр Елин – личность весьма неординарная, российский поэт-песенник, продюсер и журналист. Стал известен в середине …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика