Старт // Новые статьи // Культура // Искусство // Филипп Жанти и его магический кристалл
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Филипп Жанти и его магический кристалл

«Есть две категории зрителей. Зритель, который ищет сюжетную логику, обычно на моих спекталях недоумевает. Но другие зрители, которые, может быть, поначалу теряются, потом соглашаются отправиться в путешествие.   Они могут анализировать увиденное потом, но не во время спектакля, — иначе образы не смогут общаться с подсознанием зрителей.
Тут нужно умение понять сюрреалистический образ и поэзию».
                                                                           (Филипп Жанти)

 

                                        Только факты

       Филипп Жанти, театральный режиссер, которого называют французским волшебником, родился в 1938 году. Он хорошо помнит, как фашисты сжигали его деревню, его дом, а они с матерью, успев уйти с партизанами в горы, смотрели из укрытия на пожар. Филипп учился в Школе графических искусств в Париже. В 1962-1966 годах осуществил путешествие по 47 странам и 8 пустыням и создал по заказу ЮНЕСКО документальный фильм о театрах кукол во всем мире. Это кругосветное путешествие Жанти совершил на маленьком «ситроене», который даже очутился в музее, как автомобиль, совершивший самое длинное путешествие вокруг света. Перед отъездом Жанти придумал проект кукольного театра, и во время путешествия, чтобы заработать денег, показывал спектакль «Экспедиция Александра».
       Документальный фильм Жанти о кукольных спектаклях мира имел большой успех. Озвученный голосом Зиновия Гердта, он был показан и по российскому телевидению. Кстати, в путешествие Жанти отправился не только по заказу ЮНЕСКО, — ему необходимо было прийти в себя после принудительной госпитализации: он объявил многодневную голодовку в знак протеста против войны в Алжире, и был насильно отправлен в больницу.
         Жанти думал, что, вернувшись из путешествия, продолжит заниматься графикой. Но по возвращении во Францию почувствовал влечение к театру как к увлекательному приключению. В 1967 году он начал сотрудничать с будущей женой и постоянным соавтором Мэри Андервуд. Филипп и Мэри в 1968-1975 годах создавали спектакли, кабаре-шоу и телевизионные программы в Париже, Лондоне и Берлине. В 1976 году побывали на гастролях в США, Японии, Африке, Австралии, Англии, Китае, СССР, Франции, Южной Америке и Индии. «Компани Филипп Жанти», основанная в 1967 году, за время своего существования побывала в более чем 50-ти странах.
         Вот некоторые их наиболее известных спектаклей Жанти прошлых лет:                                                                                                         1980-1983 гг — «Круглый, как куб» и «Парадные желания»;                                                                                                                       1984-1990 — «Проделки Зигмунда» и «Сдвиги» (премия критики на Эдинбургском фестивале); 1991-1995 — «Не забывай меня» и «Неподвижные пассажиры»;                                                                         1997 — «Лабиринт»; 1999 – «Одиссея во сне».

 

    

                              

 

                             От куклы к человеку      

 

      

       В начале творческого пути Жанти был не только режиссером, но и актером-кукольником. Он, например, сам управлял марионеткой Пьеро, — трогательным созданием, восставшим против предложенных правил и заплатившим за это жизнью. Спектакль «Пьеро», в сущности, был притчей о крайней цене свободы: смерти.

       Кукла обрывала одну за другой нити кукловода как нити жизни, и когда оставалась последняя ниточка, то Пьеро надрывал и ее, застывая в неподвижности. Трудно забыть этот потрясающий образ тихого протеста, идущего до конца.

     

       Жанти увлекался идеями коммунизма как многие люди послевоенного поколения, а позднее, тоже как многие, разочаровался в том, как эта идеология воплощалась в Советском Союзе. Характерный для Жанти поступок: он был готов отказаться от гастролей в Израиле из-за бомбардировок Ливана и поехал только потому, что его ультиматум: спектакль будет сыгран и для палестинцев, — был принят.

         Но ошибочно было бы полагать, что Филипп Жанти ставит спектакли в формате политического театра. Он погружается в свое подсознание, исследуя и доверяя нам собственные сны ( был случай, когда он записывал свои сны в течение девяти месяцев).

Говорит Филипп Жанти:

     — У меня рядом с кроватью всегда лежит карандаш и бумага. Как только я просыпаюсь — сразу записываю свои сны. Никто и никогда там не выходит из-за кулис на сцену. Образы возникают внезапно, на пустом месте. Какие-нибудь нелепые создания или полёты. Но вот они потом и приглашают моих зрителей в путешествие по глубинам сознания.

Всю жизнь я ищу спокойствия, я борюсь с призраками, меня преследуют детские страхи. От всего этого я убегаю в сны и там нахожу ответы на все вопросы. Так рождаются мои сценарии, которые, впрочем, в последний момент я полностью переписываю.

Иногда я работаю в гипнотическом состоянии, слушая постоянно повторяющийся музыкальный отрывок, это позволяет погрузиться в прошлое и обнаружить существовавший некогда конфликт.

                           Конфликт родом из детства

 

         В шестилетнем возрасте Филипп потерял отца., — тот погиб, катаясь в горах на лыжах, — упал в пропасть. Мать целый год скрывала от мальчика смерть отца. Когда маленький Филипп узнал правду, его стало преследовать чувство вины; ему казалось, что отец погиб из-за него. Мальчика стали преследовать сны, в которых он пытается спрятать труп.

       Психологическая травма углублялась. Подрастая, Филипп начал избегать людей; за десять лет он сменил восемнадцать пансионов. Общаться с куклами и через кукол было легче. Работая в кукольном театре, Жанти прочел работы Фрейда, Юнга, понял необходимость самоанализа и сделал его методом своей работы.

       Так он стал исследовать образы сновидений.

 

 

Говорит Филипп Жанти:

     — Мне казалось, что когда моему сыну исполнится 6 лет, я умру. Видимо, подсознательно я считал, что раз в шестилетнем возрасте убил своего отца, то и сам должен умереть, когда моему сыну исполнится 6 лет.

Теория Фрейда утверждает, что подсознание разговаривает с нами через сны. Анализ сновидений и попытка их объяснить помогли мне избавиться от детской травмы. Я как бы заключил мир со своими внутренними конфликтами. Общение с внешним миром стало более простым. Постепенно и в спектаклях человек заменил куклу. Вот такой длинный путь.

 

                                       Вечное странствие

      

         Именно психоанализ как способ честно объяснить самого себя, подарил Жанти тот особый способ сценического высказывания, который он демонстрирует в «Неподвижных пассажирах».

         Этот спектакль, сочиненный на музыку Анри Торга и Сержа Уппена, тоже объехал весь мир. Его истинной темой стало опасное путешествие по водам и пустыням сознания. Доминантный цвет – цвет пустыни, основной материал — оберточная бумага, преобладающее чувство – бесконечность превращений.

       Восемь актеров – странники в песках. Из картонной коробки появляются другие картонные коробочки; они исчезают, снова появляются и вновь тонут в песчаных волнах. Пустынный бумажный пейзаж… Протяжное пение… Смутные ассоциации с миром Востока…

       Мучительный сон-путешествие длится и будет, кажется, длиться вечно.

       А вот появляются розовые пупсы, но их век недолог: они погибнут то ли под прессом, то ли от взрыва ( а вдалеке взорвутся две башни). Кто это сделает? Актеры, они же вечные скитальцы, они же – злые шутники, не ведяющие, что творят…

       В программке к спектаклю сказано: «В «Неподвижных пассажирах» присутствует политический подтекст. Я говорю о кризисе, о торжестве алчности, о крушении утопий, о национальной идентичности, о ношении паранджи… Но меньше всего на свете я хотел бы растерять свою поэтическую силу».

       Как рождается и от чего зависит эта поэтическая мощь? Великий фокусник, Жанти прячет все технические детали. В его спектаклях спецэффекты образуют нераздельный сплав с театром, танцем, музыкой, сценографией.

      Зрители не успевают задуматься о механизме трюков. Как у кукол вырастают человеческие головы, как они вообще полностью превращаются в людей?

 

 

Говорит Филипп Жанти:

 

       — Часто кукла — это как бы продолжение внутреннего мира человека, то есть актера. Меня интересуют персонажи, которые перенесены из повседневной реальности в пространство сна. Иногда просыпаешься утром и чувствуешь, что какой-то образ сновидения невероятно силен, он живет в тебе, хочет говорить с тобой. Я ощущаю, что в нем заключено множество смыслов. Поэтому в моем спектакле, как во сне, актеры превращаются в такие же знаки, символы, как свет, звук и предметы.

 

Конечно, и люди, и предметы имеют индивидуальность. Мы заметили, что материал — картон, ткань, сетка, бумага или сами куклы, маски — начинает активно сопротивляться. И актеры тоже сопротивляются через импровизацию. К этому сопротивлению надо прислушиваться.

 

                                   Что такое «Болилок»

         «Такого слова не существует ни в одном языке. Я составил название из разных слогов. Так что переводить его не приходится», – говорит Жанти.

        Танцовщица Эллис Осборн играет в куклы. Их четверо, этих кукол-мужчин с причудливыми телами. Один из них, с глазами-лампочками, похожий на человека-невидимку, — мастер невероятных превращений; второй – женоненавистник, а третий и четвертый — кукольные «дон Жуаны». Как-то незаметно эти последние обретают лица актеров: красавца Скотта Келера и злого насмешника Кристиана Хека. Понять, «как это работает», невозможно.

       Ожившие куклы укладывают хозяйку на операционный стол и начинают путешествие по ее внутренностям. Это целый мир с выходом в космос. Очутившись на земле после космического путешествия, двое героев обнаруживают вирус – свою бывшую хозяйку. Зловредный вирус пожрет обоих, и начнется цепь метаморфоз. Наконец, мы видим женщину и двух мужчин. На них растут цветы, а вдалеке, на горизонте цветущего океана, пылает домик, похожий на тот, где Эллис играла в куклы. Появляется первый персонаж, с глазами-лампочками; Эллис срывает с него маску и обнаруживает… пустоту.

       «Для меня эта роль – это какое-то интересное странствие в себя, в другой мир, в другое измерение. Я чувствую себя как Алиса у Кэрролла, тем более, что и имена у нас созвучны», – говорит актриса Эллис Осборн.

       А актер из «Комеди Франсез» Кристиан Хек замечает:
«Марионетка – очень интересный персонаж. У этого кукольного тела огромные возможности. То, что оно может вытворять на сцене, актеру просто не под силу. И когда по ходу действия происходит превращение, трудно становится высказываться собственным телом».

       Сам Жанти рассказывает, что идея этого спектакля была подсказана газетной статьей о раздвоении личности, — правда, там шла речь о мужчине, но фантазия великого кукольника превратила персонаж в женщину, которую он назвал именем исполнительницы этой роли — Эллис.

Говорит Филипп Жанти:

         — В этом спектакле мы впервые используем так называемые гибриды – кукольное тело с человеческой головой. И к тому же я впервые использую такой переход от куклы к человеку. Смысл в том, что марионетки становятся различными проявлениями женщины, которая их создала.

Нет, это совсем не тот спектакль, где зритель может вот так прийти, уютно устроиться в кресле и отключить голову: ну, я же заплатил за билет, так, давайте, рассказывайте мне интересную историю! Мне важно, чтобы на моём представлении зрители сидели с вопросительными знаками в головах: что это значит, а что этим, что он хотел сказать? И вы знаете, у каждого в итоге будет свой, совершенно особенный спектакль. Поверьте, я знаю, что говорю.

 

 

                       Заблудившиеся в «Лабиринте»

 

               От Филиппа Жанти всегда ждут чуда, волшебства, удивительной грации абсурда, и ожидания оправдываются. В черной живой массе горят огоньки: может, это небо, может, море… Когда в этом пространстве проплыл космический кораблик, все решают, что – небо. А когда оттуда вынырнул человек и стал отбиваться от жутких рыб, призывая маму, все решают, что – море. В волнах открылась дверь, появилась женщина, и оба персонажа утонули, не разжимая объятий. Мужчина всплыл, в нем открылась дверца, оттуда появились новые люди и стали бросаться в море, — только руки-ноги замелькали над водой. Герою осталось только отдаться процессу бритья среди невероятного количества пены…

               Завораживающий парад превращений, — есть ли в нем смысл? Есть ли выход из лабиринта?

Говорит Филипп Жанти:

         — Я ныряю в пропасть памяти и в пропасть снов. Это одновременно и поиск, и исследование источника беспокойств, желаний. Когда сценарий уже написан, мы начинаем работать над отдельными сценами. Например, в «Лабиринте» мы импровизировали на тему встречи человека и двери. Так обнаружили разницу во взаимоотношениях между людьми — когда есть дверь и когда ее нет. В какой-то момент сценарий и импровизация пересекаются.

           Человек постоянно переживает внутренний конфликт, но не саморазрушается, а репродуцирует все новые и новые личности для того, чтобы ответить на          возникшие ситуации. В спектакле речь идет именно о таком персонаже. После кровосмесительной связи с матерью в нем открывается дверка, через которую из него выходят разные личности. Мы видим, как они идут по лабиринтам, а в конце происходит примирение, и эти разные личности уходят обратно в героя. Личности актеров, занятых в спектакле, помогли мне разработать путь этого персонажа.

 

 

 

 

                                            Парадокс Жанти

        

       Если проследить за развитием творчества Филиппа Жанти, то наблюдается парадокс. Начиная с 80-тых годов ХХ века театр Жанти все меньше походит на кукольный. Появляются актеры, мир спектаклей теряет предметность, погружаясь в лабиринты подсознания. И уже в 90-е годы от Жанти-кукловода мало что остается, как и от человека, замкнутого на себе, боящегося людей и пространств. К концу ХХ века Жанти стал оперировать огромными пространствами и множеством актеров. В 1997 г. его «Дедал» в Авиньоне собирал ежедневно по 2 тысячи зрителей во дворе Папского дворца. А на Всемирной выставке 1998 года в Лиссабоне он создал «Океаны и утопии» , где участвовали двести актеров, танцовщиков и циркачей, и присутствовали десять тысяч зрителей.

       Затем переваливший за семьдесят сюрреалист Филипп Жанти вновь вернулся к камерному театру. Он даже вернул на сцену кукол, от которых пытался отделаться в предыдущие десятилетия.

       А поставленный в 2005 году спектакль «Край земли» — это снова «поздний Жанти», тот, каким он стал в девяностых годах, работая с актерами вместо кукол. Это вновь путешествие в область поэзии и сюрреалистических снов. 

       «Край земли» — спектакль о желании и невозможности до конца познать женщину. Познать жизнь…

         Невероятные, фантастические трюки… Фанерная половина человека усажена за стол, ему примеряют разные головы (подходит бритая), и оживший муляж принимается за работу: читает письма и кладет в папку, откуда они со свистом улетают за кулисы.

         Затем герой в пальто и шляпе отправялется с чемоданом в некое меняющееся пространство. Он встречается с женщиной в красном, танцует с нею, и они достают из чемодана кукол: он-мальчика, она – девочку. Куклы вырастают до исполинских размеров, исследуют друг друга вполне по Фрейду, целуются. Из чемодана появляются подвенечные наряды невесты; их хотят надеть все, даже мужчины.

         Шуршащие конверты от прочитанных писем заполняют сцену, и после серии превращений мы видим огромные прозрачные пузыри. Из одного высвобождается мужчина, во втором находится женщина. Он хочет прикоснуться к ней, но пузырь уже пуст…

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Нина Мазур (Ганновер)

Читайте также

Искусство эпохи модерн в Висбадене

В Висбадене крупное культурное событие: в музее земли Хессен открылась новая экспозиция, в основу которой …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика