Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Сны Гамлета

(по мотивам трагедии В.Шекспира «Гамлет»)

Сцена – «черный кабинет»; в темноте высвечивается только Гамлет: иногда – лицо, иногда — все тело. Голоса, которые слышит Гамлет, «живут» в разноцветных подвижных «световых коконах»; каждому Голосу присущ свой цвет; они появляются и исчезают во тьме. Голоса не общаются с Гамлетом, они существуют сами со себе. Речь Гамлета, даже если это реакция на Голоса, в любом случае обращена к нам.

 

 

                                       Сон 1. Быть

Гамлет ( в темноте)

 

Вам когда-нибудь снился один и тот же сон?

 

( его лицо проступает из тьмы)

 

Я имею в виду – навязчивый, повторяющийся сон? Когда вы точно знаете, что сейчас произойдет, и ничего не можете поделать?

И всегда он начинается одинаково.

Появляется вот этот звук. – слышите, вот он? – а потом – свет, красный. Точнее, багровый. Видите, вон там, в углу…

Сейчас заговорит.

 

Голос 1 (Призрак)

О, слушай, слушай, слушай!

Я — дух родного твоего отца.

 

Гамлет

Я тебя узнал. И знаю, что сейчас ты мне расскажешь. Тебя убил твой брат, он стал королем Дании и мужем моей матери. Вместо тебя.

 

 

Голос 1 (Призрак)

Отмсти за подлое мое убийство.

 

 

Гамлет

Вот так все и начинается. А как хорошо и спокойно было в Виттенберге! Друзья, книги, пирушки! Приехал домой на похороны отца, а тут уж и свадьба матери подоспела… как будто одного несчастья мало.

И вот, пожалуйста ( указывает на световой «кокон» Голоса 1). Сейчас он это скажет.

 

 

Голос 1 (Призрак)

Прощай, прощай, и помни обо мне! ( исчезает)

 

Гамлет

Да уж, такое забудешь…

(задумчиво) Но не так все просто, как кажется.

 

Вот здесь в моем сне , — вернее, в моей голове, — начинает вертеться эта надоедливая, всем памятная фраза: «Быть или не быть?» И все знают, все понимают, о чем это я. Начать мстить дяде-королю – значит, погибнуть, то-есть, не быть. Не мстить – значит, не погибнуть, т.е. быть. Казалось бы, все ясно. Жить ведь лучше, чем умереть. Тем более, что пока мы живы, мы не знаем, какие сны приснятся в смертном сне. Может, невыносимо ужасные?

Так что проблема выбора решается легко. Быть! Забыть об этом призраке и думать о чем-нибудь другом, приятном. Об Офелии, например.

 

Голос 2 (Офелия, из нежного голубоватого «кокона», поет):

«Как в толпе его найдешь,

Моего дружка?

Шляпа странника на нем,

А в руках – клюка.

Он угас и умер, леди,

Он могилой взят.

В головах – венок зеленый,

Камень возле пят».

 

Гамлет

Какой камень? О чем ты? Где ты видишь этот камень?

 

Ты лучше скажи, как тебя понесло к воде? Ты ведь всегда боялась воды.

 

Голос 2 (Офелия, поет):

«Позор и грех!

У них у всех

Нет ни на грош стыда.

Свое возьмут,

Потом уйдут,

А девушкам – беда!»

 

Гамлет

Это все он тебе внушил, Полоний, твой папочка. А ты воспитана в послушании, конечно.

 

 

Голос 3 (Полоний)

Силки для птиц – все эти обещанья! Я не забыл, как щедр язык на клятвы, когда пылает молодая кровь.

 

 

Гамлет

Вот-вот, Полоний! Нисколько не жалею, что тебя убил.

Но, конечно, я думал, что там, в спальне матери, за занавеской прячется король, — вот и проткнул его шпагой. А это был ты ( задумывается).

Что ж, подслушивание до добра не доводит.

 

 

Голос 3 (Полоний)

Досточтимый принц, прошу разрешенья удалиться.

 

 

Гамлет

Подождите! Что-то здесь не так. Какой-то сбой.

 

Голос 3 (Полоний)

Досточтимый принц, прошу разрешенья удалиться (исчезает).

 

Гамлет

Вот посмотрите. Я решил «быть». То-есть, не мстить королю. Почему же я заколол Полония, думая, что это король? Значит, все-таки хотел короля убить.

Нелогично получается. Решил одно, сделал другое. Не по-гамлетовски это, не в моем характере.

 

А что если суть в другом? Не просто «быть или не быть». А быть как все, или не быть, как все. Вот в чем вопрос.

 

И если я решил «быть», то именно быть таким, как все. А все поступили бы как положено, — отомстили бы обидчику. Правда ведь? И не просто обидчику, а коварному убийце отца.

Вполне понятно и естественно.

( облегченно вздыхает)

Сбой устранен. Действие движется нормально.

 

«Из жалости я должен быть суровым. Несчастья начались, готовьтесь к новым».

Это я матушке сказал, когда труп Полония из ее спальни вытаскивал.

Но одно словечко там не на месте. Это уж я приукрасил по университетской привычке. Из какой жалости, к кому? Не к ней же! Как замуж поспешила! Еще и башмаков не износила, в которых шла за гробом, — да, это я красиво сказал. И справедливо.

 

 

Голос 4 (Король).

За что прощать того, кто тверд в грехе?

При мне все то, за что я убивал:

Моя корона, край и королева.

 

 

Гамлет.

Ну вот, король, ты сам сказал!

Прощать не за что.

Только вот для настоящей справедливости улик маловато. Одни слова Призрака… Слова, слова, слова… А вдруг это был вообще не мой отец, — мало ли?

Так что бродячие актеры появились в Эльсиноре как раз вовремя.

 

Ведь правда, отличная идея? Сыграют перед дядей вещь по образцу отцовой смерти, а я за ним послежу – возьмет ли за живое. Саморазоблачение!

А сам притворюсь, что безумен, до поры до времени. Меня-то разоблачить некому. Не им же ( кивает на появившиеся два объединенных «кокона» с голосами 5 и 6), дружкам -приятелям, друзьям – предателям.

 

 

Голоса 5 и 6 (Розенкранц и Гильденстерн, хором)

Он сам признал, что не в своей тарелке.

А почему – не хочет говорить.

Выпытыванью он не поддается.

 

Гамлет

А вы бы хотели на мне играть, как на флейте?..

 

Да… Удачный получился розыгрыш с этим спектаклем. Король себя выдал, что и требовалось доказать. Вскочил и выбежал, и королева за ним, а вслед и свита. Понятно, что следующий ход — за королем. Игрок он жесткий.

Ему надо срочно от меня избавляться.

 

Голос 4 (Король)

Любовь? Он поглощен совсем не ею,

Высиживая что-то поопасней.

Чтоб вовремя беду предотвратить,

Пришел я к следующему решенью:

Он в Англию немедля отплывет

Для сбора недовыплаченной дани.

 

Гамлет.

Ага, дани… А в сопроводительном письме — распоряжение англичанам немедленно меня убить. И два школьных друга, не более верные, чем две гадюки, везут пакет, стелют мне дорогу к расставленным сетям. Пусть, пусть… Забавно будет, когда сами подрывники взлетят на воздух.

 

Голос 7 (Фортинбрас, норвежский принц)

Скажите королю, что по трактату

Страну пересекает Фортинбрас.

Иду на Польшу с войском.

 

 

Гамлет

Ну вот, пожалуйста. Фортинбрас рвется отторгнуть у Польши какой-то кусок земли, который выеденного яйца не стоит. И двух тысяч душ, десятков тысяч денег ни норвежцам, ни полякам не жаль за этот клочок соломы, за призрак славы. А я, у которого отец убит и мать осквернена, стану медлить и рассуждать? Ну нет, у меня для мести есть воля и сила, право и предлог.

Так что до Англии доплывать незачем. А Розенкранц и Гильденстерн пусть везут туда письмо, слегка переделанное мною. Убить подателей сего, — там значится яснее ясного. Прощайте, господа!

Нет, король, так просто меня не ушлешь. Я здесь.

 

 

Голос 8 ( Могильщик)

Вот смотрите, сэр, это череп Йорика, королевского шута. Двадцать три года пролежал в земле.

 

 

Гамлет

И где теперь все его шутки и проказы, бедного Йорика? Жизнь не стоит ничего. А для кого эта новая могила?

Слышишь, для кого могила?

Эй, отвечай!

( молчание)

 

Как надоел мне этот сон!

 

Я прыгнул в могилу Офелии от потрясения, просто не успел взять себя в руки. Я же не был в Дании и не знал, что она потеряла рассудок и утонула. Хотя, конечно, при ее любви к отцу это можно было предвидеть. Шутка ли: ее драгоценный Гамлет убил ее обожаемого отца… Да нет его, нет прежнего Гамлета!

 

Голос 2 (Офелия, поет):

Бел твой саван, друг мой милый,

Сколько белых роз

В эту раннюю могилу

Ливень слез унес!

 

Гамлет

Да что ты все то про камень, то про саван! Оглянись! Нет никакого савана, говорю тебе!

И дрались мы с твоим братом Лаэртом в твоей могиле потому, что он вообразил, будто его братская скорбь сильней моей! Как я мог это допустить!

 

Но вообще-то, с этого момента, все быстро покатилось к развязке. Лаэрт обвинял меня в гибели отца и сестры, — не без оснований, надо сказать, — а король его подучил, как со мной расправиться.

 

На поединке, проще всего. А рапиру отравить легко. Один маленький укол, и нет спасения. Вот не случайно как-то было нехорошо на душе. Какой то род предчувствия. Вот, сейчас Горацио скажет совершенно правильно.

 

Голос 9 (Горацио)

Если у вас душа не на месте, слушайте ее. Я сейчас пойду и предупрежу, что вам не по себе. Пусть отменят поединок.

 

Гамлет

Ни в коем случае. Надо быть выше суеверий. Если судьба этому случиться сейчас, значит, не потом. Будь что будет. Поединок с Лаэртом, а игра с королем.

 

Голос 4 (Король)

Как человек беспечный и прямой,

Рапиры он рассматривать не станет.

А уж когда захочет Гамлет пить,

Поставлю кубок. Только он пригубит,

Ему конец, хотя б он уцелел от смертоносной раны.

 

 

Гамлет

Что ж, дальше вам все известно. Дальше в моем сне – несколько смутных картин. На поединке я получаю несколько уколов, Лаэрт тоже. От вина я отказываюсь, мать берет отравленный кубок и пьет. Король, конечно, кричит: «Не пей, Гертруда!», — но не более того. Мне остается только заколоть его.

И начать умирать на руках Горацио, глядя на трупы короля, матери и Лаэрта.

И услышать, как из Польши с победой через Данию возвращается Фортинбрас.

 

Голос 7 (Фортинбрас, норвежский принц)

Не в добрый час мне выпадает счастье.

На этот край есть право у меня.

Я предъявлю его.

 

Гамлет

Что дальше? Ничего. Молчание и темнота. И этот сон. Повторяющийся, навязчивый, вечный…

А у вас так бывает? Сон о том, что было, и чего могло бы не быть… Или все равно все случилось бы именно так?…

 

                           ( лицо и голос Гамлета тонут в темноте)

                                            

 

                                   Сон II. Не быть

 

 

Гамлет ( в темноте)

 

Вам когда-нибудь снился один и тот же сон?

 

                             ( его лицо проступает во тьме)

 

Я имею в виду – навязчивый, повторяющийся сон? Когда вы точно знаете, что сейчас произойдет, и ничего не можете поделать?

И всегда он начинается одинаково.

Появляется вот этот звук. – слышите, вот он? – а потом – свет, красный. Точнее, багровый. Видите, вон там, в углу…

Сейчас заговорит.

 

Голос 1 (Призрак)

О, слушай, слушай, слушай!

Я — дух родного твоего отца.

 

Гамлет

Я тебя узнал. И знаю, что сейчас ты мне расскажешь. Тебя убил твой брат, он стал королем Дании и мужем моей матери. Вместо тебя.

 

Голос 1 (Призрак)

Отмсти за подлое мое убийство.

Однако, как бы ни сложилась месть,

Не оскверняй души, и умышленьем

Не посягай на мать.

Судья ей – Бог и совесть.

 

                               ( эхо повторяет: «Бог и совесть! Бог и совесть!»)

 

Голос 10 (Королева-мать, нежно)

Останься, сын! Не езди в Виттенберг.

 

Гамлет

А как хорошо и спокойно было в Виттенберге! Друзья, книги, пирушки! Хотя это непохвальный обычай – наши кутежи, расславленные на восток и запад. Они покрывают нас позором в чужих краях. О нас говорят — пьяницы и свиньи…

Приехал домой на похороны отца, а тут уж и свадьба матери подоспела… как будто одного несчастья мало. Еще и башмаков не износила, в которых шла за гробом…

 

Но не так все просто, как кажется.

 

( задумывается)

 

Вертится в моей голове эта надоедливая, всем памятная фраза: «Быть или не быть?» И все знают, все понимают, о чем это я. Начать мстить дяде-королю – значит, погибнуть, то-есть, не быть. Не мстить – значит, не погибнуть, т.е. быть. Казалось бы, все ясно. Жить ведь лучше, чем умереть. Тем более, что пока мы живы, мы не знаем, какие сны приснятся в смертном сне.

А что если суть в другом? Не просто «быть или не быть». А быть как все, или не быть, как все. Вот в чем вопрос.

Как поступают все в подобном случае? . Это понятно: мстят убийце. Так что же, мне теперь стереть с доски памяти все слова из книг, все образы и чувства, и поместить туда одно слово «месть»?

 

Голос 2 (Офелия, из нежного голубоватого «кокона», поет):

Не верь дневному свету,

Не верь звезде ночей,

Не верь, что правда где-то,

А верь любви моей.

 

Гамлет

Это я для нее сочинил, для Офелии. Не гениально, зато искренно.

 

Голос 2 (Офелия)

Вот розмарин, это для памятливости, — возьмите, дружок, и помните. А вот анютины глазки, — это чтоб думать.

 

Гамлет

Ты лучше скажи, как тебя понесло к воде? Ты ведь всегда боялась воды.

 

Голос 2 (Офелия)

Я было хотела дать вам фиалок, но они все завяли, когда умер мой отец. Говорят, у него был легкий конец.

 

Гамлет

О Полонии я сожалею. Но, видно, так уж судили небеса. Я принял его за короля. Я убрал тело, и мне отвечать за эту кровь. Мне – но не тебе, Офелия. В сущности, он был забавный хлопотун и хороший отец. И жизнь понимал без особых затей: там государь, тут царедворец. Всяк сверчок знай свой шесток. Простые истины…

 

Голос 3 (Полоний)

Всего превыше – верен будь себе.

Тогда, как утро следует за ночью,

Не будешь вероломным ты ни с кем.

 

Гамлет

Это он Лаэрту, сыну, говорит. Что ж, правильный совет. И Лаэрт славный малый. Хоть в общем-то, именно он меня… сюда… отправил… Отец-то был у него хорошим советчиком, да вот король – плохим.

Как это так выходит, что из высоких чувств получается низость, а благими намерениями вымощена дорога в ад? Уважение к отцу, любовь к сестре, преданность королю, — и к чему все это привело? Бедняга Лаэрт! Хорошо, что перед смертью мы успели простить друг друга.

А эта драка в могиле Офелии, — глупая прелюдия к смертельному поединку? Не надо было этого делать. Что я хотел доказать, — что я любил ее так, как двадцать тысяч братьев любить не могут?

И что, ей от этого легче?

 

Голос 10 (Королева-мать)

Спи с миром, Офелия.

Тебя мечтала в дом

Ввести женою Гамлета. Мечтала

Покрыть цветами брачную постель,

А не могилу.

 

Гамлет

Ох, матушка, матушка! А Вашей вины тут нет?

 

Я тогда в спальне сказал матери все, что о ней думал. Я был строг, но не бесчеловечен. Сказал бы больше, но Призрак не позволил. Он мне велел ее щадить.

Но напомнил о своем страшном приказе, о мести Королю. Быть, как все

А ведь для смертного приговора нужны веские доказательства – мне, по крайней мере, нужны.

 

Так что бродячие актеры появились в Эльсиноре как раз вовремя.

 

Разве не отличная идея? Сыграют перед дядей «Убийство Гонзаго», с моими добавлениями по образцу отцовой смерти, а я за ним послежу, за его реакцией.

 

Отлично получилось. Король себя выдал, что и требовалось доказать. Вскочил и выбежал, и королева за ним, а вслед и свита.

Понятно, что в этой партии следующий ход — за королем. Ему надо срочно от меня избавляться. В Англию отправлять, — там мое убийство не так заметно для народа.

В сопровождении школьных друзей…

Господи, как они могли?…

 

Голос 5 (Розенкранц)

Принц, вы когда-то любили меня.

 

Гамлет

Что сейчас об этом говорить… Я до Англии не доехал, а вас с Гильденстерном там убили, — письмо я слегка подправил, чтобы англичане знали, что делать..

 

Голос 5 (Розенкранц)

Принц, вы когда-то любили меня.

 

Гамлет

Предательство добром не кончается.

Впрочем, как и убийство.

Я давно уже мог убить короля. До отъезда в Англию. Например, когда шел к матери, а он молился в одиночестве. Один удар мечом, — и все было бы кончено.

Сейчас хочу вспомнить, почему я этого не сделал, — и не могу. Кажется, не хотел, чтобы его душа взлетела к небу, очистившись в момент молитвы. Да и вообще, как убить молящегося человека? Стать между ним и Богом, — кто на это вправе?

Только не я .

 

 

Голос 7 (Фортинбрас, норвежский принц)

Скажите королю, что по трактату

Страну пересекает Фортинбрас.

Иду на Польшу с войском.

 

Гамлет

И когда уже этот Фортинбрас угомонится? То на Польшу, то из Польши… Главное, чтобы война не прекращалась. Больше трупов – больше денег. И никаких гуманистических вывертов. Десятки тысяч ложатся в землю из-за пустых амбиций, а предлог для войны годится любой. Главное, обозначить благие цели. Слова, слова, слова!

Самое простое – быть, как все. Уж Фортинбрас не стал бы раздумывать на моем месте! Подумаешь, отомстить королю, — какая проблема! Раз-два – и готово!

 

 

Голос 8 ( Могильщик)

Вот смотрите, сэр, это череп Йорика, королевского шута. Двадцать три года пролежал в земле.

 

 

Гамлет

Я знал его. И любил. Это был человек бесконечного остроумия. И где теперь все это? Почему я его никогда не слышу?

 

 

Голос 9 (Горацио)

Если у вас душа не на месте, слушайте ее.

 

 

Гамлет

Я так и делаю, Гораций, верный мой друг. Я так и делаю…

 

 

Голос 8 ( Могильщик)

Давненько я здесь могилы копаю. Почитай, с тех самых пор, как покойный наш король Гамлет одолел Фортинбраса. Его сына, принца, тоже Гамлетом назвали. А теперь он сошел с ума и послан в Англию, чтобы там ума набрался. Вот давеча один господин меня все спрашивал: на какой, мол, почве помешался принц Гамлет. Ясно, на какой – на нашей датской.

 

 

Голос 7 (Фортинбрас, норвежский принц)

На этот край есть право у меня.

Я предъявлю его.

 

Пусть Гамлета к помосту отнесут,

Как воина, четыре капитана.

Будь он в живых, он стал бы королем.

 

 

Гамлет

Эй, могильщик, а для кого эта новая могила?

Слышишь, для кого могила?

Эй, отвечай!

( молчание)

 

 

                     ( лицо и голос Гамлета тонут в темноте)

                                            

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Нина Мазур (Ганновер)

Читайте также

Игорь Елисеев. Подборка стихотворений.

Дороги   В лесах российских нет глуши, и как себя, дружок, ни мучай, такой же, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика