Старт // Новые статьи // Культура // Литература // Александр Квиткин
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Александр Квиткин

Родился в 1958 году на Верхнем Дону. Окончил Ростовский государственный педагогический институт. Автор 3-х изданных сборников стихов. Первые стихи относятся к середине 70-х годов. Имеет чин казачьего полковника. Член Международного союза литераторов и журналистов APIA. Награждён президентом APIA почётным дипломом за большой вклад в развитие Международного союза литераторов и журналистов на юге России. Проживает в с. Кашары, Ростовской области.

 

Колодец

 

В разгар летних дней на заре по утру,

Я в лунном колодце воды наберу.

В армейскую флягу, ещё в котелок

И перекрещусь на багряный восток.

Потом жарким летом и долгой зимой

Смогу я болезни лечить той водой.

Не все, но от многих болячек поможет

И просто попить, это здорово тоже.

Как в водопроводе, такая ж вода,

Которую пьём мы обычно всегда,

На вкус абсолютно привычная

Хотя ведь совсем необычная

Структурой своей кристаллической,

Составом быть может химическим?

Волшебник наверное проходил

И этот колодец заговорил?

Поверхность воды заискрилась конечно,

И стал он волшебным навечно!

Да, это не сказка и не кино,

Но если и было, то очень давно.

Быть может действительно здесь колдовство?

И мистика, тайна и волшебство?

Печатей семь штук, а за ними секрет,

Хранится не много не мало — сто лет.

И пьёт здесь за милую душу любой

И летней жарынью и зимней порой.

Из далей далёких сюда приезжают,

И воду в бидоны потом набирают

И будет на пользу всем эта вода,

Другие, те тоже приедут сюда.

Наш лунный колодец известен повсюду,

И каждый дивится волшебному чуду!

О нём рассказал я без всяких прикрас,

Быть может напьётся кто-либо из вас?

 

КАПЕЛЬКА

 

Я высоко взлечу душой,

Под дождь, над куполами!

Над всей мирскою суетой,

Над бренными делами.

 

Чтобы поближе к Богу быть,

Среди проблем извечных,

Чтобы ткалась подольше нить,

Событий скоротечных.

 

Свечу к молитве приготовь,

И вникни в суть простую,

Что в мире властвует любовь!

Она в нем, торжествует!

 

Любите ближних, как себя,

И так, всю жизнь живите.

Других и Господа любя,

И жизнь саму любите!

 

Я эту заповедь Христа,

В душе своей оттисну!

На перекладине креста,

Я капелькой повисну.    

 

О Купидоне

 

Мир в двадцать лет переменился,

А в тридцать жизнь лишь началась,

Он в тридцать, в девочку влюбился,

Которая лишь родилась.

Конечно же, на самом деле,

Они увиделись потом.

Взрослели порознь и старели,

И жили так, как мы живём.

Ему исполнилось полвека,

А ей, так целых двадцать лет!

Нет в мире ближе человека!

Подруги в мире, ближе нет!

Мгновенья жизни золотые:

— «Весь этот праздник, лишь для нас!»

Она — влюбилася впервые!

Он — может быть в последний раз!

Из лука Купидон стреляет,

И возраста не разбирает.

Возможно счёт ему «до дверцы»?

Но попадает — точно в сердце!

Вот — ей стрела! А вот — ему!

Контрольный выстрел ни к чему.

Они — на линии огня!

Их даже не спасёт броня!

Им, без любви не жить и дня!

Там есть стрела и… для меня.

Волшебных стрел не убывает,

Но редко счастлив, тот бывает

Кому, эта стрела досталась,

Чьё сердце — целью оказалось!

 

ОБ УМЕНИИ

 

Нужна ли мозгов, извините, палата,

Чтоб грязью других поливать из ушата?

Большое ли дело, чесать языками,

И в Интернете бросаться словами?

Нормально ль вообще, чтобы с лёгкой руки,

Направо-налево цеплять ярлыки?

Уменья немного для этого надо,

Ведь чем непотребней, тем лучше тирада.

Занятие это погано и скверно,

И ним заниматься не стоит наверно.

    

О звенящих высотах                          

 

         Средь звенящих высот, в синеве голубой

         Повстречаемся мы, дорогая с Тобой!

         Не при жизни, так где-то, когда-нибудь, там,

         Я Тебя поцелую и руку подам!

         Мы всегда будем рядом, в аду и в раю,

         Я бы душу отдал, за улыбку Твою!

         Ты — само божество, моих дней и ночей!

         Ты — мечта моей жизни и смерти моей!

         Без Тебя этот мир и другие миры,

         Бесполезно никчёмны, безнадёжно стары.

         Растворяясь во тьме, они канут во мрак,

         Всем мирам без Тебя, невозможно никак!

         Панацея от бед и несчастий — Любовь!

         В этом я убеждаюсь, всё вновь и всё вновь.

         И не может здесь быть, никаких исключений,

         Колебаний, раздумий и даже сомнений!

         В бессердечной Вселенной, пространства пусты,

         Через них я стремлюсь, к тому месту, где Ты!

         Я живу лишь тогда, Ангел мой неземной,

         Когда я нахожусь, где-то рядом с Тобой!

         Я живу ровно столько, пока мы вдвоём,

         Ты собой заполняешь, мой сердечный объём.

         Этот яркий восторг! Он подобен экстазу!

         Без Тебя моё сердце, остановится сразу!

         Там в звенящих высотах! Эмоций не счесть!

         Я живу потому… Потому, что Ты есть!

         Я Твой раб! Пилигрим я Твоей красоты!

         Для меня, путеводной звездой светишь Ты!

         В эпицентре времён, Ты стеченье планет,

         Ты одна — Темнота и Божественный Свет!

         Ты — Вселенское Зло и сама Доброта!

         Без Тебя эта жизнь, абсолютно пуста!

         Вёдра мира дырявы, никакого в них смысла,

         И согнулось дугою, Судьбы коромысло.

         Без Тебя белый свет, невозможен совсем,

         Без Тебя, он становится просто ничем!

         И сомкнулись в Тебе, от поры до поры,

         Всех времён продолженья, все на свете миры!

         Все желанья и чувства, все концы и начала,

         Всё, что есть, всё, что будет, и чего не бывало!

         В бесконечных просторах, кольцо замыкая,

         Ты сама очевидность, и реальность другая!

         Ты глоток новизны! Ты свободный полёт!

         Где-то в бездне сердечных, звенящих высот !!!  

 

СЛУЧАЯ ОБЪЯТЬЯ

 

Концов фрагменты, начинаний,

Обрывки древних заклинаний,

Осколки формул колдовских,

За мыслью мысль, за стихом стих.

У лестниц винтовых огни и тени,

В сердцах отвага, не дрожат колени!

И голоса сплелись в протяжный вой,

И время уж не властно над тобой.

В каких то закоулках восприятья,

Нас поджидают случая объятья.

 

О времени    

 

А время аморфно, оно растяжимо

Как наши поступки непостижимо,

Оно иногда равноценно нулю

Статичен весь мир, и я сам будто сплю.

А вот к бесконечности время стремится,

Мелькают события, даты и лица.

А может, случился обратный отсчёт?

И время теперь по-другому течёт?

Откуда пришло и ушло в никуда,

Всё то, что существенно и ерунда?

А время работает, как гильотина

Всё то, что отрублено – необратимо,

Мы полуживые и наши дела

Для вечности уголь, сожжённый дотла.

А наш интеллект, интуиция наша

Ненужный кувшин да разбитая чаша.

Заглохшее эхо, прощальное слово,

Чего-то далёкого и прожитого.

Спешат теплоходы, летят самолёты,

Вот кто-то успел, опоздал где-то кто-то,

Один раззолочен, другой же не в счёт,

А время течёт всё себе и течёт.

Оно многогранно, оно необычно,

Неизучаемо и безразлично

Оно разрушает людские творенья,

Оно всемогуще, как Бог — вне сомненья!

Оно изменяет природу планет,

Сильнее него, ничего в мире нет.

Галактики в бездну Вселенной летят,

А время уж там…

Не стоит к нему относиться беспечно,

Ведь время извечно.

 

ЗВЕЗДОЧЁТ

 

Считает звёзды звездочёт,

Он знает их наперечёт.

Простор небес его манит,

И тянет, просто, как магнит

Глаза восторженно блестят,

Не оторвать от неба взгляд!

Светила весело мерцают,

А он считает, да считает.

Но вот одна звезда упала

И их на небе меньше стало.

Поскольку звездочёт влюблён,

Паденья не заметил он.

И он не знал ещё тогда,

Что то, была его звезда.

Ну а когда она упала,

То и его потом не стало.

Бездонны звёздные просторы

Пределов нету, у которых.

А сколько звёзд, кто ж это знает?

Никто их больше не считает.

Вот разве только астроном?

И я вам расскажу о нём.

Он был красивый, молодой

И одарённый весь такой!

Прямым путём он к цели шёл,

Он все науки превзошёл!

Не верил в Бога ни в приметы,

Его печатали газеты,

Трудов научных в предостатке,

Карьерный рост его в порядке.

Теории он выдвигает,

Стереотипное ломает

И в голове идей немало,

Но надо, чтобы больше стало.

В обсерватории своей,

Он пропадает сто ночей.

Да только это ерунда,

Открыта новая звезда!

Вот он — учёный наш герой!

Такой значительный, большой!

Науку двинул он вперёд

И сам он далеко пойдёт,

Как прежде делал он всегда …

… Но, как там новая звезда?

И мнительный счастливчик наш,

Схватил блокнот и карандаш

И в небо телескоп навёл,

Фланелью окуляр протёр

И с удивленьем заглянул,

К прибору пододвинув стул.

Да только… Та звезда упала

И вновь их в небе меньше стало.

Всё что должно, то и случилось,

История же, повторилась.

Что с астрономом стало братцы,

Совсем не трудно догадаться.

………………………………….

Вот так-то вот, не дать не взять!

Не хочешь звёзды посчитать?

Что до меня, я промолчу,

Уж я-то точно не хочу.      

                                

ДЕВЯТЬ ТЫСЯЧ ПЯТИСОТЫЙ

 

Дальний космос, как корыто

От надира до зенита.

Перевернуто оно,

Потому здесь и темно

Только время поступью,

Только звезды россыпью.

А внутри Вселенной нашей,

Всё привычно, неизменно.

Тишь да гладь, да красота

Только вот душа пуста.

Нету взлетов, нет падений,

И слезящихся сомнений,

Нету смут и потрясений,

А народ, так каждый гений,

Мутных, буйных никого,

Дураков ни одного!

Посмотрите мир каков,

Как же нам без дураков?

Коль взаправду и по делу,

Жизнь такая надоела,

Ведь скучна, малоприятна,

И почти невероятна.

Нету пьющих и курящих,

Лгущих, жадных, настоящих,

Нет разводов, нет подстав,

Где неправ ты, если прав,

Нет азарта, наркоты,

Он не он, и ты не ты.

Вот бы нам повоевать,

Поразмяться так сказать!

Накуриться да напиться,

Хорошенько побеситься,

Чтобы там стрельба-пальба,

Чтобы жизнь и чтоб борьба!

Чтоб все на кону стояло,

От начала до финала.

Невозможно! Как ни странно,

Потому, что не гуманно.

Надоевшее корыто,

Всё давным давно открыто,

Суть пространства, глубина

Аж до самого до дна.

Никаких тебе событий,

Никаких тебе открытий,

Неприступных рубежей,

И нехоженых путей

И дорог неведомых,

Далей неизведанных.

Ноги больше не зудят,

Дали больше не манят.

Интересных целей нет,

Ясен, познан белый свет.

Всё открыто, учтено,

Всё изучено давно.

А какой же ныне год?

Девять тысяч пятисотый?!

 

 

Ц Е Н Т У Р И И

(Избранное из сборников 1-5)*

                    1

Приходят смутные года

И мы не ведаем тогда,

Как дальше жить, молиться как?

И зачастую, всё не так.

                     6

Уж время близится, когда

Зажжётся синяя звезда,

Она мессию принесёт

Который целый мир спасёт.

                       7

Летит горящий самолёт,

Но вверх летит, наоборот.

В магнитный коридор попал,

Затем, невидимым вдруг стал

                     12

Империй, будет пять числом,

Раскатится над миром гром.

Всё гибнет в пламени войны!

Все пять из них — обречены.

                     17

Живёт тот человек в пучине,

Он плавает по той причине.

Стихией моря дышит он,

Всё потому, что погружён.

                     20

Взошло горячее светило

И всё на свете осушило,

И стало жарче в сотни раз,

И никого Господь не спас.

                     23

Машина будет под землёй,

Передвигаться по-прямой.

Не испугает жар Земли,

Такие будут корабли.

                   33

Никто не завоюет приз,

Где низ, там — верх, где верх, там — низ.

Иссякнет в недрах кровь Земли,

Лишь миражи и пыль вдали.

                   36

Голубизну похитит мрак,

Обманет умника — дурак.

Всё перепутается в мире

И будет пятью пять — четыре.

                   40

На море луч упал с небес,

Ужасный вызвал он процесс

И обнажилось моря дно,

Затем оплавилось оно.                  

                   43

Второе солнце воссияло

И голова царя упала.

Войска идут со всех сторон,

Столпотворение племён!

                   46

Очередной народ грядёт,

То раса избранных — господ!

Они живут не так, как мы,

Исчадья ада, дети тьмы!

                     47

В тот мир закрыты нам пути,

По ним не смеем мы идти.

Тот мир, не Богом создан был,

А этот, Он лишь — повторил.

                     48

Забудем вскоре мы, родство.

И будет править — колдовство.

Уже стучатся у дверей,

Не люди, нет — толпа зверей!

                   52

Не упадёт с небес вода,

Мы все исчезнем без следа.

Так будет добрых двести лет,

Пустыня, жажда, солнца свет.

                   54

У них открылся третий глаз.

Он не такой же, как у нас.

Он видит насквозь день и ночь!

Никто не может скрыться прочь.

                     62

В пучине волн висит колпак,

Его сиянье гасит мрак.

Там- целый город под водой,

Ничем не связан он с землёй.

                     66

Кому звонят колокола?

Кому награда и хвала?

Среди живых, такого — нет,

Родится, через триста лет.

                     76

Услышал Бог молитвы наши,

Жизнь — полная богатства чаша!

Но… сократился её срок,

Нет смысла насыщаться впрок.

                     79

Обратно время потечёт,

Быстрей пусть завтра настаёт.

Коснётся нас бессмертья тень,

Моложе станем мы на день.

                    81

Затем, ты сможешь раздвоиться,

В местах различных находиться,

И делать разные дела.

Природе – честь! Уму – хвала!

                     82

Всё в паутине, в пауках,

Царит уныние и страх.

Не стали бедные богаче,

А богачи бедней, тем паче.

                      84

Там целый флот потоплен был,

Одна вода и нет могил.

Кончался двадцать третий век,

Не изменился человек.

                    88

Там, на заброшенных лугах,

Когда-то поселился страх.

Представь,- весь день идёшь вперёд,

Глядишь,- не вышел из ворот.

                     93

Но в этом мире многоликом,

Не долго жил тот, кто великий.

Они у нас наперечёт,

И жизнь быстрей у них течёт.

                   110

Живёт он где-то за чертой,

И смерть, подобна жизни той.

И жизнь, на смерть похожа та,

Их разделяет лишь черта.

                  118

Число их – тройка – пустота.

В ней мысль заложена не та.

Всю жизнь перевернут они,

Когда-то годы, нынче – дни.

                   121

Вернутся снова времена

И будет на земле страна,

Одна – в единственном числе,

Как лампа на твоём столе.

                 122

До тыщи лет продлится век,

Жить будет долго человек!

И будет очень он умён

На то и Господом рождён.

                   123

В мирах далёкой стороны

Где все живущие сильны,

Земной пребудет человек

Наступит сорок первый век.

                   130

Ни прошлого, ни будущего нет

Исчезла череда прошедших лет,

Застыло Солнце, не взошла Луна

Вокруг пустая и безмолвная страна.

                     134

Шестая раса у дверей

И ей плевать на мир людей.

Она достигнет своего

Весь мир! И больше, ничего.

                       140

Но тайны, тайнами остались

И по наследству нам достались

Один вопрос, решений нет.

На тайнах держится весь свет.

 

* Всего 70 сборников.

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Александр Квиткин

Читайте также

«Ромас, Томас и Иосиф» /К восьмидестилетию поэта./

Вот скромная, приморская страна. Свой снег, аэропорт и телефоны, свои евреи. Бурый особняк диктатора. И статуя певца, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика