Старт // Новые статьи // Культура // История // Слово о «Казаке Луганском». Часть 2.
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Слово о «Казаке Луганском». Часть 2.

«Хорошую речь хорошо и слушать…»

     Ещё в Дерпте Даль познакомился с поэтом и переводчиком В. Жуковским, и вскоре они стали друзьями. Через Василия Андреевича Владимир Иванович подружился с А. Пушкиным, сблизился с Н. Языковым, А. Дельвигом, И. Крыловым, Н. Гоголем, князем Одоевским, братьями Перовскими…

Первая «литературная ласточка» Даля появилась в «Московском телеграфе» в 1830 году. А в 1833-м выходит его первая книга «Русские сказки. Пяток первый Казака Луганского». Под этим псевдонимом Даль и вошёл в историю отечественной и мировой литературы.

 

     Сказки эти были встречены с восторгом лучшими писателями, особенно ими восхищался Пушкин. Под влиянием далевских сказок он написал «Сказку о рыбаке и рыбке» и подарил её Далю в рукописном виде с дарственной надписью: «Твоя от твоих! Сказочнику Казаку Луганскому – сказочник Александр Пушкин».

     Но другим был взгляд на сочинения Казака Луганского со стороны писателей иного рода. Известный пасквилянт, ненавистный всему честному пишущему миру за двуличие и неразборчивость в средствах, Фаддей Булгарин (Фигляриным, напомню, называл его А. Пушкин) нашёл сказки Даля «неприличными», «грязными». По указанию статс-секретаря Третьего отделения графа А. Мордвинова, «предварённого» Булгариным, Даля забрали прямо из госпиталя в час обхода больных и представили «пред ясные очи» высокопоставленного жандарма, который встретил писателя площадной бранью и посадил под арест. Тираж «Русских сказок…» был также арестован. Потребовалось разъяснение ситуации и заступничество за Даля перед императором со стороны В. Жуковского. И в тот же день Даля освободили из-под стражи! Тот же лизоблюд Мордвинов стал рассыпаться перед писателем в любезностях. Но Даль не ответил лицемеру, не подал ему руки и ушёл…

     После этих событий, сочинения Даля на официальном уровне были признаны лояльными к правительству. И тут, кстати, подоспела вакансия на должность профессора русского языка и словесности в родном для Даля Дерптском университете. Последовало предложение Далю занять должность. Он-то охотно согласился, но тут возник юридический казус. Да, он давно был доктором, но медицины, а отнюдь не филологии. Дело затормозилось…

     В это время поступает приглашение Владимиру Ивановичу от генерал-губернатора Оренбургского края занять должность чиновника по особым поручениям. Приглашение с благодарностью принимается, и в 1833 г. Даль вместе с молодой женой Юлией Андре выезжает к месту новой службы на берега реки Урал.

     Свои обязанности Владимир Иванович выполнял добросовестно, с душой. «Справедливый Даль» – называли его в народе. Многие ли чиновники того, а паче того, нынешнего времени вправе удостоиться такого уважения со стороны народа и столь лестного для себя прозвания?!

     В Оренбургском крае Даль прослужил 8 лет, за это время много раз пересёк его вдоль и поперёк. В 1833-м, например, сопровождал Николая I в поездке по краю.

     Как пишет П. Мельников, оренбургский пласт жизни Даля оказался чрезвычайно плодотворным для него и посему благодатным для русской словесности. Большинство повестей и рассказов было создано писателем именно в эти годы. Не забывал он также

о сказках. Его произведения печатались в лучших журналах того времени. Написанные им учебники «Ботаника» и «Зоология» были высоко оценены учёными-естествоиспытателями и педагогами. За свои серьёзные труды по естественной истории Владимир Иванович был избран членом-корреспондентом Академии наук по физико-математическому отделению.

     В 30-е годы позапрошлого века было «модным» дискутировать о том, что следует читать грамотному люду «из низов». А Даль не дискутировал. Он просто взял да и написал одну увлекательную книгу – «Солдатские досуги», затем другую – «Матросские досуги». Здесь были рассказы, загадки и т. д. И эта ниша в русской литературе оказалось заполненной!

     Вспомним слова В. Белинского о Дале: «После Гоголя это решительно первый талант в русской литературе», а также высказывание М. Горького: «Эти очерки имеют огромную ценность правдивых исторических документов».  

     Многогранной была литературная деятельность В. Даля. Проза, стихи, научные труды, постоянный сбор материалов для «Пословиц русского народа», для «Толкового словаря…», за который он принялся по совету А. Пушкина… Есть в «послужном списке» Даля и драматическое произведение, созданное также с благословения Пушкина. Это «старая бывальщина в лицах» – «Ночь на распутии, или Утро вечера мудренее».

     После службы в Оренбурге Даль был переведен в Петербург. С 1841 г. он стал ближайшим помощником министра внутренних дел Л. Перовского. Служил Владимир Иванович ревностно, был посвящён во все тонкости государственной деятельности. Когда министр был удостоен графского титула, на его гербе появился девиз, созданный Далем: «Не слыть, а быть!» А когда со временем Даль покинул Петербург, переехав в Нижний Новгород, Перовский писал ему: «Без Вас я как без рук». Вот лишь малая часть дел, которые Даль выполнял в министерстве: составил Устав губернских правлений, Карантинные правила, другие документы государственной важности; он принимал участие в делах по устройству бедных дворян, по улучшению быта помещичьих крестьян, редактировал отчёты по министерству, доклады для императора, записки, предназначенные для внесения в Госсовет и правительство…

     Многие искатели мест и наград пытались найти помощь и покровительство у Даля. Но для лиц такого рода он всегда оставался «невидимкой». Зато человек – будь он знатен или нет, или же совсем безвестен, – принесший Казаку Луганскому хоть несколько областных слов, или пословиц, или поговорок, – непременно оказывался желанным гостем его семейства.

     Установилась традиция – по четвергам у Владимира Ивановича собирались близкие по духу люди – учёные, академики, профессора, литераторы, художники, музыканты, моряки, офицеры. «Всё повиднее и посолиднее из Петербурга обыкновенно захаживало к Далю» – свидетельствовал один из его единомышленников. Это были знаменитые Далевские четверги. На одном из этих «четвергов», кстати, и зародилась мысль о создании Русского Географического общества, которое впоследствии было признано самым деятельным из русских учёных обществ. Даль, естественно, был одним из его учредителей.

     В 1849 г. Даль, утомлённый служебными делами и собственными исследованиями, с трудом упросил министра, графа Перовского, отпустить его «на периферию». И вот он получает место удельного управляющего в Нижнем Новгороде.

     На новом месте ему также немало приходилось ездить – по губернии, по удельным имениям. И здесь, в Поволжье, как в своё время в Оренбуржье, он снискал не только уважение со стороны коллег и подчинённых, но и искреннюю любовь и доверие крестьян. Естественно, и здесь он продолжал пополнять свои «закрома» для будущего сборника пословиц и для «Толкового словаря…».
     После 10-летней службы в Нижнем, Владимир Иванович подал в отставку. И переехал в древнюю столицу земли русской. Подробнее о жизни в Москве – его последнем пристанище – мы расскажем чуть ниже. А пока вернёмся на берега реки Лугани.                                                          

 

На старой улице Английской…

 

     …В старом центре восточноукраинского города Луганска с востока на запад протянулась тихая улица-бульвар, с домами дореволюционной постройки, засаженная деревьями и кустарниками. Когда-то она называлась Английской, в советские годы была наречена в честь «Юного Спартака» (действовала в здешних краях такая детская организация). В последние годы это – улица Даля. Она как бы разделена пополам памятником этому великому человеку.

     Неподалёку от памятника, в одном из старых домов, более 25 назад был открыт Литературный музей В. Даля. Нет точных доказательств тому, что именно в этом

доме родился Владимир Иванович. Может, он появился на свет где-то по соседству. Да и нужны ли они, доказательства?

     Музей все эти годы кропотливо собирал и собирает информацию о жизненном и творческом пути Даля, книги – написанные им и о нём, предметы культуры и быта далевской эпохи. Музей обладает уникальной «далевской» коллекцией.

     Интересно, что в библиотеке университета г. Констанца (Германия), в которой я работал над настоящим очерком, мне попадались «на глаза» многие издания, памятные по книжным фондам луганского Музея Даля!

     Нет нужды, да и не хватит места, чтобы перечислить здесь книги, документы и их копии, предметы быта, мебель и многое другое, представленное в экспозиции этого музея, талантливо оформленной прекрасным художником Надеждой Монастырской. Многие экспонаты, действительно, связаны с семейством Далей, другие просто принадлежат к XIX веку и дают представление о жизни небогатых семей в этих местах, в эти времена. Особый интерес представляет кабинетное фортепиано, принадлежавшее семье Владимира Ивановича, который, помимо прочих талантов, обладал и немалым музыкальным дарованием. Вот какое фабричное клеймо нанесено на внутренней поверхности инструмента:

                                           Pianoforte-Fabrik von W.Biese

                                                   Hof-Lieferant

                                                         Berlin

                                           57. Schützen-Strasse 57

                                                        7665

                                                   WILH. BIESE

                                   Hof Piano-Forte. Fabrikant. Berlin.

     Может быть, кому-либо из моих просвещённых читателей известна эта фирма?

     В 1863 г. инструмент был подарен Далю студентами Московского университета.

А луганскому музею, в свою очередь, фортепиано передарила правнучка Владимира Ивановича – Ольга Сташевская, балерина одного из московских театров. Она приезжала в Луганск на открытие музея и на открытие памятника. «Фортепиано – путешественник» в своё время побывало в столице в качестве экспоната одной из выставок в Политехническом музее.

     В луганском музее царит в полном смысле слова атмосфера XIX века, здесь отрешаешься от суеты и бесконечных проблем нашего сумасшедшего времени. Здесь хочется, не глядя на часы, бродить и бродить по залам, вглядываясь в бесценные экспонаты. Хочется и невозможного – извлечь из застеклённых витрин уникальные фолианты, принадлежащие перу Даля, его современников и «литературных предков», усесться в старинное кресло и упиваться великолепным слогом этих книг, их бесконечной мудростью и непревзойдёнными художественными и историческими достоинствами.  
     Музей ведёт огромную общественно-просветительскую работу. Экскурсия сменяется экскурсией: нет, наверное, в Луганске и области школьников, студентов, любителей отечественной культуры и литературы, которые хоть раз не побывали бы в этом уникальном очаге культуры. Несколько лет назад в музее были возрождены «далевские четверги» (спустя полтора столетия после того, как четверги с участием Владимира Ивановича прекратились в его петербургской квартире).

Я несколько раз участвовал в таких встречах. Не забуду особой творческой атмосферы, царившей (и царящей, наверное, и поныне) на далевских четвергах в луганском музее. Сюда приглашаются литераторы, музыканты, артисты, художники, журналисты Луганска, а также гости города. Звучит прекрасная музыка, читаются стихи поэтов, обсуждаются проблемы искусства и литературы, идёт неформальное общение единомышленников.                                          

 

Владимир Даль на Красной Пресне

 

     Переехав в 1859 г. в Москву, действительный статский советник В. Даль поселился у Пресненских прудов (ныне – Красная Пресня), по улице Большой Грузинской, 4/6. Дом этот, с колоннами, с высокими окнами и террасой, очень нравился Далю. Здесь он много и

плодотворно работал, например, готовил к изданию первое собрание своих сочинений в 8 томах и сборник «Пословицы русского народа». Здесь же завершил главный труд всей своей жизни – окончательно подготовил к выходу в свет «Толковый словарь живого великорусского языка».

     Как рассказывает П. Мельников, подготовка к изданию сборника пословиц и словаря была связана с большими трудностями и мытарствами. Были проблемы с цензурой, которая считала недопустимым совместную публикацию «простонародных» и «божественных» пословиц и поговорок. Иные «учёные мужи» считали издание сборника вредным, даже опасным, посягающим на развращение нравов (!). Даль был готов отказаться от публикации пословиц, и чуть было не сжёг этот труд, на который были затрачены десятилетия! К счастью, до этого не дошло. Пословицы нашли место в «Чтениях Императорского общества Истории и Древностей российских». А в 1862 г. вышли в свет в виде отдельной книги. Ещё раньше, в 1860-м, В. Даль был избран членом Общества любителей российской словесности.

     Немало трудностей было и с изданием «Толкового словаря…». Когда Даль в 58-летнем возрасте переехал в Москву, словарь был готов лишь наполовину; при этом постоянно появлялись новые слова, которые нужно было вставлять в готовый набор. Даль был немолод, не очень здоров, терял зрение, но он лично держал многочисленные корректуры объёмистого материала.

В своём «Напутном слове» к словарю он рассказал о многих своих трудностях, но подчеркнул, что только смерть или болезненное одряхление смогли бы помешать ему остановить начатое. Были у Даля и финансовые проблем – издать за короткое время два фундаментальных труда стоило огромных средств. По счастью, император Александр II, воспитателем которого в своё время был знаменитый русский поэт В. А. Жуковский, взялся помочь в издании: издержки по выпуску словаря государь принял на свой счёт. Словарь вышел в свет в 1863-66 гг. После выхода словаря Этнографическое отделение Географического общества удостоило Даля Золотой медали. Академия наук единогласно избрала его своим почётным членом. Дерптский университет прислал Далю за русский словарь латинский диплом и немецкую премию…

     В доме на Красной Пресне у Владимира Ивановича бывали М. Погодин, С. Аксаков, А. Писемский, П. Третьяков, В. Перов, другие. Здесь несколько лет прожил и написал роман «На горах» П. Мельников (Андрей Печерский). Среди друзей Даля, кроме перечисленных, было много крупнейших деятелей литературы и культуры России, в том числе А. Пушкин.

     Напомним, Далю было суждено в 1837 г. провести несколько дней рядом со смертельно раненным А. Пушкиным – и как его другу, и как врачу. Даль просидел у постели поэта его последнюю ночь жизни, принял у Пушкина последнее прощание и закрыл ему глаза…

     В своём московском доме Даль и окончил жизненный путь. Его сын, Лев Владимирович, академик архитектуры, первооткрыватель русского деревянного зодчества, реконструировал дом, построенный ещё 225 лет назад князем М. Щербатовым. Дом чудом уцелел в 1812 году, когда горела Москва, чудом устоял и в 1942-м, когда рядом упала, но не взорвалась, фашистская бомба. Дом собирались снести, его с трудом отстояли писатели и учёные Москвы. В преддверии празднования 200-летия Владимира Ивановича я побывал в московском Музее Даля, занимающего зал в его бывшем доме. Экспозиция, рассказывающая о жизни и деятельности великого луганчанина, в основном состоит из книг, картин, стендов, картин, а также ксерокопий документов.

Стенды: история «Дома Даля», Даль и Пушкин, Даль – собиратель русского фольклора… Картины: «Даль у постели раненого Пушкина», копия известного портрета Даля работы В. Перова… Книги: «Азбуковник» начала XVII-го века, «Российский целлариус, или Этимология российского лексикона», «Русская беседа» – журнал А. Кошелева, «Словарь Академии российской» 1789-94 гг., «Академический словарь церковно-славянского и русского языка» – всё это книги, которыми пользовался Даль. А вот книга «Bibliothek in vier Jahrhunderten» — издание на немецком, вышло в 1977 г. в Германии к 400-летию университета в Мюнстере; в этой книге, в частности, опубликована переписка Даля с немецким этнографом Августом фон Хахтхаузеном по лексикологии и этнографии.

     …В центре Москвы, на той же Красной Пресне, расположено одно из самых известных кладбищ российской столицы – Ваганьковское. Сюда я пришёл после посещения Музея Даля. Неподалёку от могилы Сергея Есенина разыскал скромное захоронение. За невысокой оградой – массивный крест из темно-серого полированного гранита. Славянской вязью на кресте вырублены буквы и цифры:

                                                         Вл. Ив. Даль

                                                         Род. 10 ноя. 1801.

                                                          Ум. 22 сен. 1872.

     За этой же оградой покоится и сын В. Даля – Лев Владимирович.

    dal-3                                                          

Чтобы помнили…

 

     В 2001-м году в городах, связанных с памятью о Дале – Луганске, Николаеве, Санкт-Петербурге, Оренбурге, Нижнем Новгороде, Москве, да и во всей огромной стране, торжественно отметили 200-летие со дня рождения В. Даля. 2001 год был объявлен Годом Даля. Один из крупнейших на Украине – Восточноукраинский (Луганский) – университет тогда же был назван именем Владимира Даля. Выдающийся гуманист, врач и писатель Юрий Ененко (г. Луганск) издал замечательную книгу «Слово о Дале». Медалью Даля был награждён луганчанин Юрий Фисенко, чья монография о Казаке Луганском признана одной из лучших в мире. Учреждена премия им. Даля…

     …В историческом центре Луганска, в районе городского парка, сходятся улицы А. Пушкина, В. Даля и Т. Шевченко. Памятники Пушкину, Далю и Шевченко расположены почти по соседству. Здесь же, на Луганщине, жил и составитель словаря украинского языка Борис Гринченко.

     На улице Тараса Шевченко в нашем городе до недавнего времени размещался крупнейший в области книжный магазин «Далева лавка», а неподалёку, на улице Пушкина работает книжный магазин, названный в честь Бориса Гринченко…

     Вот так, благодаря книгам, музеям, библиотекам, памятникам и городской топонимике мы учимся не забывать нашу историю, нашу культуру, наших славных предков.

     Закончить очерк хочу четверостишием Василия Жуковского, которое в равной степени можно отнести и к Далю, и к Пушкину, и к Гринченко, и к Шевченко, ко многим их спутникам по жизни и творчеству, включая самого Жуковского:

                                 О милых спутниках, которые наш свет

                                 Своим сопутствием для нас животворили,

                                 Не с грустью говори: «На свете уж их нет»,

                                 Но с благодарностью: «Они на свете были…».                                        

 

     На снимках: В. Даль (фоторепродукция известного портрета кисти В. Перова),  

                             памятник В. Далю в Луганске (фото автора очерка).

 

От автора: Выражаю искреннюю признательность директору Литературного музея В. И. Даля (г. Луганск) Людмиле Соколовой и луганскому журналисту и поэту Владимиру Спектору за дружескую помощь, оказанную при подготовке материала.

 

 

Григорий Ладыженский (Ройтлинген),

член Союза журналистов Украины

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Григорий Ладыженский (Ройтлинген)

Читайте также

УШЕЛ ИЗ ЖИЗНИ ГЛАВА ЕВРЕЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «РУФ» АРОН ЗУСЬМАН.

https://mjcc.ru/news/ushel-iz-zhizni-glava-evreyskoy-organizatsii-uznikov-fashistskih-kontslagerey-i-getto-ruf-aron-zusman/ — оригинал статьи. На фото — Председатель Общероссийской общественной еврейской организации узников фашистских концлагерей …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика