Старт // Новые статьи // Стиль жизни // Путешествия // Джайпур («Невероятная Индия», часть 2.)
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Джайпур («Невероятная Индия», часть 2.)

Тьма, будто выпущенная из кондитерского шприца, клубясь, заливала улицы Джайпура. Женщины уже покинули их, унеся с собой ослепительные краски своих сари и пунджабских шаровар, и настало время мужчин. Пробираясь к нарядным воротам на углу, я шла сквозь строй мужчин — предлагающих, зазывающих, продающих, но пуще всего — глядящих тем самым, безошибочно оценивающим взглядом. Единственная белая. Единственная женщина. Единственная иностранка.

 

За воротами во дворике стояли столы; в глубине виднелось подобие сцены, — во всяком случае, это было освещенное пустое пространство, окруженное скучающими пока музыкальными инструментами: ситарами разных размеров, тамбурами и таблами. Ночь уже полностью завладела миром, и звезды, как рачительные хозяева, присматривающие за порядком, заняли свои места на низком, таком осязаемом чернильном небе. Tак и хочется сказать «расселись за столиками»!

Посетителей было немного, но они представляли собой пеструю смесь индусов — как в традиционных одеждах, так и одетых в западной манере, но непременно босых, — и иностранцев обоих полов. Официант, не перестающий удивленно раскачивать головой (что означало подтверждение принятого заказа), картинно перестелил скатерть и принес вилку для иностранки. Индусы ели правой рукой, деликатно подгребая рис кончиками сложенных лопаточкой пальцев, не прерывая энергетическую связь между человеком и его пищей.

Принесли плохое вино для меня и индийский ром для моего cпутника. Ждать предстояло долго, но это oжиданиe было неотъемлемой частью индийского гурманства. Появился наан, чесночная лепешка, и соленый ласси, напиток кочевников и погонщиков скота, верный способ утолить на время нескончаемую жажду.

На середину пустого пространства вышла женщина, и стало окончательно ясно, что это — сцена, потому что женщина была… Всего в ней было слишком. Она была полновата, более, чем позволяют западные стандарты красоты. Ее одежда была слишком многоцветна даже здесь, cpeди раджастанского разгула красок. Ее живот, спелой оливой нависающий над юбкой-дхоти, был слишком открыт. Ярко-красные, слегка вывернутые губы, казалось, добавляли неправдоподобный красноватый оттенок к коричневому цвету ее глаз без зрачков. Колыхнулся подол; колыхнулся живот; она сделала шаг вперед, и началось…

india-2-2

Танец eё был бы невозможен без полной концентрации. Он разворачивался в историю – жалобу — требование. Вступили в традиционную перепалку (джугалбанди) ситар и табла. Танцовщица отступила под навес. Принесли дал-бати-чурму и панир — все вегетарианское, не унижающее меня подозрением, что я могу и мясо… Танцовщица тем временем деловито составила на голове пирамиду из ярко раскрашенных сосудов. Казалось, они нужны ей только для того, чтобы подтведить давно известное: ее баланс был безупречен; она танцевала, не отрываясь от невидимого шеста внутри нее, почти как западная стрипризерша.

…Нет, не убедительно. Они, эти зрители, все еще не были достаточно захвачены драмой, разыгрываемой здесь два раза в неделю. Ее драмой. Она замедлила движения и оглядела свою аудиторию критически, с некоторым даже раздражением. Индусы были не в счет, их непросто было потрясти. Скользнула взлядом по компании образцово-показательных европейцев, следующих всем хрестоматийным правилам пребывания в Индии, что так подробно расписаны в путеводителях: одеваться консервативно, прикрывать волосы, снимать обувь у входа. Нет, не то. Решительно пересекла двор и остановилась у нашего стола. Спросила о чем-то моего спутника на хинди и недовольно оглядела меня. Потом, словно решив наконец-то ей одной ведомую задачу или поддавшись нa уговоры невидимого оппонента, она растянула губы в любезную улыбку, обнажив неровные белоснежные зубы, и стала манить меня жестами по направлению к «сцене».

— Она просит станцевать с нею, — объяснил мой спутник.

— Но я… не умею!..

— Неважно. Это просто фон, для иностранцев, чтобы подчеркнуть уникальность ее танца. Это традиционный раджастанский танец, а она — действительно одна из лучших танцовщиц во всем регионе.
india-2-3 
Я встала и пошла за извивающимися, манящими руками. Ритм проникал в меня с каждым шагом, и я все меньше помнила, кто я, как сюда попала, все меньше анализировала свои ощущения и все больше ощущала, не думая вовсе, но двигаясь с неуверенной пластикой загипнотизированной кобры, разматывающейся из заношенной чалмы заклинателя. Я училась на ходу. Я училась изгибаться, следуя замысловатым указаниям скользящих рук. Нарастающий экстаз затмил даже звезды.

Невидимая нить оборвалась внезапно. Ритмический рисунок закашлялся и смялся. Я была свободна от добровольного рабства и могла вернуться за столик.

— А ты смелая, — заметил мой спутник.-  Никто тут не верит, что ты американка. Они… вы, то есть… более церемонные, чем даже европейцы. 

А танцовщица, которой не нужен был больше фон, ах-танцовщица, отбросившая меня, как наскучившую марионетку, не оборачиваясь, протянула руку, и ситарист вложил в нее бутылку толстого стекла. Все еще возбужденная танцем, я пропустила тот миг, когда она грянулась о землю. Из-под подола показалась лиловая ступня, неожиданно маленькая для такого крупного тела. Виноградины пальцев поджались и распрямились снова, и — опустились решительно на матовые осколки. Танец удался.

Практические советы: Джайпур, как и весь Раджастан, интересен не только музыкальными, но и художественными традициями. Не забудьте посетить умельцев, изготовляющих одежду и ткани с зеркалами, необычных кукол-марионеток, а также серебряных дел мастеров. Если удастся съездить в Раджастан в октябре, вы можете попасть на знаменитую ярмарку верблюдов — это уникальное зрелище незабываемо. Приезжающие в Раджастан надолго селятся во дворцах, которые сдаются по неделям, или в курортных зданиях за городом. А если времени немного, сходите в кино, знаменитый кинотеатр «Радж Мандир» находится в двух шагах от дороги Мирзы Исмаила (т. н. MI Road), одной из главных улиц  — это необычайная возможность понаблюдать за местными жителями, да и кинотеатр напоминает один из вышеупомянутых дворцов.

Я надеюсь, что продолжение историй из Раджастана последует, — уж очень чудесна эта часть страны.

 

(Продолжение следует)

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Галина Ицкович (Нью Йорк, США)

Читайте также

Княжество Лихтенштейн: маленькое, но – свое.

В том смысле, что услышав фамилию правителя, не надо даже задумываться, из какой же он …

One comment

  1. Задели за живое! Индия для меня с детства — это волшебная страна. Понятно, что росли мы и на индийском кино, с Раджем Капуром и Наргис, в главных ролях…Кстати, имя Рабиндраната Тагора, узнала тоже благодаря этому.Соответственно и его поэзию. Новые впечатления из далёкой и прекрасной страны всегда интересны. Спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика