Старт // Новые статьи // Культура // Литература // БРИТАНСКИЕ РАССКАЗЫ
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

БРИТАНСКИЕ РАССКАЗЫ

  1.     Утро на британской железной дороге

Когда Алексей Иванов приехал на Туманный Альбион, он был совершенно не готов к условиям местной жизни и на первых порах подрабатывал на частной стройке декоратором*, как и многие другие выходцы из восточноевропейских стран. Жил он в южной части Лондона, в знаменитом районе Уимблдон, а на работу ездил ещё южнее – на самую окраину.

Рано утром лондонские электрички частенько опаздывают, из-за чего Алексей однажды застрял на пересадочной станции Балам на целых полчаса. Он нервно ходил перрону и то и дело с надеждой поглядывал на табло: все британские эмигранты панически боятся потерять работу, какая бы она ни была тяжёлая и нелюбимая – это автоматически выбрасывает человека на улицу и даже вовсе из страны. Вскоре Алексей не выдержал, выхватил из кармана телефон и отыскал на экране надпись BOSS. Его виноватая, сбивчиво-корявая английская речь насмешила начальника строительной бригады, и он добродушно и коротко буркнул в ответ, словно два раза нехотя рыкнула большая ленивая собака: «ОК. No problem».**

Алексей с облегчением выдохнул задержанный в лёгких воздух и плюхнулся на край первой попавшейся привокзальной скамейки, на другом конце которой сидели, плотно прижавшись друг к дружке, три юные девчушки. Все как на подбор: невысокого росточка, стройненькие, с одинаковыми белокурыми причёсками с хвостиком, в одинаковых бело-красных спортивных курточках, в джинсах и кроссовках. Выглядели они утомлённо, говорили тихо и неторопливо – о чём и на каком языке, Алексей вначале не расслышал, да и не вслушивался, он только с сожалением подумал: «Бедные девчонки, в такую рань едут на работу! А вечером ещё в колледж!», и, нахлобучив на глаза бейсбольную кепочку, стал с наслаждением думать о приближающемся отпуске.

Девчонки приняли Алексея за чужого, заговорили чуточку громче и он отчётливо расслышал русскую речь, с заметным украинским акцентом. Эти крошки рассказывали друг дружке с подробностями, что с ними в эту ночь вытворяли гораздые на выдумку богатые дяденьки. Разговаривали они непринуждённо, обыденно, как троечка хороших хозяюшек, обсуждающих на кухне секреты нового салата.

Алексей был обескуражен, девушки спозаранку ехали вовсе не на подработку в одно из многочисленных лондонских кафе, как это делают многие студентки – они ехали с «работы»! Он вскочил, не в силах более слушать пикантные подробности и увидел свою электричку подходящую к перрону. Он зашёл в последний вагон, уютно умостился на мягком сиденье у окна и закрыл глаза. Но помечтать об отпуске ему опять не удалось, плавно тронувшийся поезд неожиданно затормозил – три подружки сидели, сжавшись в комочки, на прежнем месте, как раз напротив Алексея.

«Я могу помочь, звоните». – Написал он пальцем на потном стекле, и стал быстро выводить номер своего телефона, не задумываясь, в волнении, что прочитать это с обратной стороны будет очень трудно. Поезд тронулся так же резко и неожиданно, как и остановился, и перрон остался позади.

Алексей несколько дней не находил себе места, был уверен: «Девчонок запугали и эксплуатируют». Он более месяца настырно искал их на той самой платформе, но случайно встретил на другой станции, и с наскока предложил свою помощь.

– Он наш! – выкрикнула одна из девушек, и они все разом стали пятиться и озираться по сторонам.

– Нет, нет! Я не ваш! – выкрикнул в ответ Алексей, и соврал. – Я уже давно живу в Лондоне.

Девушки сразу успокоились, но попросили показать какой-нибудь местный документ. И он у Алексея был, самый надёжный на острове – британское водительское удостоверение.*** Девушки по очереди осмотрели удостоверение, окончательно осмелели и стали приставать к новому знакомому с совершенно неожиданной для него просьбой – они хотели нелегально привезти в Англию свою четвёртую подругу. Но дивчина, к великому удивлению подружек и к великой радости Алексея, ехать отказалась.

«Мне и дома богатых хватает!» – гордо заявила она, когда барышни, которых Алексей простодушно посчитал неискушёнными запуганными девчонками, позвонили ей.

—————————————

*Декоратор – специалист по художественному оформлению и украшению интерьеров помещений. В Англии это более широкое понятие. Прежде всего это человек, который красит, клеит обои и выполняет другие мелкие работы на стройке или в частном секторе, то же, что и маляр.

**ОК…  No problem… (англ.) – Хорошо. Нет проблем.

***Водительское удостоверение – в Великобритании водительское удостоверение действительно является самым надёжным документом. Его можно смело предъявлять вместо паспорта в любом государственном учреждении, в банке, на почте, представителю власти и. т. д.

 

 

  1. Ночной Лондон

 

…То дивное, несказанно-прекрасное, нечто

совершенно особенное во всём земном, что есть

тело женщины, никогда не написано никем.

Надо найти какие-то другие слова.

Иван Бунин

(Из дневников. 3 февраля 1941 года).

Ночной центральный Лондон ярок, самобытен, окутан легендами. Горят тысячи огней. Слышится музыка, задорный смех. По улицам неугомонно снуют чёрные, с виду похожие на навозных жуков «Блэк кэбы»*, за ними степенно следуют ярко-красные двухэтажные автобусы, иногда проскакивают и недавно введённые одноэтажные длиннющие «гармошки», напоминающие гусениц. Здесь сотни театров, казино, всевозможных ночных клубов. Здесь тысячи пабов**, ресторанов, кафе. На любой вкус, для любой национальности. Здесь миллионы разноязыких, разноглазых, с неодинаковым цветом кожи людей со всех пяти населённых континентов, разодетых в модные современные одежды и в экстравагантные национальные костюмы. Не удивлюсь, если где-то по берегу Темзы вразвалку пройдётся и представитель шестого, ледяного континента, в своём консервативном чёрно-белом одеянии. Ночной центральный Лондон – это город-сказка. Всяк найдет себе забаву по вкусу.

Но есть и другой ночной город – бытовой окраинный Лондон.

Дом в Англии и дом в Восточной Европе – не одно и то же. Тут какие-то хлипкие дома. Вы слышите почти всё, что творится у соседа за стенкой – особенно ночью, когда успокаивается город. Стоит только немного повысить голос, скажем, во время любовной игры, и вас тотчас услышат за стенкой во всей красе – слева и справа, под вами и над вами. Это и не удивительно, внутренние перегородки сооружены из пластборта***. И люди ещё изумляются, когда в голливудских фильмах герой-громила прошибает с разбега эту «толщу». Ну и что тут удивительного? Даже я, поднатужившись чуть-чуть, пробиваю кулаком оплот западного образа жизни. Девиз: «Моя хата – моя крепость!» – зиждется вовсе не на принципе крепостной стены, а на принципе: только дотронься до этой стены хотя бы одним пальчиком, и демократическое правосудие, – а оно действительно демократическое, – поранит тебе пальчик, а может, и вовсе оторвёт его.

Намаялся я на первых порах из-за этих будто бы крепостных стен. Только ляжем с любимой спать, как на улице тотчас дико заорёт, чуть не лопаясь от натуги, какой-нибудь юный любовник-гигант, привлекающий неистовым воем свою хохотушечку-возлюбленную, как это делают некоторые обитатели джунглей. У меня тут же притупляется интерес к любовной игре. Но это ничего, пережить можно. Не знаю, правда, как на это реагирует моя любимая – не осмелился спросить. Вероятно, положительно – ведь она младше ровно вдвое: мне сорок четыре, ей – двадцать два. Она предпочитает нетрадиционный способ… или это теперь, наоборот, традиционный?.. Не знаю. От меня мало что зависит. Лежу. Молчу. Худо-бедно восстанавливаюсь, успокаиваю себя тем, что всего лишь через год, да и во все последующие годы буду старше её уже не вдвое, а всего лишь на двадцать два года. Я снова готов, вот-вот… И тут слышу отдалённый, едва различимый стук женских каблучков. Стук приближается, становится всё звонче и звонче. Я вслушиваюсь, мне до невозможности хочется представить, как выглядит эта женщина. Задаюсь вопросом: молодая ли? Молодая, – отвечаю себе, – походка быстрая, лёгкая, уверенная. Интересно, какой комплекции? Стройная, – отвечаю себе, – стук каблучков частый и чёткий. Интересно, какой национальности? Ответить трудно. И всё же определяю – западная европейка. Идёт нормально, обыденно – просто идёт и ничего более. Стук всё приближается, усиливается и, к моему удовлетворению, начинает постепенно затихать, удаляться. Я опять начинаю входить в норму, и тут очередной стук каблучков. Всё то же самое, но эта, готов поклясться, восточная европейка. Частит, частит… Мы ведь, восточные, вечно спешим. Мысль, что это своя, мне необыкновенно приятна. Я начинаю представлять, как она одета, и захожу слишком далеко: я подсознательно вижу, какое на ней бельё, и даже пытаюсь зайти дальше… Мне становится почему-то стыдно. Но почему? Что тут, собственно, такого?.. Я мужчина! Почему я должен думать иначе? Почему?.. Ведь Всевышний создал их для нас из нашего же ребра! Значит, они свои. Можно о них так думать, и даже нужно. Ведь они для нас покупают эти клочки дорогого шёлка, гипюра, атласа… Именно для того, чтобы мы обязательно увидели это. Я беру себя в руки, с трудом пересиливаю стыд, успокаиваюсь. Мне снова становится хорошо. Но она уже пронеслась мимо.

Следом прошла африканка. Я в этом уверен. Сильная, мощная девчонка. Они все прирождённые спортсменки, только потренируй чуть-чуть. Нет. Спортсменки не для меня, грубоваты.

За ней азиатка: походка кошачье-мягкая, неуверенная, как будто чего-то боится, одета наверняка в бесформенные шуршащие шаровары. Нет, это тоже не для меня. О-о!.. Она вдобавок не одна! Да и как ей быть одной? Непозволительно.

Я жду свою. Но идут всё чужие. Англичанки, африканки, иногда азиатки в сопровождении азиатов. На мужские шаги, а их, к сожалению, большинство, я не реагирую. А кроме них идут всё чужие, чужие…

Я нетерпеливо жду свою. И вот она! Наконец! Милая, долгожданная девочка. Мне чудится, что я вижу её наяву: высокая, стройная, длинноволосая, с ясными широкими глазами, с аккуратненькой упругой грудью, с длинными гладкими ногами, от которых во все стороны разлетаются невидимые искры-биоимпульсы, неминуемо попадающие в сердце мужчин. И что-то ещё, потаённое, притягательное, своё… И в белом белье. Да. В белом. Наши женщины любят кружевное белое бельё. Прекрасное сочетание слов – белое бельё. Она частит, частит, приближается…

«Такая! Такая! И моя такая!..» – внутренне кричу я.

———————-

*Блэк кэб – чёрный кэб. Название «кэб (Cab)» произошло от «кабриолет» – открытой двухколёсной повозки. Именно эти повозки и стали прародителями современного такси – «блэк кэба (Black Cab)».

**Паб – пивной бар (англ. Pub, сокращение от Public house, буквально «публичный дом» – в значении места сбора населения). В любом британском пабе продаются, помимо пива, разнообразные алкогольные и неалкогольные напитки, а также горячие и холодные закуски, как в ресторане.

***Пластборт – плиты из мела размером два на три метра и толщиною полтора сантиметра, обклеенные с обеих сторон толстой бумагой – примерно такой, в которую в советские времена заворачивали в магазинах селёдку или халву.

 

 

 

СЕРГЕЙ ХОРШЕВ-ОЛЬХОВСКИЙ Писатель, редактор, председатель правления Международного союза литераторов и журналистов APIA. Автор многих произведений прозы: роман, повести, рассказы, новеллы, очерки, юмористические циклы «Хуторские и  охотничьи байки», детские рассказы. Публиковался в различных газетах, журналах, альманахах и сборниках в России, Англии, Германии, США, Канаде, Австралии, Латвии, Литве, Беларуси, Болгарии, Украине, Кипре, начиная с 1994 г.  На основании этих публикаций в свет вышли шесть книг: «Четыре бездны» (2009 – 1-е изд., 2018 – 2-е изд., 2020 – 3-е изд.), «Клетчатый пиджак» (2010), «Любовь и грех» (2014), «Запах родины» (2015), «Избранное» (2019), «Обыкновенная любовь» (2022). Готовится к изданию седьмая «Край неба» (для детей). Один из соавторов книги «Русский акцент» (2005), главный редактор и один из соавторов книги «Английский акцент» (2013). Лауреат золотой медали им. Франца Кафки, присваиваемой европейской унией искусств (2011), литературных медалей им. О. А. Афанасьева (2015), М. А. Шолохова (2016), Кирилла и Мефодия (2018), Сергия Радонежского (2021), премии им. Пабло Неруды (2019), финалист московской лит. премии (2019), лучший автор альманаха литертурная Канада (2017, 2019, 2020) и многих других литературных наград. Уроженец Ростовской области. С 2001 года проживает в Лондоне.

 

 

СЕРГЕЙ ХОРШЕВ-ОЛЬХОВСКИЙ (Лондон, Великобритания)

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Сергей Хоршев-Ольховский

Читайте также

«За жизнь!..»*

Гора казалась мне совершенно недоступной. Еще тогда, когда приезжала в этот санаторий каждые три дня, …

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика