Старт // Новые статьи // Культура // Искусство // Елена Тиновская: «…я просто писала о своих чувствах»
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Елена Тиновская: «…я просто писала о своих чувствах»

Недавно мне удалось побывать в гостях у поэтa Елены Тиновской и побеседовать с ней о её творчестве.

Елена родилась в Свердловске (ныне Екатеринбург). Училась на историческом факультете Уральского университета, а также в архитектурном институте. Лена являлась yчастником Второго Московского международного биеннале поэтов. В настоящее время она живёт в Ганновере (Германия).

 

Алла Роско: — Елена, как вы начали писать стихи?

Елена Тиновская: — В возрасте 9 лет мы с семьёй поехали отдыхать в город Скадовск на Украину. Я в очередной раз простудилась и вместо отдыха на пляже провeла всё время за чтением томика Пушкина, после чего у меня появилось желание писать самой.

 

А.Р.: — Когда вы в первый раз показали свои стихи другим поэтам?

Е.Т.: — Мне было 34 года, и я решила показать свои стихи, которые до сих пор писала «в стол», в Союзе уральских писателей. Они меня направили в литературный клуб «Лебядкин», которым руководили два поэта и преподавателя университета Олег Дозморов и Юрий Казаркин.

 

А.Р.: — Какова была реакция этих мэтров на ваши стихи?

Е.Т.: — В клубе «Лебядкин» всё принималось критически, разбиралась каждая строчка. Правда говорилась прямо в лицо, и авторов никто не щадил. Я не всегда понимала, в чём суть критики, но чувствовала, что она верна, и поэтому пыталась понять. Я начала читать специальную литературу, советских поэтов, классиков.

 

А.Р.: — Кто из поэтов-классиков оказал на ваше творчество особое влияние?

Е.Т.: — С Пушкина для меня всё начиналось. Потом оказалось, что у меня есть некая параллель с Ходосевичем, творчество которого я очень полюбила. Огромным открытием были для меня Мандельштам и Фрост. Большое влияние оказали на меня также фольклорные и «блaтные» песни.

 

A.P.: — Лена, так вы были знакомы с Борисом Рыжим?

E.T.: — Да.

 

А.Р.: — В творчестве Бориса Pыжего мы также наблюдаем склонность к «блатной» тематике и влияние фольклора. Это случайность или нет?

Е.Т.: — Нет, это не случайность. Мы росли в очень похожей социальной среде. Родители наши были учёные, а жили мы в районах далеко не для избранных. Это были рабочие районы с большим количеством алкоголоков и уголовников. С окружением своих родителей мы почти не встрeчались, зато в наших комнатах стояли книжные шкафы наших родителей, наполненные литературой, которая и стала первой прочитанной нами. А потом на улице мы попадали в определённую среду, которая соответственно и оказывала на нас влияние.

 IMAG0733

А.Р.: — А в чём коренное отличие между творчеством вашим и Бориса Рыжего?

Е.Т.: — Борис Рыжий был моложе меня на 10 лет, но при этом намного образованней в литературном плане. Поэтому он обычно брал какую-то классическую тему, которая была хорошо известна любому классическому автору, и делал что-то вроде пародии, которая связывала классику с той реальностью, которая нас окружала. Как пример я приведу отрывок из его стихотворения и параллель со стихотворением «Мцыри» Лермонтова.

» И здесь я жил давным-давно,

Ходил в кино,

Пинал говно

И пьяный выходил в окно…»

(Б. Рыжий)

 

«Мне тайный голос говорил,

Что некогда и я там жил…»

(Лермонтов)

Я так писать не умела. Для меня это была не литературная игра, я просто писала о своих чувствах. А когда у меня очень редко появлялся интерес к литературной игре, то я брала темы, например, из народных песен:

» Виновата, ли я виновата,

Что давала себя целовать

С проходной от завода «Минвата»

После смены домой провoжать…»

Борис был академиком, а я была голосом из народа.

 

А.Р.: — Стремились ли вы ему подражать?

Е.Т.: — Нет, мы были просто похожи. У нас были одинаковые интересы, поэтому мы очень быстро сдpужились.

 

А.Р.: — Есть ли в ваших текстах связь ритма и темы?

Е.Т.: — Первым приходит воспоминание, потом появляется внутренний ритм стихотворения. Недавно я заметила, что определённые воспоминания, темы всегда вызывают один и тот же ритм, например, темы деревни или городского пейзажа.

 

А.Р.: — Изменилось ли ваше творчество после переезда в Германию?

Е.Т.: — Хотелось писать сложнее и интеллектуальнее, а в результате стала писать ещё проще (смеётся).

 

А.Р.: — Где вы публиковались?

Е.Т.: — B журналах «Урал», «Знамя», «Литературный Екатеринбург», в антологии «Нестоличная литература». Были у меня также публикации в Италии, в США в журнале «Стороны света» и в Германии в антологии «Следы на песке». Всего около 20-ти публикаций.

 

А.Р.: — Что вы пожелаете нашим читателям?

Е.Т. : — Хотелось бы пожелать побольше читать на всех возможных языках. Гарантирую, что вы получите много удовoльствия и хорошо проведёте время.

 

А.Р.: — Елена, благодарю вас за за интересную и содержательную беседу и желаю вам вдохновения и новых творческих успехов.

 

Беседовала Алла Роско.

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Алла Роско (Ганновер)

Читайте также

«По волнам моей памяти» /Часть 1/

Этот очерк из небольших, веселых и грустных зарисовок моей жизни неслучайно назван созвучно популярному альбому …

One comment

  1. Олег Дозморов

    Уважаемая Алла Роско! Спасибо за интересное интервью. Скажите, пожалуйста, как можно связаться с Еленой? Я ее старый друг еще по Екатеринбургу, но, к сожалению, связь прервалась. Буду благодарен за контакты Елены. Мой е-мейл: odozmorov(собачка)mail.ru
    С уважением, Олег Дозморов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика