Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Крым без войны

Поездка в Восточный Крым для меня уже давно даже не традиция, а образ жизни. На этот раз подготовка к поездке началась с проверки слухов разной степени достоверности. Слухи сводились к тому, что поезда в Крым ходят плохо, что составы уменьшены примерно вдвое, идут полупустыми, а билетов на них и вовсе не достать. Про сокращенные и полупустые, как оказалось, верно. Касалось это, впрочем, только составов из России и Белоруссии.

Составы из Украины благополучно ходят и заполнены до отказа, таможня едва успевает справиться с досмотром. Отдыхающих не так уж много, зато очень много крымчан, работающих с сентября по май на выезде, а на летний сезон возвращающихся домой – летний сезон год кормит. Работы в Украине теперь для них нет и неизвестно, будет ли. Работу теперь приходится искать в России. Удастся ли найти –неизвестно.

 

Начало

Начало событий стало полной неожиданностью даже для многих киевлян, что уж говорить о Крыме. Некоторые и на Майдан-то ходили для того только, чтобы разобраться в происходящем. Судить о том, кто и насколько разобрался в происходящем, конечно, трудно, но так или сяк, а личное мнение появилось почти у каждого. Плохое ли это мнение или хорошее, но оно есть и получено, как правило, непосредственно с места событий. Однако чем дальше от Киеве, тем непонятнее было все происходящее. Непонятнее и страшнее.

1-fluecht-info

Шквал информации обрушился на всех, но Крым далеко от Киева. В Крыму трудно разобраться даже в том, какие источники дают достаточно достоверную информацию, а какие распространяют лишь слухи и сплетни. Информационный шквал необходимо как-то упорядочить, структурировать, как теперь говорят. На это зачастую не хватает ни сил, ни времени, ни просто умения. Но каждый старается как умеет. Кто-то собирает и анализирует информацию – таких меньшинство. Кто-то пользуется интуицией. Большинство руководствуется эмоциями. И каждому необходимо выговориться. Каждому нужен слушатель. И, конечно, каждый надеется, что к нему прислушаются. Власти Украины за все годы независимости к Западу прислушивались куда внимательнее, чем к Востоку, и к Крыму в том числе. С этого всё и началось – людей никто не слушал.

 

Просто жизнь.

Жизнь у крымчан после 1991 года стала весьма нелегкой. Керчь, например, была весьма крупным промышленным центром. Это и достаточно мощный порт, и судоремонт, гражданский и военный, и ещё много чего. Когда Украина лишилась торгового и рыболовного флота, составлявшего, по некоторым данным, примерно 10% мирового тоннажа, когда разделили Черноморский флот, работа у большинства керчан как-то сразу пропала, и пришлось им выживать буквально «по способностям». Самый простой способ – превратить город в рекреационную зону, что в прежние времена было для Керчи в общем-то не характерно. Основной доход город стал получать в июне, июле и августе. Кое-как выживать научились. Научиться жить в новых условиях оказалось задачей сложной, а для многих – просто непосильной.

4-kertsch-autovoksal

Возможно, люди эти и неправы, но у меня лично не поднимается рука просто списать их в расход, тем более, что их бросили на произвол судьбы уже давно.

 

Татары

Крымские татары – особая история. Если говорить коротко, то в 1992 году они вернулись на голую землю, на которой не было ничего. Совсем ничего. Они вполне успешно выживали, образовали общину с органом самоуправления меджлисом, культурные общества и так далее. И всё бы ничего, но землю им официально не предоставляли. Землю, на которой они жили, татары приобрели путём самозахвата. Киев смотрел на это сквозь пальцы, а татары боялись, что землю у них когда-нибудь попросту снова отберут. А многие относились к Украине как к родине просто потому, что им разрешили вернуться в Крым.

 

Севастополь

Севастополь во всей этой истории стоит особняком. Традиционная база Черноморского флота, этот город всегда подчинялся непосредственно Москве, всегда ощущал свою вязь с Россией и флотом и всегда отличался выраженным традиционализмом. К тому же в Севастополе сосредоточены огромные запасы оружия. Оружие это столь разрушительно, что, по словам одного адмирала, если в Севастополе рванёт можно не прятаться – всё равно не успеешь.

 

Требования

Как говорил Бисмарк, социальные катаклизмы начинаются с того, что власть не удовлетворяет хотя бы часть разумных и вполне умеренных требований населения. Поначалу крымчане хотели лишь несколько большей автономии в составе Украины. Разумеется, хотели стабильности и спокойствия, севастопольцы – в особенности. И, конечно, было просто страшно. Пугала информация из Киева, пугали слухи о том, в частности, что в Крыму должны появиться люди из «Правого сектора». Безопасность – тоже требование и, кстати, весьма значимое. Украинские власти эти требования даже не рассматривали.

 

События

В этих обстоятельствах в Крыму и появились «вежливые люди в зеленом». Правительственные здания были захвачены быстро и без шума. Все, кто там находился, были выведены из помещений и отпущены восвояси. Милиционерам вернули оружие. «Вежливые люди» ни с кем не вели никаких переговоров, ни на что не реагировали, никаких требований не выдвигали, и это особенно настораживало.

3-kertsch-basar

Склады с оружием находились под контролем, и это слегка успокаивало. Многие догадывались о том, откуда взялись эти люди, но, конечно, никто не мог ничего подтвердить. В такой обстановке и произошел референдум. Вполне возможно, конечно, что число проголосовавших за присоединение к России преувеличено, но почти все те, с кем я поговорил об этом, шли на присоединение вполне сознательно и даже «впереди собственных ног». И радость у многих была совершенно неподдельной.

5-kertsch-basar1

Напоминаю: Восточный Крым – это Керчь и окрестности. Там, где я находился, отлично виден Керченский маяк. Раньше там был смотритель, можно было подняться наверх, посмотреть. Теперь нельзя. И смотрителя уже нет – все автоматизировано. Пришлось просто походить вокруг, проникаясь мыслью о том, что ничего восточнее в Крыму попросту нет. И, конечно, посидеть на склоне с жесткой травой, уже изрядно выгоревшей на солнце, посмотреть на море, подумать. Подумать о том, что изменилось, что появилось, что исчезло…

7-kertsch-basar3

Первым исчез прямой поезд Киев – Керчь. Его сняли, и добираться приходится на перекладных. Получается дороже, но быстрее. Такси, маршрутки и автобусы ходят. Ездят в них, правда, в основном граждане Украины, россиян куда меньше – российские составы сокращены примерно вдвое, и народу там мало. А вот украинские составы набиты, таможня едва справляется.

8-kertsch-basar4

Как выяснилось, разговоры с людьми лучше всего вести в формате «просто расскажи». Рассказывают люди почти всегда охотно и спокойно, и, как правило, самое важное для них. С теми, кто оставил Крым, поговорить пока не удалось – уже хотя бы только по техническим причинам. Итак, вернемся к тем, кто остался.

Проблемы переходного периода в первую очередь финансовые. Украинские банки ушли из Крыма, и вкладчики остались без денег. Под вкладчиками подразумеваются физические лица, а также мелкий и средний бизнес. Основное объяснение – Россия не позволила эти деньги вывезти. Об этом говорят на форумах вкладчики украинских банков, об этом же упомянуто вскользь в одном из текстов совсем на другую тему.

Есть и другое объяснение. Ещё до референдума банки перестали выдавать наличные, проводили операции только по безналичным расчетам. Кое-кто из крымских предпринимателей сориентировался – успел расплатиться с долгами и оплатить очередные партии товаров. Кое-кто из физлиц успел выручить часть своих денег и того-сего купить. Всего вероятнее, что обе версии правильные. Ни с чем люди и государства не расстаются так неохотно, как с деньгами. А бизнес границы не любит. Потому и сети супермаркетов «Сельпо», «Фуршет», «АТБ» работу в Крыму продолжают, и владельцы их от такого рынка отказываться не намерены. Коммерческие связи крымчан с Николаевской и Херсонской областями тоже не разорваны. Работающие с этими областями крымчане принимают гривны, хотя и дешевле, чем раньше. В прошлом году за одну гривну давали четыре русских рубля. Теперь дают три.

8-kertsch-center-maidan

Бухгалтерам приходится тяжко. Адвокатов и нотариусов стали обучать российскому законодательству сразу, бухгалтеров – позднее. Переход на новые нормативы дается весьма непросто, а произведен должен быть быстро. В бухгалтерии 90% дела – текущее законодательство.

Кому точно хорошо, так это отставным военным. Им засчитали в стаж службы во всех «горячих точках», не засчитанную Украиной. Гена, старший мичман в отставке, получает теперь втрое больше, чем получал раньше, и на Керченском базаре уже не работает — незачем. Гражданским пенсионерам сложнее. Им пенсии повышают, но поэтапно, и, конечно, они недовольны.

9-kertsch-Leninstr

Прочие относятся к ситуации по-разному. Ольга, частный предприниматель, рассказывает, что она и её семья приняли референдум с энтузиазмом, голосовать пошли все. Текущие трудности считает трудностями переходного периода, в будущее смотрит с оптимизмом.

10-kertsch-Leninstr2

Антон, служащий, считает себя украинцем. Он родом из Черкасской области, сын и невестка его живут и работают в Киеве, и он был против ухода Крыма из Украины. Он и сейчас против. Но чувство стабильности и защищенности – на фоне событий на Юго-Востоке – у него есть.

12-kertsch-mi4man-Gena

Эля (Электрина), частный предприниматель, татарка, говорит, что и она, и её семья, и куча знакомых были против референдума, они любят свою родину – Украину. Действительно, они хорошо помнят 1992 год, разрешение вернуться в Крым, устраиваться. За это они Украине благодарны. К тому же они не были уверены, что новая власть разрешит им остаться там, где они уже устроились. Новая власть разрешила, но сомнения у людей ещё не рассеялись. Говорила Эля обо всём этом вполголоса, чтобы соседи по прилавку не слышали – разговор происходил на Керченском базаре. Опасения вполне резонны. Кто-то вполне может… э-э-э… проинформировать кого следует о нелояльных высказываниях конкурента с качественным товаром и относительно умеренными ценами. А кто-то может сделать то же самое и в порядке общественного энтузиазма.

11-kertsch-selbstaendig

Кстати о ценах. Цены в Керчи выросли примерно на 50% – соответственно подорожанию доллара относительно гривны. В гривнах считают многие, хотя обращение её в Крыму прекращено. А цены существенно ниже московских, что отдыхающих радует.

Отдыхающих не так уж и много. На 1 июля, по данным Керченского горстата, 2 000 000 человек – примерно треть от уровня прошлого года. Ялта и в особенности Севастополь, как говорят, просто забиты людьми. В остальных местах народу меньше.

6-kertsch-basar2

Не все решаются ехать, считая обстановку неспокойной. А кто решается, тому добираться уже не так удобно, как раньше. На пике, в середине июля, автомобили ожидали погрузки на переправе Порт-Кавказ – Порт-Крым до сорока часов. Сейчас, конечно, поменьше. Керченские таксисты нашли заработок – стояли в очереди вместо владельцев автомобилей. Цена вопроса – 300 рублей в час.    

И, конечно, есть крымчане, до сих пор не успокоившиеся. У них нет ни уверенности в том, что всё случившееся правильно, ни уверенности в том, что в будущем всё будет хорошо.

Остальные испытывают ощущение стабильности и защищенности. Не возьмусь судить о том, насколько это ощущение обосновано, но оно есть. Люди живут как могут и умеют, привыкают к новым условиям и ждут будущего. Подождём и мы.

 

Фото автора.

 

 

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О IF: Даниил Ткачуковский (Киев)

Читайте также

Каталония: почему иногда полезно думать головой, а не сердцем

Валентин Хохлов: Гипотетические последствия обретения Каталонией независимости update: 24-10-2019 (16:45)   За последнюю неделю многое …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика