Старт // Новые статьи // Культура // Литература // Тамара ГОРДИЕНКО. СТИХИ*
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Тамара ГОРДИЕНКО. СТИХИ*

***

Припасть к родной земле,

Крестом раскинуть руки,

Всю толщину её мольбой своей прошить:

– О, Мать Сыра Земля,

Страдания и муки,

И смуту на Руси дай силы пережить!

То засуха, то вши,

То недорода бремя,

То ратники опять на поле полегли.

Пожар, холера, бунт!..

Безбожно наше время.

То ль сглазили страну, то ль порчу навели.

Всё коршуны над ней,

А соловьёв – всё меньше.

И совесть умерла, да и жила ль, Бог весть?

Мужчины говорят

Про баб, а не про женщин.

Затёрты, как пятак,Отечество и честь.

О Мать Сыра Земля,

Свободы дай и воли,

Наполни нам сердца энергией любви,

Доколе, как рабам,

Терпеть свою недолю?

Доколе воздвигать нам Храмы на Крови?!

 

***

 

Мой южный город! Ветром, зноем, морем

Он с детства мои корни напитал.

Мне люб тот город – с синевой во взоре,

Где пахнет тёплым суриком металл,

Где с солнцем соревнуется медяшка,

Играет шторм то «Яблочко», то блюз,

Где в юности носила я тельняшку,

Как самую нарядную из блуз,

Где парапеты от прибоя мокнут,

Когда ты по Приморскому идёшь,

Где так до синевы промыты окна,

Что веришь: море мыло их – не дождь,

Где бронзовый Тотлебен, чуть сутулясь,

На гордые взирает корабли,

Где самую красивую из улиц

Большой Морской любовно нарекли.

 

***

 

На свете счастья нет,

Но есть покой и воля.

А.С.Пушкин

Ещё, казалось бы, вчера –

В упрёк незрелость и несмелость.

А нынче – осени пора,

Души негаданная спелость.

Вчера – сошёлся клином свет

На информации культурной.

А нынче: суета сует –

Вздор окололитературный.

Ещё вчера – такая боль

От происков друзей заклятых.

А нынче – воля и покой,

И запах моря, запах мяты.

И не волнует ничего.

Лишь в сердце звук такой щемящий

От понимания того,

Что всё на свете преходяще.

Ещё рассвет тебе встречать

С любимым – близким и далёким.

Но одиночества печать

Уж над челом твоим высоким.

Судьба оставила свой след.

А в утешение за это

Шепнёт: «На свете счастья нет…»

Устами мудрого Поэта.

 

***

 

Не живи без любви,

Чтобы жизнь не казалась обузой.

Не насилуй природу –

Иначе получишь сполна.

Ведь когда графоман

Принуждает к сожительству Музу,

Графоману в отместку

Уродцев рождает она.

 

***

 

Как бестелесны и тихи,

Невинным светятся румянцем

Стихи для вегетарианцев –

Эстетствующие стихи.

Ты знаешь цену им и счёт,

Но привыкаешь понемножку.

Как вдруг!..

Чем книга привлечёт

Тебя: названием, обложкой?..

Неважно!

Чёрный от потерь

И засыхающий от жажды,

Ты отворишь в ту книгу дверь

И, как в музей, войдёшь однажды.

Там, босонога и нага,

От грешной страсти изнывая,

Царит фламандская, живая,

Пирующая плоть стиха.

 

***

 

Жёлтый листок опустился вчера,

Грусти исполнен.

Август напомнил, что в город пора,

Август напомнил.

Белку нельзя мне с собой увезти –

Вот незадача.

Тихо на даче кофейник свистит.

Тихо на даче.

Входишь, как в сказку, в берёзовый круг –

Чудо какое!

Чувство покоя разлито вокруг,

Чувство покоя.

Женщину ты вспоминаешь любя,

Может, иную.

Я не ревную впервые тебя.

Я не ревную.

Чинно старушки толкуют ладком,

День на исходе.

Лето уходит и машет платком.

Лето уходит.

 

***

 

Ты будешь упрямо всю жизнь от меня уходить:

Налево, направо, в моря, в небеса и на битвы.

А мне доведётся беду от тебя отводить,

Сухими губами шептать, как сумею, молитвы.

Когда же устану на всё отвечать я добром,

И силы иссякнут, и сдамся разлуке на милость,

Тогда у тебя вдруг впервые заноет ребро.

То самое… То,

Из которого я появилась.

 

УЛИЧНЫЙ ХУДОЖНИК

 

 

На Невском уличный художник

Графитом женщину рисует.

Стоят мужчины полукругом,

Заполнив узкую панель.

А вечер медленным теченьем

Колоду зрителей тасует.

Все обсуждают: кто – работу,

А кто – красивую модель.

Он белый шарф ей для контраста

На плечи смуглые набросит.

С полуулыбкой отрешённой

Она позирует ему.

И он подумает внезапно,

Хоть ни о чём её не спросит,

Что эти очи, словно ночи

Чернильно-чёрные в Крыму.

Уставшая от комплиментов,

Мужчинам знающая цену,

Она сидит непринуждённо

И смотрит только на планшет.

А сбоку уличный фотограф

Снимает уличную сценку:

Зеваки. Женщина. Художник.

Художник. Женщина. Портрет.

 

***

 

Качается в сёдлах август,

Позванивает уздою.

Качаются в сёдлах спины,

Кочует лесной народ.

Ни слов, ни речей. Молчанье,

Укачанное ездою,

И топот копыт усталых

Над сонной тайгой плывёт.

Геолог – колдун, язычник –

Над буйным костром шаманит.

А ветер разносит искры,

И шорохи, и стихи.

Я – гостья, я – только гостья,

Но как меня властно манит

Гортанный и первобытный,

Тревожащий зов тайги.

О стать бы твоей, геолог,

Попутчицей и звездою!

Но, слабая, что я стою?!

Лишь напишу поутру

О том, как уходит лето,

Позванивая уздою,

И в небо взлететь палатка

Пытается на ветру…

 

***

 

Тамара – грузинское имя

Прельстило родителей чем?

В нём словно камнями крутыми

Играет гортанный ручей.

Ходила – бывают курьёзы? –

Тонка, смуглолица, строга.

И толстые чёрные косы

Стегали меня по ногам.

А голос какой уродился!

За этот божественный дар

Едва ведь на мне не женился

Заезжий тбилисец Нодар.

И зрелость пришла, и усталость,

И юность покрылась золой.

Уже ничего не осталось

Во мне от грузинки былой.

Есть только грузинское имя.

(Прельстило родителей чем?)

В нём словно камнями крутыми

Играет гортанный ручей.

В нём вихрь искромётной лезгинки

И взгляд –как кинжал из-под век.

В нём профиль великой грузинки,

Прославившей Картли навек.

В нём смех, в нём веселье искрится.

В нём женственность.

Как ни крути,

Живу я в долгу у царицы.

Попробуй тот долг оплати!

 

СВИДАНИЕ С КОКТЕБЕЛЕМ

 

 

1.

 

Солнце жгло татароликое.

Крутизна. Обрывы. Риск.

Лезли мы за сердоликами.

Рос по склонам тамариск.

Бухта брошена подковою.

Ветер волосы листал.

Парус – хрупкость мотыльковая –

Над шаландою летал.

Нет сильнее наслаждения,

Чем, дурачась и крича,

Плавать до изнеможения,

От восторга хохоча.

А потом, покоя жаждая,

Рядом лечь – к виску висок,

Ощущая жилкой каждою

Обжигающий песок.

Подарил нам камень розовый

В день отъезда Коктебель.

Скрыт за ливнями, за грозами.

Где теперь он? Как теперь?

Жизнь разводит тропки узкие,

Оставляя нам с тобой,

Эту память, эту музыку,

Эту светлую любовь.

 

2.

 

Ветер скатит по борту солёную влагу.

В предзакатную катер уйдёт полосу.

Уплыву, уплыву. Силуэт Карадага,

Словно фото, на память с собой увезу.

Уплыву, помахав на прощанье рукою.

Долго будет в душе колобродить, как хмель,

Виноградное, терпкое и колдовское,

Изумрудное имя твоё, Коктебель.

 

КРЫМ

 

 

Здесь залиты водою чеки риса.

В долины синева с небес стекла.

Здесь минареты знойных кипарисов

И белоснежных яблонь купола.

Здесь мой исток.

Здесь я росла – южанка.

И в мир ушла отсюда, став взрослей.

И светят мне прощально и нежарко

Трепещущие свечи тополей.

 

***

 

Протяну тебе я руки: – Здравствуй! –

Долго ты, затерянный в пространстве,

Шёл, изголодавшийся, ко мне.

Ложь, что нет тебе, бродяге, дела

До тугого трепетного тела,

Звонкого, как вишня по весне.

Ну, а если, правда, нет резона,

Что же ты тогда в разгар сезона

И охоту бросил, и ружьё?

И уткнулся жадно взглядом грубым

Ты в мои запёкшиеся губы,

Имя прошептавшие твоё?

Ох, как мне понятна грубость эта!

Слишком долго ты бродил по свету

И привык к дороге и стрельбе.

Это, правда, ты? – Боюсь поверить!

Нараспашку – сердце, окна, двери

И весне,

И солнцу,

И тебе!

 

***

 

Никогда не разговаривайте

с неизвестными.

М.Булгаков. «Мастер и Маргарита»

О, эта исповедь вагонная!

О,жажда высказаться всласть!

И перегон за перегонами

Вас обволакивает власть

Попутчика, который выслушал

И, как никто, сумел понять,

Который слёзы ваши высушил,

Помог с души вам камень снять.

В самозабвенном обличении,

Смешавши дёготь и сурьму,

За сладкий пряник облегчения

Вы душу продали ему.

А миром правит одиночество:

Ведь каждый сам несёт свой крест.

И Валтасарово пророчество

Горит на рощицах окрест,

Проходит сквозь стекло оконное,

Пылает прямо у лица:

«Не говорите с незнакомыми,

Не открывайте им сердца!»

 

 

Тамара ГОРДИЕНКО*

Севастополь

Поэт, прозаик, публицист, переводчик.

Член Европейского Конгресса литераторов, Международного Сообщества писательских союзов, Национального Союза писателей Украины, Заслуженный журналист Украины, почётный член Севастопольской Академии Наук. Автор 14-и книг для взрослых и детей. Произведения публиковались в коллективных сборниках и периодической печати России, Украины, Казахстана, Беларуси, Болгарии, Германии, США. Перевела с украинского языка повести В. Васильчука «Чернобыльские мытарства Бучи», Марии Якубовской «Фотокарточки из альбома», произведения Л. Костенко, П. Гирныка, И. Павлюка, Д. Кременя, М. Пасечника и других признанных мастеров украинской литературы. Дипломант Международных литературных премий им. Ю. Долгорукого, «Планета Поэта» им. Л. Вышеславского, лауреат Всероссийской литературной премии им. Н.Гумилёва, Всеукраинских литературных премий им. В. Юхимовича, им. Ю. Каплана, им. М. Матусовского. Лауреат Международного литературного конкурса «Лучшая книга года-2014» (Германия), Международных литературных премий «Славянские традиции» (2010, 2012), «Золотое перо Руси-2017», Международного Гайдаровского конкурса-2018 (Россия), «Русский Stil» (2017, 2018) (Германия), «Созвездие Духовности» (2017, 2018) (Украина). Обладатель диплома и титула «Автор – стильное перо» (2017, 2018).

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Тамара Гордиенко

Читайте также

Holger Schwenke 1

Сто одиннадцать лесов

/Переводы Мелиты Нойман и Иосифа Мокова/   So now, Losening the three last night. Takeing …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика