Старт // Новые статьи // Культура // История // Как Бад-Нендорф избавился от неонацистов
Integrationszentrum Mi&V e.V. – Mitarbeit und Verständigung

Как Бад-Нендорф избавился от неонацистов

В прежние времена небольшой, довольно милый, ухоженный курортный городок Бад-Нендорф в Германии регулярно сотрясал чудовищный шум от марша многочисленных нацистских колонн. Происходило это не во время Великой Отечественной войны, и не с начала преследования евреев в Европе, а в мирный период двухтысячных, когда подобные страшные картины, казалось бы, должны были навсегда остаться частью черно-белых документальных военных хроник. Однако, благодаря невероятным усилиям, смелости, бесстрашию и отваге объединившихся антифашистов, включая местную еврейскую общину, «коричневую чуму» удалось победить. После чего, и Бад-Нендорф, и его жители вздохнули спокойно. Побеседуем с германским поэтом, журналистом, переводчиком Виталием Шнайдером, очевидцем и прямым участником тех событий.

Немецкие полицейские во время неонацистского т.н. «траурного марша» в Бад-Ненндорфе.

***

— Виталий, как началась история противостояния в Бад – Нендорфе? 

— В 2006-м году неонацисты через суд получили разрешение проводить в Бад – Нендорфе, где живет моя мама, так называемые «траурные марши». Как правило, они происходили в первую субботу августа, когда колонны негодяев приезжали к нам и под охраной полицейских отправлялись к бывшей военной тюрьме «Винклер Бад», куда с 1945-го года и до суда в Нюренберге попадали военные преступники, включая весьма высокопоставленных руководителей третьего рейха. Среди них числился и Альфред Поль, стоявший у истоков создания концлагерей на территории Восточной Европы, где уничтожали евреев. После проведения митинга они возвращались на вокзал и уезжали, — так происходило почти 10 лет, — внося огромный диссонанс в жизнь небольшого населенного пункта в десять тысяч человек. В конце концов, людям порядком надоело происходящее, напряжение нарастало, был создан антифашистский комитет, так называемый «Антифа», с лозунгом – «Бад — Нендорф – цветной / Bad Nenndorf ist bunt». Деятельность в его рамках велась бурная, нешуточная, задолго до начала траурного марша активисты бесстрашно развешивали по городу плакаты антифашистского содержания, дети, школьники разрисовывали асфальт цветными мелками, антифашистами также проводились иные мероприятия.

Многоконфессиональная молитва в помещении еврейской общины в Бад Ненндорфе.

К примеру, снимались помещения по пути шествия нацистских колонн, где сообща молились за спасение города от коричневой заразы евангелисты и католики, еврейская община, мусульмане. После совместного богослужения его участники, зрители, жители города вместе с антифашистами, приехавшими специально для этого, шли по центральным улицам в единой колонне. Возглавляли шествие бургомистр и представители городской администрации.

Антинацистская демонстрация, надпись на баннере: «Бад-Ненндорф себя защитит!»

— Какую роль в этой борьбе сыграла именно еврейская община?

— Еврейская община округа Шаумбург, возглавляемая бессменным председателем Мариной Яловой существует длительное время, причем ее руководитель и ее еврейские подопечные, входящие в антифашистский комитет, принимали самое активное участие в борьбе против нацистской заразы. Они заранее продумывали план мероприятий, готовились к противостоянию, собирались по пути следования колонн, храбро включая веселую громкую еврейскую музыку, пели национальные песни, танцевали.

Евреи танцуют «Фрейлекс» во время шествия мимо общины неонацистских колонн.

Нацистам, марширующим под охраной полиции, такое положение дел весьма не нравилось, но изменить ситуацию они не могли. К тюрьме по-прежнему уверенно двигалась фашистская молодежь, школьники, с разными флагами из всяческих подразделений из регионов, скандируя абсолютно античеловеческие вещи. Тысячи полицейских отделяли нацистские колонны от горожан, а жизнь в этом уютном курортном оазисе замирала на несколько дней — не работали магазины, спортзалы, все было блокировано, въезд в город перекрыт полицейскими, летали вертолеты, проверялись документы, без прописки никого не пропускали. В иные годы там собиралось до полутора тысяч неонацистов. Противники адских маршей любыми путями пытались блокировать шествия «нежданных гостей». Однажды, под видом доставки, машина сопротивления все-таки прорвалась через полицейские кордоны, из нее были выброшены бетонные, очень тяжелые пирамиды, после чего антифашисты приковали себя наручниками на пути следования нацистов, и полиции пришлось все это распиливать автогеном, потратив огромное количество времени и ресурсов, для освобождения пути нацистам. В конце концов, дорогу расчистили, а смельчаки получили административные взыскания, их забрали в полицию для составления протоколов, на кого-то завели уголовные дела. Тем не менее, те, кто мог, все еще оказывали активное сопротивление нацистам, пускай не очень лигитимным способом. Ближе к 2016-м году у жителей города лопнуло терпение, они по-прежнему выходили из домов и до фашистского шествия устраивали антимарши, в процессе которых садились на землю, сковывали себя велосипедами, противоугонками, отказывались покидать дорогу даже под угрозой административных наказаний, руководил их действиями антифашистский комитет. Его члены, несомненно, пробовали действовать и цивилизованно, регулярно подавали в суд, чтобы прекратить нацистскую вакханалию, однако, их ходатайства никак не удовлетворялись, зато нацистам разрешили маршировать в Бад – Нендорфе в течение 30 лет. Помню, в 2012-м году группа антифашистов, дабы задержать начало марша, приковала себя к сидениям в пригородном поезде, полиции пришлось распиливать их наручники, все движение на железнодорожных путях встало. Однако, чудо все-таки случилось, и после многочисленных жалоб мирных жителей на нарушение их покоя, в 2016-м году суд запретил нацистам проводить свои шествия в Бад – Нендорфе. В итоге, на эту изматывающую борьбу у нас ушло десять лет.

— Нацисты двигались колонной к знаменитой тюрьме «Винклер Бад». Что происходило на митингах около нее?

— В конце войны англичане вошли сюда и устроили на этом объекте английскую военную тюрьму «Винклер Бад», где содержали видных военных преступников, нарушителей комендантского часа. После вмешательства католической церкви в 1948-м году, тюрьма закрылась. Некоторые заключенные попали прямо из нее на Нюренбергский процесс, оказались судимы и казнены, кто-то получил огромный срок. «Винклер Бад» стала для молодых нацистов неким символом памяти, их возвращением к темному прошлому.

Неонацисты в Бад Ненндорфе.

Именно там они воспевали своих «антигероев», воевавших за Германию, сс-овцев, уничтожавших в концлагерях евреев. Во время маршей эти, с позволения сказать люди, излагали свое видение истории, как правило, искаженное, крича о том, что прежние заключенные многое сделали для Германии, желая очищения страны от «неугодных элементов» – евреев, цыган, безработных, душевнобольных, то есть – неполноценных, уничтожаемых в ходе войны. Их речи являлись полной пропагандой неонацизма, смириться с этим было очень трудно.

— Что в Бад – Нендорфе происходит с этими митингами сегодня?

— Сегодня мы, наконец, обрели заслуженный покой. В бывшей тюрьме ныне работают кабинеты врачей, антифашисты регулярно расписывают ее фасад цветными картинками, развешивают повсюду фото представителей разных национальностей. Темная башня «Винклер Бада», похожая на Бастилию, представляет собой неоднозначное сооружение, наводящее на грустные размышления. К счастью, неонацисты больше не приезжают в Бад-Нендорф, пообещав вернуться, а мы рады, что добро победило. По причине запрета суда, снова начать досаждать нам они не могут, имея легитимную парламентскую партию. Очень рад, что все это закончилось, происходящее было особенно страшным и тяжелым для пожилых, ведь нацисты двигались с расистскими античеловеческими, антисемитскими плакатами, под бой барабанов, оказывая сильнейшее негативное воздействие на психику, пытаясь вселить страх, заставить город упасть на колени.

Надпись на остановке автобуса: «Смерть нацистам!»

Еще раз повторюсь, наша община проявила себя самым наилучшим образом, иначе невозможно было бы остановить это зло. Местные евреи неоднократно обращались в суд, выпускали листовки, объединившись с членами антифашистского комитета, запустили сайт «Бад – Нендорф – цветной», существующий и сейчас. В ответ на нашу борьбу фашисты не дремали, рассылая письма с угрозами политикам, придерживающимся центристских или левых взглядов, агрессивно нападали на журналистов. Председатель местной еврейской общины Марина Яловая всегда мужественно выступала на общих собраниях, все эти 10 лет рассказывая об истинном лице современного неонацизма, и как оказалось, не напрасно.

— Пролейте свет на свою биографию.

— Меня зовут Виталий Шнайдер, родился в Одессе, в еврейской семье медиков, в 1962-м году мы переехали в Таллин. Отец, офицер запаса, был военным врачом, и когда в 1962-м году начался т.н. «карибский кризис», в Прибалтике разворачивались госпитали, так как все были уверены, что начнется Третья мировая война, поэтому папу призвали туда на 25 лет. Так мы и остались в Эстонии. Закончил там школу, Таллиннский технический университет, много лет трудился инженером по медицинскому оборудованию, возглавлял рабочую бригаду, а в 90-х, с началом развала Советского Союза, учился в Университете социальных наук по специальности «журналистика», оказался в печатных СМИ в качестве репортера, преуспел в этом, через какое-то время был зачислен в штат газеты «Эстония», вел криминальную хронику в газете «День за днем» на русском языке, проводил многочисленные журналистские расследования, работал репортером еженедельной криминальной хроники на ТВ, в 2001-м году переехал в Ганновер (Германия), оставаясь в любимой профессии, по-прежнему пишу стихи.

— Вы много лет являлись репортером криминальной хроники международного телеканала STV, а также местных газет. Что главное в качественном журналистском расследовании?

— В качественном журналистском расследовании главное — факты, конкретная информация и анализ на базе собранного материала. Ещё очень важно не загромождать сюжет ненужными подробностями, например — как данные улики были найдены. Естественно, мои расследования касались неонацизма, я – еврей и с детства ненавидел фашистов разных мастей. В Эстонии имелись неонацисты, с ними мне довелось столкнуться будучи сотрудником газеты «Эстония». После нескольких моих антинацистских публикаций они пообещали меня убить, в редакцию постоянно приходили письма с угрозами в мой адрес. Европейские антифашисты говорят, что нацизм – не мнение, а преступление, так вот, будучи убежденным антифашистом, немало своих журналистских материалов я посвятил разоблачению нацистов, 20-й СС- совской дивизии, участвовавшей в карательных операциях в Белоруссии, в борьбе с партизанами, в уничтожении евреев. Эта дивизия была создана на территории Эстонии в 1942-м году. В Германии я с 2001-го года, стал здесь членом Союза журналистов этой страны (DPV e.V.), трудился в разных изданиях, семь лет являлся главным редактором журнала «Partner-Nord», его получала здесь почти каждая еврейская семья. На его страницах мы помещали много социальной информации, новости о политике, о литературе. Вместе с членами еврейской общины Бад – Нендорфа я с первых дней добровольно вошел в события, связанные с фашистскими маршами, не в силах равнодушно смотреть на происходящее. Снимал их траурные, тревожные демонстрации, как репортер, участвовал в антифашистском сопротивлении, писал об этом в прессе. Ощущения от митинга получал очень неприятные, тяжелые, мрачные, город словно оказывался на осадном военном положении, а плакаты неонацистов отличались жестким содержанием против «завоевателей», пестрели надписями — «Израиль – наша головная боль».

— Как думаете, блокировке митингов больше помогло решение суда или сопротивление антифашистов?

Полицейская-кинолог с немецкой овчаркой во время нацистского «траурного марша в Бад-Ненндорфе.

— Конечно, остановке этих чудовищных акций «коричневой чумы» способствовало, прежде всего, решение суда, это — самое главное. Но прежде, чем суд принял такое решение и заблокировал их разрешение на 30 лет, прошло 10 лет нашей тяжелейшей борьбы. Несомненно, помогли и организация протестов, и наше сопротивление, порой выходящее за рамки дозволенного, когда простые горожане, все наши бизнесмены, политики, люди разных конфессий становились на пути неофашистских подонков с лозунгами – «Не пройдете! / No pasaran!». Если бы не произошло такого мощного общего сопротивления города, они так и маршировали бы у нас каждую первую субботу августа, привлекая к нам кавалькаду брандспойтов с шумовыми эффектами, от которых лопаются перепонки, сирены, вертолеты, полицейских на конях, с собаками, с оружием, спецназ.

— Много ли евреев проживало в небольшом курортном Бад – Нендорфе до войны?

— Приблизительно 6 — 7 семей, практически все они были уничтожены, за исключением доктора Блюменберга, которому посвящен городской «Камень преткновения». Эти камни размещали в мостовых у домов убитых евреев, депортированных в Восточную Европу. Подобные знаки напоминания о тех, кого унес огонь Холокоста, изобрел немец Дитмар Бухгольц. В нашем городе их имелось семь, один из них расположен у дома доктора Эрнста Блюменберга, на Гауптшрассе, 14, ему единственному удалось пережить войну. На его «штольперштайне» указано, что его арестовали в 1937-м, в 1939-м ему удалось каким-то чудом бежать в Харбин, потом в США. В Бад – Нендорфе функционировало еще два еврейских пансиона, владельцы которых занимались приемом гостей курорта, позже несчастные были депортированы в концлагеря, там погибли. Сейчас все камни вырваны, кроме посвященного доктору, потому что бывшие еврейские строения заселены богатыми немцами, адвокатами, врачами, и они убрали оттуда все лишнее, чтобы полностью стереть намеки на бывшую еврейскую собственность.

„Stolperstein“.

В наши дни, вместе с членами своих семей, в Бад – Нендорфе проживает около 70 некоренных евреев, попавших сюда в качестве эмигрантов, они приходят в общину на шабаты и праздники, многие, в силу пожилого возраста, давно ушли от нас. В завершение скажу, что из-за того, что нам удалось побороть варварские шествия, нацисты очень рассердились на нас, от них можно было ожидать всякого, бритоголовые неоднократно бросали в здание еврейской общины бутылки с зажигательной смесью, пытались поджечь ее. Поэтому, никаких опознавательных табличек на синагоге пока не вывешивают, слишком велик риск, и о нашей полной победе над этим злом говорить пока рано. На всех еврейских праздниках, переодетые в штатское полицейские следят за порядком, во избежание инцидентов, а мужчины в кипе по-прежнему могут легко подвергнуться в Германии нападению.

Оригинал статьи опубликован в газете «МК.Израиль»:

https://mkisrael.co.il/social/2022/07/27/kak-badnendorf-izbavilsya-ot-neonacistov.html

 

Фото Виталия Шнайдера.

Автор – Яна Любарская.

 

русская православная церковь заграницей иконы божией матери курская коренная в ганновере

О Яна Любарская

Читайте также

«Самая счастливая женщина США – вчера муж вернулся из армии. Он освобождён по болезни».

Профессор РГГУ, кандидат исторических наук Илья Александрович Альтман. Фото cognitive.rsuh.ru   3 мая 1943 г. …

One comment

  1. Несмотря на всю тяжесть (что естественно), оставшуюся в моем сердце и в моем сознании после прочтения статьи Яны Любарской и респондента — журналиста, поэта и переводчика В.И.Шнайдера, я рада этим новым для меня знаниям. И уверена, что эта объемная и такая реальная статья является еще одним реальным фактом в копилке страданий, перенесенных евреями и другими неравнодушными и честными и прогрессивными людьми . А также в копилке знаний и памяти нашего сегодняшнего и грядущих поколений! С большим уважением к авторам статьи — Лидия Давыдова (Эммануилова), журналист и писатель из Израиля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика